16+

Как идет процесс импортозамещения в Петербурге

10/03/2015

Как идет процесс  импортозамещения в Петербурге

Каждый из девяти вице-губернаторов Смольного получит подшефные предприятия – примерно по 30 штук на каждого. Это крупные объекты городской промышленности, которым чиновники будут адресно помогать справляться с кризисом и делать импортозамещение.


          Как идет борьба с импортом и что ждет петербургскую промышленность?  – «Городу 812» рассказал председатель Комитета по промышленной политике и инновациям Максим МЕЙКСИН.

Каждый десятый – свой, отечественный

– Как вы в целом оцениваете процесс импортозамещения в Петербурге?
– Есть существенный прогресс, особенно после того как губернатор акцентировал внимание на этой задаче. Общий объем городского заказа – примерно 200 миллиардов рублей. На 1 января уже около 10% товаров госзаказа стало закупаться в Петербурге взамен импортных. Впечатляющий результат! Среди импортозамещенных – трубы для «Водоканала» и ТЭКа, энергетическое оборудование для Горэлектротранса  и Метрополитена,  кабельная продукция, лифтовое оборудование, мебель. У нас разработан план по импортозамещению. Он  достаточно большой – 29 пунктов.  В нем есть, например, целый ряд мероприятий по анализу проектной документации  госзакупок. Мы планируем, что с июня все технические задания на все государственные закупки в Петербурге будут проходить обязательную экспертизу на предмет импортозамещения. Все ли там импортозамещено, что можно.  Будем также заключать соглашения с общественными организациями по общественному контролю за закупками. В комитете мы еще в конце прошлого года начали переделывать наши проекты, убирая оттуда дорогое импортное оборудование и заменяя его на отечественное.

– Обещали, что в марте в Петербурге появится Центр импортозамещения. Он откроется в срок?
– С целью экономии средств мы приняли решение о переносе открытия на конец лета. Центр импортозамещения должен расположиться в третьем павильоне «Ленэкспо». Это будет постоянно действующая выставка продукции, которая производится на территории города. Там же будет создана база технологических компетенций – то есть того, что пока не делается, но могло бы делаться в городе. В «Ленэкспо» (в последний раз в этом году)  в начале лета пройдут Международный экономический форум, затем Военно-морской салон. На время мероприятий выставку пришлось бы демонтировать, потом собирать вновь. Мы решили, что это нецелесообразно, и с целью экономии средств отложили открытие. В Центре импортозамещения будет зона для проведения конгрессных мероприятий, отраслевых совещаний. Такой симбиоз между конгрессной и выставочной зонами важен, чтобы люди, которые участвуют в конгрессных мероприятиях, могли видеть все, что производит Петербург. Уже около 70 предприятий подтвердили свое желание участвовать в проекте.

– Они должны платить за это?
– Они должны платить за аренду площадей. Мы договорились, что цены будут достаточно лояльные. Наша задача как власти – сформировать точку развития, чтобы можно было на этой площадке организовывать мероприятия, которые привлекают внимание к продукции Санкт-Петербурга.  Мы ведем переговоры с крупными монополистами, такими, например, как «Газпром», РЖД, – чтобы они выставляли в Центре импортозамещения конкретные заказы с перечнем того, что необходимо изготовить. А наши предприятия могли бы предлагать им свои услуги по изготовлению необходимой продукции.

Инвесторы рвутся в Петербург из-за санкций


– В январе 2015 года падение промышленного производства в Петербурге составило 6,9% по сравнению с январем 2014-го. Пищевая промышленность упала на 8,8%. Выпуск автомобилей и транспорта снизился на 35,9%, оптического и электронного оборудования – на 25,4%, и т.д. Вы считаете эти цифры объективными? Падение – серьезным?
– Невозможно говорить о серьезности падения, рассматривая цифры без аналитики. У нас всегда что-то растет, что-то падает. Думаю, в феврале снижение будет меньше, чем в январе. Например, производство тракторов выросло в 2,9 раза, экскаваторов – в 2 раза, стиральных машин – в 2,3 раза. Внутренний спрос на бытовую технику упал, но за счет того, что рубль обесценился и  себестоимость производства в Петербурге стала очень низкой, увеличился поток стиральных машин на экспорт. По производству труб у нас был провал, когда завершилось строительство газопровода «Северный поток». Потом начался «Южный поток», сейчас – «Сила Сибири». Соответственно, пошел заказ на стальные трубы, и сегодня мы имеем двукратный рост производства  труб. Это отраслевая специфика.

Зато у нас, например, падает производство табака, алкоголя, пива. Но падает не потому что стали хуже работать, а потому что мы производим львиную долю этой продукции в России, а спрос на эти товары упал из-за государственной политики по сокращению потребления табака и алкоголя.
Мы являемся одним из немногих регионов, где производятся автомобили. И сейчас видим существенное падение потребительского спроса на них, что сказалось на объемах производства. Надо понимать, что  если бы у нас не было этих видов промышленности, то мы бы и не «падали».

– Но тогда, наверное, падали бы в чем-нибудь другом?
– Я знаю регионы, где индекс промышленного производства растет, причем существенно – на десятки процентов! Но когда начинаешь анализировать – из-за чего растет, оказывается – из-за оборонки. То есть это никак не связано  с потребительским спросом. Важно учитывать региональную специфику.

– По вашим прогнозам, в 2015 году стоит ли ждать дальнейшего падения промышленного производства в Петербурге? Как долго оно продлится?
– Если не произойдет  серьезных потрясений в политике со стороны западных партнеров,  думаю, большего падения быть не должно. Пик проблем по объему производства мы как раз сейчас проходим. Появляются тенденции к росту по ряду позиций, особенно по  импортозамещаемым: в пищевой промышленности, оборонке. Очень большой  спрос наблюдается со стороны иностранных инвесторов на территории для размещения новых производственных мощностей. Международные корпорации, страдающие из-за санкций и заинтересованные в том, чтобы не потерять наш рынок, хотят размещать свои производства у нас. В первую очередь – производители продуктов питания. Кроме того,  наша страна подешевела для инвесторов в два раза из-за обесценивания рубля. Например, «Валио» – один из финских производителей – в первых рядах пришел в Россию, понимая, что иначе потеряет рынок. Сейчас компания расширяет производство в Ленобласти.  И таких много.

Мы ведем переговоры с крупными автоконцернами, которые хотят открыть в Петербурге  производство. Это будут новые марки и бренды, которые до того не изготавливались в России. Если бы сейчас не было санкций и рубль был на тех же позициях, то мы увидели бы грандиознейший поток инвестиций.

Есть определенные индикаторы, по которым можно судить о здоровье промышленного сектора. По ним (численности персонала, средней зарплате, потреблению электричества и т д.) мы понимаем, что промышленность города сегодня достаточно хорошо себя чувствует. Есть кризисные моменты. Но в целом мы оцениваем ситуацию как стабильную.

– А промышленники жалуются на проблемы. Например – на невозможность взять кредит в банках на развитие производства. Что делать?
– Сегодня данный вопрос обсуждается не только на региональном, но и на федеральном уровне.  Предлагается целый ряд мероприятий, в том числе – авансирование по государственным заказам. Ведутся переговоры с банками, в первую очередь – государственными, ВТБ и Сбербанком, – чтобы они с минимальной рентабельностью для себя осуществляли кредитование предприятий.  Из городского бюджета в этом году выделено в три раза больше средств (200 миллионов по лизингу), чем в прошлом, на программу субсидирования процентной ставки. В июне, я надеюсь, заработает городской  Фонд поддержки промышленности. Он будет давать предприятиям госгарантии под кредиты, чтобы удешевить их стоимость.

– В какой степени предприятиям Петербурга может помочь оборонный заказ?
– Оборонный заказ занимает примерно 12% объемов промышленного производства города. За два года его объем вырос в два раза. Сейчас это более 200 миллиардов рублей. В оборонке заняты более 150 предприятий Петербурга. Наша задача – чтобы оборонзаказ хотя бы не уменьшался. Потому что есть такая тенденция – отдать часть заказа в другие регионы, где ситуация хуже, чем у нас. Несколько недель назад мы выиграли небольшую битву: получили подряд на строительство  двух кораблей на Средне-Невском судостроительном заводе. Несколько регионов боролись за этот заказ. Нам удалось победить, в том числе, за счет политической составляющей – вмешательства нашего губернатора.

Как вице-губернаторы заводы поделят


– Многие предприятия уже приступили к сокращению персонала. Какого количества увольнений вы ожидаете?
– В конце прошлого года, за январь и половину февраля были высвобождены порядка десяти тысяч человек. Из них всего около 250  – уволены по сокращению штата. Остальные ушли по собственному желанию и по договору сторон.  Если сравнивать с аналогичным периодом прошлого года, то уволившихся сегодня  на 1700 человек больше.  При этом у нас много  вакансий в промышленности – около 8 тысяч. В целом, думаю, что в течение года еще около пяти тысяч человек уволятся. С учетом имеющихся вакансий – это очень немного. Есть предприятия, которые, наоборот, увеличивают численность после получения федеральных заказов.

Зарплата на всех предприятиях примерно одинаковая – 45–47 тысяч. Еще осенью она была в среднем 47, сейчас упала до 45 тысяч. Но все равно это выше, чем в среднем по Петербургу.

– По вашим прогнозам, какой процент петербургских  предприятий выживет в кризис, а сколько исчезнет с рынка?
– Прогнозировать невозможно. Мы  живем в ситуации очень высокой волатильности. Законы экономики работают в экономической системе, а мы находимся под политическим и экономическим давлением Запада. Но тенденции такие. В краткосрочной перспективе – сжатие спроса, обусловленное больше психологическими факторами. Пока длятся политические сложности с Украиной, спрос будет отложенным. Затем – лавинообразное восстановление. Причем первыми будут восстанавливаться производства автомобилей, стройматериалов, строительство жилья. Эти отрасли первыми уходят в кризис и первыми из него выбираются. Кто-то уйдет с рынка, кто-то окажется в собственности у банков, если не сможет расплатиться по кредитам. В Петербурге очень диверсифицированная и сильная экономика. Серьезных падений не должно быть.

– Город готов поддерживать предприятия? Как?
– Мы постоянно ведем эту работу. Например, Завод имени Калина, у которого были проблемы, связанные с выплатой зарплаты, получил финансирование. И данный вопрос решен.  Мало того, теперь каждое крупное предприятие будет закреплено за конкретным вице-губернатором по отраслевому принципу. Допустим, производители лекарств или медоборудования  будут закреплены за вице-губернатором Ольгой Казанской. За Игорем Албиным, курирующим ЖКХ, – те, которые производят трубы, энергооборудование, за Маратом Оганесяном – производители стройматериалов, и так далее. Пока повышенное внимание будет к 250 предприятиям – это системообразующие компании, крупные, с большой численностью сотрудников. Список может дополняться. Внимание вице-губернаторов будет способствовать оперативному решению вопросов предприятий. 

– Говорят, что кризис должен способствовать перестройке экономики. Вы верите, что он окажет благоприятное воздействие на петербургскую промышленность?
– Любой кризис – путь к развитию. Это факт. Во-первых, предприятия оптимизируют свои затраты, государство оптимизирует законы. Во-вторых, открываются новые возможности, новые ниши. В-третьих, уже в разы улучшились возможности коммуникации регионов с федеральным центром. Раньше на федеральный уровень довольно сложно было выходить с инициативами, а сейчас нас очень хорошо слышат. Реакция моментальная! Пример. Когда вышло постановление правительства, которое ввело эмбарго на поставку продуктов в Российскую Федерацию, оказалось, что  ряд компонентов для производства высокорецептурного хлеба попал под эмбарго. В России эти компоненты не производятся. Вопрос возник в четверг. В пятницу мы отправили в аппарат правительства соответствующую поправку в документ. Уже во вторник поправку утвердили в Правительстве РФ. Такой уровень взаимодействия на пользу всем.

Конечно, санкции в отношении нашей страны – это плохо. Но с точки зрения будущего развития – когда кризис только начинался, я сказал, что  если бы у нас не было санкций, их стоило бы придумать.               

Елена РОТКЕВИЧ, фото gazeta-margust.ru





3D графика на заказ

установка натяжных потолков в москве








Lentainform