16+

Как лечат петербургскую спортсменку, получившую тяжелую травму на Олимпиаде в Сочи

13/03/2015

Как лечат петербургскую спортсменку, получившую тяжелую травму на Олимпиаде в Сочи

Россия в феврале дважды вспоминала Олимпиаду-2014 в Сочи. Сначала шумно отметили годовщину, как она началась, затем год как завершилась. В Петербурге чиновники тоже достали свои бумаги и вспоминали, что наш город был представлен 19 спортсменами.


         Но статистика эта требует корректировки. Со временем все забыли, что одна из петербурженок так и не вышла на старт в Сочи – из-за тяжелейшей травмы.

23-летняя фристайлистка Мария Комиссарова за пару дней до олимпийского старта в дисциплине ски-кросс, упала во время тренировки в экстрим-парке «Роза Хутор», откуда ее срочно доставили в больницу Красной Поляны и оперировали больше шести часов. Диагноз, страшный уже на слух – компрессионный перелом грудного позвонка со смещением и повреждением проводниковых путей спинного мозга, – еще страшнее оказался на практике: Мария перестала ощущать нижнюю часть тела и потеряла возможность ходить.

После операции в больничную палату к ней приезжал Владимир Путин; министр спорта Виталий Мутко рассказал, что Комиссарова будет лечиться в той же немецкой клинике, где поставили на ноги бобслеистку Ирину Скворцову (в 2009-м она получила серьезную травму позвоночника на тренировочном заезде в Германии, выздоровела и прошлой зимой поучаствовала в олимпийской эстафете накануне Игр).

Но травма травме рознь. Там, где помогли Скворцовой, оказались бессильны в случае с Комиссаровой. Марию действительно переправили в Мюнхен, прооперировали во второй раз и перевели в один из реабилитационных центров. Пробыла Мария там, однако, недолго. Со слов ее окружения, немцы просто начали сушить Марии ноги и развивать верхний плечевой пояс, готовя ее к жизни на коляске. «Это было не лечение, а адаптация к жизни инвалида, что для нас абсолютно неприемлемо», – говорит ее молодой человек Алексей Чаадаев, который тоже занимается ски-кроссом и тоже претендовал на участие в Олимпиаде-2014.

Федерация фристайла России, которая курировала и оплачивала лечение спортсменки, была готова организовать курс реабилитации в специализированном центре «Голубое озеро» в Подмосковье и в восстановительном центре им. Бурназяна в Москве. Поскольку эти учреждения являются учреждениями Федерального медико-биологического агентства России, вся помощь предоставлялась бы ей бесплатно. Попутно Комиссаровой было предложено место в паралимпийской сборной России с соответствующей стипендией, что выглядело отчасти как приговор. Тем более что сама она не считает свой случай безнадежным и приняла решение продолжить восстановление в реабилитационном центре в Испании. «Здесь мне дали 90-процентную гарантию того, что я встану на ноги, другие же врачи ни в России ни в Европе не дают и одного процента», – сообщила Комиссарова по прибытии в испанскую клинику Евгения Блюма (он доктор медицинских наук и заслуженный изобретатель России, занимается восстановлением пациентов после травм позвоночника по собственной программе).

Петербурженка сделала выбор в пользу дорогостоящего восстановления вдали от дома, и оплачивать лечение теперь приходится уже без помощи Федерации. Чтобы собрать деньги на реабилитацию, близкие Марии Комиссаровой организовали сбор средств на сайте спортсменки maria-komissarova.com, где также выложены видеообращения звезд спорта и эстрады в поддержку Марии и расписана годовая программа реабилитации общей стоимостью 27 миллионов рублей. Однако эта сумма, судя по всему, заметно увеличится в связи с падением курса рубля. На конец прошлой недели было собрано порядка 25 миллионов рублей.

Досье

Мария Комиссарова, мастер спорта международного класса. Родилась 5 сентября 1990 года в Ленинграде. С детства в течение 15 лет занималась горнолыжным спортом. По окончании сезона-2010/11 тренеры предложили спортсменке попробовать свои силы во фристайле в дисциплине ски-кросс, и она практически сразу попала в состав сборной России. Дебютировав на этапах Кубка мира в ски-кроссе, Комиссарова поначалу занимала места в конце топ-30, но в марте 2012 года стала серебряным призером на этапе Кубка мира в швейцарском Гриндельвальде. Бронзовый призер финала Кубка России (2012). На Игры-2014 ехала как один из лидеров сборной России. Без нее соревнования в ски-кроссе в Сочи выиграла Мариэль Томпсон из Канады; лучшая из выступавших россиянок Юлия Ливинская показала 11-й результат.

Недавно вернулся из Марбельи, где навещал дочь, ее отец, Леонид Комиссаров.

– Вы бываете в Испании наездами, а кто регулярно находится рядом с Машей?
– Ее молодой человек Алексей Чаадаев. Он сам профессиональный горнолыжник, причем потомственный – его отец с Макеевым, с Жировым входил в состав знаменитой золотой сборной СССР 80-х. Теперь он тренер, у него занималась в свое время и Маша. После случившегося с ней Леша был вынужден оставить спорт, потому что рядом с Марией все время кто-то должен находиться, чтобы решать бытовые вопросы, хотя в последнее время она уже и сама что-то делает.

– Как организовано лечение? Мария постоянно находится в клинике?
– Нет, они снимают квартиру в десяти минутах езды от клиники, друзья помогли им с машиной, они каждый день ездят туда – к половине одиннадцатого, в районе часа обед, и затем продолжают занятия до шести вечера. Персонал в клинике, кстати, есть и русскоговорящий – украинцы, правда, в основном. Как говорит сама Маша, жизнь и раньше у нее состояла из тренировок, теперь тоже приходится трудиться, только награда совсем иная – возможность снова начать ходить.

– И какой прогресс в плане здоровья?
– Чувствительности ног пока нет, но появился мышечный, как говорят врачи, тонус. Мышцы ног развиваются. Еще недавно они были совсем тонкие. Маша может самостоятельно стоять на коленях, с поддержкой – на прямых ногах. Это заметный прогресс, ведь сразу после операции она не могла сидеть, сразу валилась на сторону. Так что прогресс есть, может быть, не такой очевидный, как мы ожидали (речь шла о том, что она за год пойдет, так говорил доктор), но он, безусловно, есть.

– Лечение затягивается. Готова  к этому Мария?
– Настрой у нее есть, и это главное. Сегодня это, поверьте, уже не тот разбитый, в том числе и морально, человек, что был после операции. Она занимается с большим удовольствием, это можно увидеть на ее страничке в Интернете. Мы идем, как в спорте, от одной победы, пусть маленькой, к другой.

– Неужели никто, кроме этого доктора Блюма, не был готов помочь Марии?
– Готовы помочь были многие, но ни в России, ни в Германии и процента никто не давал на выздоровление. А в Испании с 90-процентной гарантией обещали помочь. Естественно, Мария захотела лечиться там.

– Сразу после случившегося вы говорили: никаких денег не надо, а затем все-таки инициировали сбор средств…
–  Федерация фристайла России оплатила первую операцию в Красной Поляне, потом еще одну в Германии, плюс реабилитация и перелет, так что сумма была довольно большая. В плане дальнейшего восстановления рассматривались различные варианты, даже к Дикулю собирались. Когда последовало предложение из Испании, ребята слетали туда из Германии в выходные, им все понравилось, и они остановились на этом варианте. Когда же всплыла довольна внушительная сумма, необходимая на лечение, Федерация действительно дала понять, что она свои функции выполнила и рассчитывать на нее в дальнейшем не стоит. Хотя первый месяц-два Федерация все-таки помогла с деньгами, а дальше стали собирать, кто как может.

– И о какой сумме идет речь?
– Сначала речь шла о 27 миллионах рублей, необходимых для лечения в течение года. Сейчас не хватает порядка двух миллионов до начально заявленной суммы, но теперь ее приходится корректировать – оплата идет в евро, и из-за падения рубля сейчас нам требуется значительно больше. Ко всему прочему год пребывания в Испании заканчивается и в апреле надо будет заключать новый контракт. Надеемся – может, нам пойдут навстречу и сделают сумму поменьше.

– Вас не смущают негативные отзывы о клинике доктора Блюма?
– Негатив и позитив – они всегда рядом. Я своими глазами там, в Испании, видел мальчика, который в первый мой приезд без движения лежал в кровати, а через пять месяцев, пусть за ручку с мамой, пусть неуверенно, но ходил в клинике по коридору. Мне – и прежде всего Маше – его пример добавляет надежды. А у Блюма есть, между прочим, клиника и в Москве – так что тогда она у нас делает, если врач плохой, как кто-то утверждает?

– Почему же Мария в Испании лечится, а не в Москве?
– Такой вариант рассматривался. Стоимость лечения одинаковая, питание, аренда квартиры в Москве дешевле не будет, а климат в Марбелье лечебный, море рядом. Все было вполне сопоставимо, пока евро не прыгнул так резко

– Успешно удается собирать средства в России?
– Помощь идет, жаловаться я не могу, хотя и будто на качелях. Тут, признаюсь, многое от СМИ зависит. Прошел репортаж по телевидению, статья в газете, Интернет отреагировал – и сразу пошли поступления. Дня через три-четыре – опять затишье. Со временем все забывается, это понятно. И так до новых публикаций, тогда опять всплеск наступает. Вот пранки, известные своими розыгрышами в Интернете, тоже здорово помогли, их флешмоб «МашаХоди» имел заметный резонанс.

– Сто тысяч рублей в месяц, которые в течение десяти лет обещаны Марии от Фонда поддержки олимпийцев, здесь не помогут?
– Эти деньги как раз съедает аренда квартиры. Марбелья – район курортный, здесь довольно высокие цены. Сняли квартиру на год – и это еще более-менее приемлемо, при помесячной оплате и это не потянули бы.

– Зато в Петербурге Марии бесплатно выделили квартиру.
– Да, по личной инициативе губернатора. Квартира на первом этаже в доме на Дальневосточном проспекте, оборудована специальным подъемником. Я как раз занимаюсь сейчас ее благоустройством. Мы, конечно, надеемся, что Маша встанет на ноги, но на всякий случай продумываем быт так, чтобы можно было здесь жить и сидя в коляске.

– Министр спорта и президент РФ, которые в Сочи посещали Марию в больнице, больше о себе не напоминали?
– Конечно, было б здорово, если бы они дали команду какому-нибудь олигарху, чтобы помог нам. Вон тренеру сборной России по футболу деньги на зарплату быстро нашли. Но я думаю, не без участия президента нам и квартиру выделили, он, наверное, свое слово тоже сказал, за что в любом случае всем спасибо.              

Сергей ЛОПАТЕНОК

Автор переведет гонорар за эту публикацию на сайт maria-komissarova.com











Lentainform