16+

Почему креативный класс так любит Капкова

16/03/2015

Почему креативный класс так любит Капкова

В Москве отставлен единственный кроме Сергея Собянина чиновник, известный за пределами самой Москвы, – глава департамента культуры Сергей Капков. Он кумир если не всего, то большинства столичного креативного класса, и многие известные люди, далекие от симпатии к власти, пишут ему панегирики в своих фэйсбуках (уважающие себя москвичи не пользуются «контактом»).


         «Город 812» попытался понять, в чем феномен Капкова. А также – стоило ли было позвать его в Петербург.

Сергей Капков сделал карьеру как человек Романа Абрамовича. Он руководил его избирательной кампанией в губернаторы Чукотки, после чего работал в чукотской администрации, курируя культуру и СМИ. В 2003 и 2007 годах по спискам «Единой России» избрался в Думу и до сих пор является членом высшего совета этой партии. В 2011 году Роман Абрамович обратил свое внимание на Парк Горького, где собирался открыть центр современной культуры «Гараж» своей подруги Дарьи Жуковой. Капков сложил с себя депутатские полномочия и возглавил парк, в реконструкцию которого город и частный бизнес планировали вложить 2 миллиарда долларов. В сентябре того же года стал главой московского департамента культуры. Был одним из главных медийных персонажей в избирательной кампании Сергея Собянина в 2013 году, привлекая к нему голоса среднего класса.

Сухой перечень достижений Сергея Капкова на посту начальника московской культуры достаточно скуп и не раскрывает феномен его популярности. В бытность свою руководителем Парка Горького он провел там следующие перемены: отменил платный вход, благоустроил территорию, завел в пруду рыбок, а на деревьях – белок, провел бесплатный Wi-Fi, старый общепит заменил на новый, создал спортивные площадки, велодорожки и организовал публичные занятия йогой. Зимой там открывался самый большой в Европе каток.

В бытность главой департамента культуры – по возможности распространял опыт Парка Горького на другие столичные парки, поменял кучу руководителей театров и библиотек, создал совет по развитию общественных пространств и сами такие пространств в центре Москвы. Внедрял велосипеды. Устраивал ночь музеев (которая, впрочем, устраивалась и до него, но в более скромном виде), ночь парков и библиотек. Организовывал многочисленные уличные мероприятия. Ну и, конечно, много чего ремонтировал, благо Москва – город богатый.

Из этого списка в Петербурге есть почти все: и Wi-Fi, хотя он не всегда работает, и Летний сад так перекопали, что никакому Капкову не снилось, и белки на Елагином острове по деревьям скачут, и велопрокат организовали, и улицы пешеходные есть, и праздники на них, и ночь музеев, и каждый уважающий себя режиссер вторую сцену либо уже построил, либо скоро построит, а от катка мы и вовсе отказались. Ну только что не увольняют у нас этих режиссеров.

А местная интеллигенция молчит и своими культурными руководителями не восхищается. Иногда даже злорадно в спину плюет. Значит, что-то не так.

Начать можно с первого выявленного отличия: неуволенных режиссеров. «Мне очень нравится то, что делал Капков, – говорит театральный критик Жанна Зарецкая. – Он привлек к работе в театрах много новых команд, людей с новыми идеями. Например, уволил весь менеджерский корпус из Театра Станиславского, в котором вы, наверное, не были никогда, а я – лет 20 назад. И заключил контракт с режиссером Борисом Юханановым, который превратил Театр Станиславского в современный Электротеатр. Кто бы мог подумать, что Юхананов окажется таким потрясающим менеджером, а вот Капков эти его качества как-то разглядел. Он умеет подбирать людей. На самом деле эти люди находятся на поверхности, их не надо искать, но одни видят в них прогрессивную силу, другие – выпендрежников».

 Капков почистил не только театры – он, например, поменял 47% руководящего состава московских парков. И со всем остальным своим хозяйством обходился не менее сурово. Отдельным его достижением поклонники видят сокращение финансирования театров Евгения Петросяна и Надежды Бабкиной.

Однако круг поклонников экс-куратора московской культуры гораздо шире круга московских театралов. Если внимательно почитать написанные ему во след панегирики, то нетрудно понять, за что любили Капкова: за дух и энергию. Конечно, везде упоминается Парк Горького, который, как не устают повторять апологеты чиновника, входит теперь в десятку самых посещаемых мест мира по данным чекинов в социальных сетях. Но одним парком такую славу не купишь. Если формальный список материальных достижений Капкова может быть сопоставлен с таковым в Петербурге, то в смысле энергетики сравнивать нам не с кем и не с чем. В нем московский креативный класс увидел человека, говорившего с ним на одном языке. И не просто говорившего, но и развивавшего бурную деятельность.

Не все, конечно, разделяли эти восторги. «Достоинства Капкова в том, что он умеет вести социальные сети и вовремя был в приятелях с Ксюшей Собчак, – поделился своим мнением один из переехавших в столицу на ПМЖ петербуржцев. – Велопарковки, которые он устроил, ржавеют под снегом. Да, отремонтировали Парк Горького, но туда теперь съезжается не только вся Москва, но и все Подмосковье. А парковок нет, так что по Садовому кольцу мимо парка из четырех или пяти рядов можно проехать в лучшем случае по двум. Остальные заставлены машинами». Впрочем, это перечисление тех же достижений  Капкова, которые называют его поклонники, только воспринятые с другой стороны.

Может ли в Петербурге быть свой Капков или московский Капков – в Петербурге?

«Мы с коллегами часто говорили: нам бы Капкова, – говорит Жанна Зарецкая. – В Москве, конечно, проще делать то, что делал он. Там можно все. Там «Идеальный муж» Богомолова идет в двух шагах от Кремля в главном драматической театра страны, МХТ им. А.П. Чехова, и никто его не запрещает. На реорганизацию Электротеатра некий коммерсант дал миллиард рублей. Можно ли найти такие деньги в Петербурге?» Но при этом, считает она, в главном – людях – проблемы здесь нет. «И Дмитрий Волкострелов, и Семен Александровский – это наши люди, ученики Додина, их Капков в Москву позвал, и они поехали. Так же, как и Милена Авимская, создательница Лаборатории молодой режиссуры ON.Театр».

Так что главное – воля.

Резюмируя всю эту историю, нужно сделать вывод: не в деньгах и не в их количестве слава  культурного начальника. Можно потратить 3 миллиарда на реконструкцию Летнего сада – а все будут плеваться и рты кривить. А можно засеять газонной травой Новую Голландию – и туда будут выстраиваться очереди. Почему так – все понимают, а словами объяснить сложно. Так же, судя по всему, и с Капковым.

Ирина Прохорова, главный редактор журнала «Новое литературное обозрение»:

– Сергей Капков сделал очень много для Москвы. Это была попытка создать современное городское пространство, ориентированное на горожан, дружелюбное и приветливое. Прежде с такой точки зрения к формированию городской среды у нас никогда не подходили.

Это благоустройство общественных пространств, набережных, парков, чего в Москве никогда не было. Создавались центры современного искусства, была проведена театральная и библиотечная реформы. Многие московские театры пустовали – он вдохнул в них жизнь, привел новых людей, которые стали ставить интересные постановки, там появилась публика. Конечно, это вызывало протесты тех, кто не хотел изменений. В библиотеках появились новые мультимедийные комплексы, они превратились в интеллектуальные центры, места встреч с интересными людьми. Капков поддерживал множество частных инициатив.

Конечно, речь не идет о всех библиотеках, всех парках, всех музеях. Нельзя требовать, чтобы человек за несколько лет полностью все поменял. Однако он создал стратегию, которая начала реализовываться. И я надеюсь, будет реализовываться дальше. Процесс облагораживания городских пространств – это долгий процесс.

Очень важно, что Сергей Капков уважал профессионалов, умел привлекать их в свою команду. В городе проводилось множество урбанистических форумов, где обсуждалось, как превратить Москву в современный мегаполис. Все это широко освещалось в прессе, были обсуждения по телевизору, поэтому значительное число жителей Москвы было вовлечено в эти процессы.

Что сделал Сергей Капков
(из его интервью «Ведомостям» после отставки)

– За три года учреждения, которыми я занимаюсь, с 3 млрд руб. в год увеличили доход до 11 млрд руб. Моя задача – научить людей, которые работают в театрах и других учреждениях культуры, зарабатывать. Наибольший рост прибыли, конечно, произошел за счет парков: они зарабатывали около 70 млн руб., а сейчас – 1,6 млрд руб. в год. При этом львиную долю их прибыли (33%) составляют не аренда, питание или реклама, а именно услуги в сфере культуры – вход на катки, выставки и экспозиции, досуговые центры и др. Если про тот же Парк Горького – вход был платный, и зарабатывали они несколько миллионов рублей. Сейчас вход бесплатный, зарабатывают они немногим меньше 1 млрд. На чем? На трафике, на людях, на всем, на чем хочешь и что придумаешь.

– Мы поменяли 47% руководящего состава (парков) на молодых нормальных ребят, которые понимают экономику парка, сократили долю бюджетных средств, продолжительность тендера на закупки – с 40 до 5 дней. Когда я начинал работать в мэрии, у нас было 14 парков, сейчас – 100. Чтобы вы понимали, сегодня запрос на парки в Москве превышает даже запрос на парковки.

– Мы сделали единый библиотечный центр, который централизованно осуществляет закупку книг и рассылает их по всем библиотекам. В 2014 г. было закуплено около 260 000 новых книг на сумму порядка 70 млн руб. Раньше примерно столько же книг и закупалось. Но закупали их сами библиотеки. Причем женщины-библиотекари закупали книжки на свой вкус: Устинову, журнал «Лиза»... А у нас есть параметры, как выбирать такие книги: в основном это те, которые получили премии – и российские, и иностранные – и которые признаны ведущими профессионалами.

– В чем наше расхождение с министром культуры Владимиром Мединским? Он обещает выделять деньги на спектакли, если заранее известно, о чем они. У нас другой подход: мы даем финансирование, а дальше – наше доверие художнику.

– В конечном итоге все упирается в людей. Взять Театр Маяковского: там были полные залы, а в кассах денег не было, потому что бывшее руководство все делало по контрамаркам и торговало контрамарками, а деньги клало себе в карман. Мы эту лавочку разогнали.

– Парк около китайского посольства хотели сделать, приезжаю с красивыми эскизами – а жители просто не верят, костьми ложатся, говорят: начнете парк, потом подземный паркинг построите или еще что-то. А я уже и китайцев уговорил. Но не получилось.

– В числе моих больших успехов – я закрыл департамент семейной и молодежной политики. Там же по политическим целям расходилось несколько миллиардов рублей. Их сократили.

Когда не было Парка Горького в нынешнем виде, он мало кого привлекал, а когда мы его облагородили, появилось огромное количество людей, которые захотели там сделать что-то свое. Например, Никита Михалков предложил построить дворец фестивалей. Я был против: есть же другие, более подходящие территории. Но он настаивал, что ему нужно именно там, и уже дошел со своей идеей до  Шувалова. Я год потерял на эту борьбу. Просто он хотел именно в Парке Горького, чтобы по воде приплывать, но человек, который занимается парком, должен понимать его концепцию и сохранять ее. Иначе будет, как на ВДНХ: там и «Роскосмос», и «Росвооружение» выставляет «Тополя» и «Буки». ВДНХ – это и будет мини-Россия, где все вместе – и детство, и религия, и вооружение.             

Антон МУХИН











Lentainform