16+

Как МГУ и СПбГУ удалось подняться в репутационном международном рейтинге

17/03/2015

Как МГУ и СПбГУ удалось подняться в репутационном международном рейтинге

На прошлой неделе британский журнал Times Higher Education (THE) опубликовал репутационный рейтинг, в котором оказались два российских университета, причем МГУ поднялся с 51–60 на 25 место, а СПбГУ вообще впервые попал в топ-100 (позиция 71–80).


         Это самая высокая оценка, полученная российскими вузами за историю существования рейтинга, т. е. с 2011 года. Мы спросили у экспертов, за счет чего двум нашим университетам удалось так улучшить показатели. 

Михаил Соколов, профессор факультета политических наук и социологии Европейского университета:

– Делать какие-то выводы на основании однократного изменения позиции в рейтинге, особенно репутационном, нельзя. Процедура его составления подразумевает большой элемент случайности, поэтому университеты легко перескакивают с места на место. Более-менее стабильна первая двадцатка университетов, оттуда вузы редко выпадают, хотя иногда меняются местами. Но после 50 места и ниже возможны скачки даже на 200 позиций.

Если рейтинг репутационный, изменения могут говорить об изменениях в составе опрашиваемых, процедуре составления выборки. А процедура такова: много-много писем рассылаются большому количеству ученых, чьи публикации появлялись в ведущих научных журналах, и они отвечают на ряд вопросов. И тут возможны сильные всплески – например, когда группа ученых, которая долго молчала, вдруг ответила. В данном случае, скорее всего, это и произошло с МГУ и СПбГУ, так как «Таймс» впервые предложил заполнить анкеты на русском языке. Вероятно, вследствие этого в составлении рейтинга поучаствовало больше людей из России, которые прежде затруднялись отвечать на иностранном языке. И, возможно, вследствие общего изменения политических настроений ответы ученых из России вообще были чуть более патриотичны, чем раньше.

Содержательно нынешний рейтинг показывает: есть вероятность, что в прошлом российские вузы недооценивались по каким-то параметрам, но это не гарантирует того, что в следующем году все не вернется туда, где было. Мы можем утверждать лишь, что МГУ принадлежит первой сотне, а СПбГУ где-то на ее грани, может в нее войти, но не более.

Изменение рейтинговых позиций не может быть связано с радикальными изменениями в деятельности менеджмента университетов, потому что такие изменения начинают ощущаться только много лет спустя. Академические репутации – очень инертная вещь: их  нельзя ни быстро создать, ни потерять. Нужно, чтобы коллеги десятилетиями привыкали к мысли: такой-то университет – хороший или ведущий в их области.

Здесь нет ничего, на что могла бы быстро повлиять администрация МГУ или СПбГУ. Только качественные изменения могут поднять вуз в первую двадцатку и задержать его там. Можно нанять новых ученых, которые будут проводить заметные исследования и писать статьи, можно построить лабораторию и ставить в ней эксперименты – но это даст плоды не раньше чем через 10 лет. Понятно, что действующим управленцам – и из вузов, и из министерства – очень хотелось бы приписать успехи своим текущим усилиям, но, скорее всего, они тут ни при чем. Разве что кто-то из них может похвастаться тем, что они надавили на «Таймс» и убедили включить русский язык в список охваченных опросом языков.

Такие рейтинги для вузов очень важны. Первое, что они приносят, – приток иностранных студентов и аспирантов. Российские студенты не выбирают свой университет, глядя на международный рейтинг, а вот китайские, например, его именно так и выбирают. И вообще, для международных институций, у которых нет инсайдерской информации о России, – например, для университетов, которые хотели бы развивать совместные программы с российскими вузами, – такие рейтинги имеют значение. Плюс это хорошо для действующего руководства вузов, так как может помочь им получить дополнительные средства на будущее развитие и снимет возможные вопросы по поводу текущих проектов. Для попавших в рейтинг университетов это большая удача, а насколько это их заслуга, покажут следующие годы.

Александр Ходачек, президент НИУ ВШЭ в Санкт-Петербурге:

– Рейтинг – это живой организм, подвижный, и критериев оценки там много. По каким-то из них вуз может сегодня улучшить показатели, а через год вернуться к прежним показателям, и это отразится на его месте в рейтинге. Поэтому я бы не стал говорить, что скачки в одном из рейтингов свидетельствуют о серьезных переменах в каком-то вузе и его месте в мировом образовании.

Кроме того, рейтинги есть разные, и если взять общий рейтинг, МГУ оказывается только в конце второй сотни. Во многих мировых университетах работают сильные группы ученых, международные лаборатории, которые возглавляют известные люди, а у нас в большинстве вузов этого нет. Отсюда и низкие оценки. Большинство наших вузов вообще не попадают в рейтинг – значит, у них показатели, по которым этот рейтинг составляется, еще ниже.

В остальном же оценка вуза зависит от того, кто оценивает и для чего. Профессиональное сообщество судит обычно по выпускникам: насколько они успешны в рамках продвижения по карьерной лестнице, насколько владеют иностранным языком, IT-технологиями и так далее, а не по рейтингам. Но на рейтинги тоже стоит обращать внимание, так как за ними следят иностранные абитуриенты.


Как МГУ и СПбГУ удалось подняться в репутационном международном рейтинге

Справка

Репутационный рейтинг – это рейтинг самых престижных в мире вузов, который составляется по результатам опроса ученых по всему миру. В этом году в опросе THE участвовали 10,5 тыс. профессоров из 142 стран, работающих в своей сфере не менее 15 лет. 

Составители рейтинга несколько изменили процедуру опроса, чем отчасти и объясняется полученный результат. Во-первых, журнал THE отказался от услуг сторонней компании и провел исследование сам. Во-вторых, возросла доля ответивших на вопросы российских ученых.

Год назад опрос проводился на 9 языках (арабском, японском, упрощенном китайском, испанском, французском, немецком, португальском – европейском и бразильском вариантах, и английском). В этом году было добавлено 6 языков – южноамериканский испанский, итальянский, традиционный китайский, корейский, турецкий и русский.

Стоит отметить, что в главном рейтинге того же THE (по качеству образования, активности научной деятельности, международному влиянию) другой расклад: из российских университетов там присутствуют только МГУ и НГУ (Новосибирск) (196 и 301–350 позиции соответственно), а на первом месте – Калифорнийский технологический институт.                

Анастасия ДМИТРИЕВА, фото begin-edu.com





3D графика на заказ

установка натяжных потолков в москве








Lentainform