16+

Лия Ахеджакова рассказала, что ее подставили провокаторы

18/03/2015

Лия Ахеджакова рассказала, что ее подставили провокаторы

Я не владею интернетом, но у меня есть модератор сайта, и она за меня этим сайтом занимается. И она меня сегодня напугала, что по интернету – и дальше мне уже показали просто на планшете – что моя персона вдруг заинтересовала, видимо, каких-то провокаторов, или кто они.


            Какие-то странные вещи – то я встречаюсь с Басилашвили и мы вместе смотрим (а он живет в Питере, как известно) фильм «Крым». А я не видела этот «Крым»... То я встречаюсь с Пореченковым и как-то его начинаю наказывать. Как бы я веду твиттер. Я не знаю, что такое твиттер. Но когда мне позвонила девчонка и сказала: вот вы в твиттере пишете... Я говорю: детонька, объясни мне сначала, что такое твиттер.
 
Мне самой интересно, кто решил за меня вести твиттер. Поскольку уже была «разводка» по проекту какого-то ученика питерской академии ФСБ. Она касалась меня, Парфенова, Оли Романовой... К нам присылали ребят, которые должны были нас снять – что-то мы про Навального должны были сказать, а они должны были нас зачислить как людей, которые говорят, что он должен сидеть в тюрьме. Мы должны были поддержать сайт, который требовал его посадить немедленно. Это уже было. Потом мне звонили какие-то люди, и дальше продолжались отношения – меня обвиняли, что я взяла за это 10 тысяч долларов. Какой-то ужас.
 
Я думаю, это большая цепь, которая исходит может быть... В Питере есть такое Ольгино, где работают такие провокаторы интернета и средств массовой информации.
 
Я попросила свою помощницу на сайте выставить такое обращение к пользователям, к интернет-сообществу. Что я не знаю Пореченкова, не знакома с ним. С Басилашвили не могла встречаться, поскольку он живет совершенно в другом городе. Мы виделись иногда – раз в 4-5 лет, хотя и очень симпатизируем друг другу. А фильм «Крым» я не видела, потому что в это время работала. И не собираюсь смотреть, между прочим.
 
Я считаю, что... несмотря на то, что в интернете есть своя помойка – но она везде есть, вот такой ужас – все равно это великое достояние человечества. И жалко, что я мимо.
 
Я совершенно поражена, что берутся мои какие-то интервью – и старые, и новые – из них что-то вынимается, добавляется отсебятина, абсолютно мне не свойственная, без учета того, что я не владею интернетом и не видела никаких фильмов про Крым, вообще не видела. И вот берется мое интервью какое-то, а туда подбрасывается какая-то ложь. И все это выставляется в одном пакете. Это ужасно. Значит, есть какие-то специальные люди, вряд ли это самодеятельность. Значит, есть какие-то люди, которые имеют некое задание. И я знаю, что это за задание – опускать неприятных им людей или людей, которые не единомышленники. Опустить их, замарать.
 
Потом мне пишут... это на моем сайте появляется... из города Тюмени, куда я должна поехать со спектаклем. Что мол «и не думайте, люди не придут, потому что вы мол такая дрянь. Мы думали, что вы хорошая актриса, а вы сволочь, и тюменцы будут протестовать против ваших спектаклей». А потом какая-то женщина пишет, что просто она возмущена до глубины души – я, оказывается, подлец, а она очень порядочный человек.                
 
Лия АХЕДЖАКОВА, "Эхо Москвы" Фото: mosmonitor.ru

 








Lentainform