16+

Петербургские врачи объясняют, почему они такие грубые

18/03/2015

Петербургские врачи объясняют, почему они такие грубые

Не так давно в Петербурге разразился скандал: в Сети появилось видео, как врачи скорой тащат пациента по бетонному полу и забрасывают его в карету неотложки. Участников этого «кино» вскоре уволили с работы, возмущенные комментарии петербуржцев до сих пор будоражат Интернет.


          Увы — такие случаи бывали в городе и раньше, только их не фиксировала видеокамера. «МК» в Питере» выяснил у медработников обратную сторону этого конфликта.

«Розочки» в неотложке

С медиков, так бесчеловечно отнесшихся к больному, никто ответственности не снимает. Но есть и другая сторона медали. Санитары сейчас в бригадах неотложки не предусмотрены. А доктора, особенно женщины, не в силах сами донести пациента до машины. Да и забывают возмущенные граждане о важном нюансе того ЧП — пострадавший от рук врачей мужчина был прилично пьян.

— А что вы от них хотите?! — стал защищать героев ролика мой знакомый санитар Виктор (он много лет проработал на скорой, а после сокращения по блату устроился в морг одной из областных больниц). — У меня большой стаж, по личному опыту скажу: в восьмидесятые годы такого количества нетрезвых пациентов не было. А сейчас — через одного — то пьяный скандал, то уличный бомж. Мы зовем таких «розочками», потому что запах от них невыносимый. Если честно, после того, как всю ночь пообщаешься с «душистыми» пациентами, хочется не только тащить их по полу, а иногда даже убить! И люди имеют с ними дело год, два, три. Конечно, я над больными не издевался, но бывает, у кого-то нервы не выдерживают.

По словам Виктора, каждый из измотанных тяжелой работой медиков переживает стресс по-своему. Была у них на станции доктор Мария Валентиновна, шестидесяти с лишним лет, проработавшая на скорой всю жизнь. Она до такой степени возненавидела «розочек», что стала фотографировать их на мобильник, а потом в кабинете (женщина дружила с компьютером) глумилась над снимками в «Фотошопе». После того, как коллекцию случайно обнаружили коллеги, с большим сожалением доктор ее уничтожила.

Виктор рассказал еще одну веселую и одновременно грустную историю — как пострадала от алкоголиков молодая фельдшер. Году эдак в 2010-м, когда он еще благополучно таскал больных на носилках, в бригаду после медицинского училища пришла девушка Катя. Работала она недолго, вскоре вышла замуж и забеременела. О том, что коллега в положении, окружающие узнали своеобразным способом. Поехали на ночной вызов, все вроде бы шло нормально, но в один момент фельдшер наклонилась к больному и ее... стошнило. Так действовали на будущую маму пары алкоголя.

С тех пор, что ни ночь, то происшествие. Катя на раз «уделывала» машину, пол, коллег. Через месяц она взмолилась: больше работать не могу! Да и бригада просила не мучить девушку. Что написали в ее больничном, Виктор не знает. Но до самых родов Катя не появлялась на станции скорой помощи. Удивительно, что через полтора года отвращение от чужого запаха у медика как рукой сняло. Молодая мама, вновь приступившая к своим обязанностям, даже не вздрагивала, учуяв перегар.

А если серьезно, после того, как приказом Минздрава сократили ставки санитаров, носить больных до кареты скорой помощи стало просто некому. По словам Виктора, водители машин теперь часто конфликтуют с докторами из-за свалившихся на них «дополнительных обязанностей», хотя раньше коллектив всегда был дружным и спаянным. Ведь зарабатывают шоферы и так немного (если без премий и совмещений, то 15–17 тысяч), теперь же их часто просят помочь спустить на носилках больного, а доплачивать за это никто не хочет. Иногда, конечно, медикам помогают соседи, но надеяться на них тоже глупо. Вот и выходят из себя прибывшие на вызов члены бригады.

Больных спасают от врачей, а врачей — от больных

Фельдшер скорой помощи Ирина считает, что не пациентам, а самим медикам нужна защита.
— Вы даже не представляете, с кем приходится сталкиваться, — возмущается она. — Нас вызывают не только действительно больные люди. Среди тех, кому приходится оказывать помощь, есть алкоголики, наркоманы и психически неадекватные граждане.

Ирина навсегда запомнила случай, произошедший с ней в 2009 году. Тогда ее бригада поехала в частный дом в Озерках: пациенту стало плохо с сердцем. Юноша лет 17 сидел на полу, прислонившись спиной к стене, был очень бледен, пульс едва прощупывался.

По обстановке в комнате и его расширенным зрачкам врач поняла, что пациент может быть под действием наркотиков. В те минуты, когда женщина решала, что делать, к ней незаметно подкрались друзья парня и, схватив под руки, потащили ее в сенцы, где попытались окунуть головой в бочку с водой. Неизвестно, чем бы это закончилось, но Ирина успела закричать. Прибежали водитель и санитары, доктора вызволили и вызвали полицию. Потом, придя в себя, нападавшие сообщили: им показалось, что Ирина собирается задушить друга.

— А однажды меня начал поливать мочой бездомный, — вспоминает Ирина. — Мы забрали его с улицы, где мужчине стало плохо. Больной вцепился в пакет, который был при нем. В приемном покое больницы он начал доставать оттуда какие-то грязные объедки и бросать во всех окружающих. Потом появилась пластиковая бутылка с мочой, тоже полетевшая в нас.

По словам Ирины, когда сократили санитаров, защищать докторов (а работают на скорых все же по большей части женщины) стало некому. Водитель один, и чаще всего пожилой. Молодые на такую зарплату идти не хотят. Вот и получается, что медикам впору выдавать газовые баллончики.

…Бездомных и алкоголиков без документов, по словам Ирины, в Питере чаще всего везут в две городских больницы: Александровскую и Мариинскую. Там даже есть пункты приема ненужной одежды от населения. Ведь, когда «розочек» откачивают и ставят на ноги, их грязное тряпье выбрасывают. Но сокращение наложило свой отпечаток на работу и здесь. Все чаще вместо санитаров, которые мыли душистых пациентов и стригли им ногти, в приемных покоях со швабрами и тряпками появляются гости с солнечного юга. В их обязанности входит лишь уборка. А возиться с бездомными приходится среднему медперсоналу.

Больные — все пьянее

Неутешительная статистика 2013 года: каждый шестой вызов скорой в Ленинградской области приходится на пьяного пациента. С одной стороны, это можно объяснить тем, что более обеспеченная часть населения пользуется услугами платных врачей (в том числе и коммерческих неотложек), с другой — тем, что давно перестали работать вытрезвители.

В последние пять лет у работников скорой наступила черная полоса. Не увольняется оттуда лишь ленивый. Есть одно интересное явление: так как сократили штатные должности санитаров, студенты первых курсов медицинских вузов, чтобы набраться опыта, работают в клиниках и выезжают с бригадами врачей на вызовы бесплатно. Правда, случаи эти пока единичны.

Красиво поздравил любимую

В семидесятые годы студент медицинского училища решил нестандартно поздравить девушку с 8 Марта. Это была блондинка, работавшая с ним в одной бригаде. И вот — везут они в больницу какого-то старичка с подозрением на инсульт. Тот спокойно лежит на носилках. Студент просит притормозить на минуту у киоска, соврав, что хочет купить сигареты. На самом деле он договорился с продавщицей и с утра занес ей приготовленный для возлюбленной букет тюльпанов, чтобы сделать даме неожиданный сюрприз.

Цветы он засунул за пазуху и быстро заскочил в машину. А когда бригада подъехала к приемному покою больницы, не нашел ничего лучшего, как сунуть букет и подписанную открытку в руки старичка. И жестом пригласил сидевшую в кабине даму сердца посмотреть, что же внутри скорой. Через пару минут раздались истошные крики. Оказалось, что старичок по дороге умер. А цветы и открытка в руках покойника довели возлюбленную до истерики.

Бабушкина челюсть

Однажды у бригады выдалась спокойная ночь, почти без вызовов. Ребята накрыли стол, фельдшер и санитары выпили, закусили. И вдруг звонок — нужно ехать к старушке 82 лет. Прибыли на место. В квартире сидят такие же, как пациентка, бабушки в черном и читают молитвы. Фельдшер с пьяных глаз (а употребили они прилично) решил, что пациентка умерла от старости. Не стал ее осматривать, написал заключение, посоветовал подругам подвязать челюсть и потом ее обмыть. А часов в 6 утра в скорой раздался звонок, бабушки уточняли — подвязывать челюсть или нет, а то Агафья очнулась и чаю требует. Заключение, конечно, пришлось переписывать.

МЧС, а ну-ка подними!

Врачи скорой помощи имеют право вызывать для транспортировки больного бригаду МЧС. Но есть одно «но». Эмчеэсовцы прибудут, если вес пациента превышает 100 кило. А если 80 или 90, то врачи обязаны справиться своими силами. Понятно, что даже 60–70-килограммового человека два доктора женского пола поднимут с трудом.             

Наталья Черных, "МК" в Питере", фото nakhodka-city.ru











Lentainform