16+

Татьяна Толстая рассказала, как ее «искушала» знаменитая прическа сенатора Валентины Петренко

20/03/2015

Татьяна Толстая рассказала, как ее «искушала» знаменитая прическа сенатора Валентины Петренко

Татьяна Толстая нередко вспоминает гостей закрытой ныне телепрограммы «Школа злословия» на своей странице в Фейсбуке. Часто они удостаиваются не самых лестных комментариев, на этот раз досталось сенатору Валентине Петренко (на фото), известной своей запоминающейся прической.


             По словам Татьяны Никитичны, своих гостей в «Школу злословия» они вместе с Авдотьей Смирновой звали по самым разным причинам и поводам: кого-то из интереса, кого-то из восхищения, а кого-то ради сплетен и «безобразных» подробностей. С этой же целью они позвали и Валентину Петренко, представляющую республику Хакасию в верхней палате парламента. 
 
Писательница утверждает, что их с соведущей совершенно не интересовало ни участие Петренко в руководстве страны, ни ее эффективность, ни обвинения в плагиате диссертации, тема которой называется: «Теоретические и организационно-педагогические основы системы социализации учащейся молодежи».
 
«Нет, мною двигали самые непотребные и темные желания. Мне хотелось возложить обе руки на голову сенатору Петренко и пожамкать ее прическу. А какая у нее прическа – вы все сами знаете. Вообще, иногда хочется погладить человека по голове, правда же? Ну, неприлично, ну и что? Скажем, лысый. Совсем лысый, не обритый, а такой, что называется, биллиардный шар. Когда люстры и точечные светильники отражаются в этой гладкой плеши, удваивая освещенность в помещении. Или наоборот, когда волосы ежиком, тоже очень интересно, каков этот ворс на ощупь. Но обычно как-то сдерживаешься, мало ли чего кому хочется. А тут вот просто нестерпимо захотелось», – пишет на своей странице в Фейсбуке Татьяна Никитична.
 
Толстая даже изучила многочисленные фотографии сенатора Петренко, опубликованные в интернете, и выяснила, что Валентина Александровна всегда отличалась «повышенной мелкокурчавостью», но в юные годы обычно носило более скромную прическу. Однако, как отмечает писательница, по мере карьерного роста сенатора нарастал и ее прическа, пока «голова не превратилась в папаху из каракуля». При этом и рост, и форма прически варьировались, но ее диковинность оставлялась.
 
«То ли это такое ростовское брокколи, – ставили мичуринские эксперименты, да и лажанулись немножко, скрестили сенатора с капустой. (Все ведь смотрели фильм «Муха-2»? Мой любимый!) То ли Валентина Александровна держит в подвале на цепи какого-то особого парикмахера, может быть из Папуа-Новой Гвинеи?», – вопрошает Толстая.
 
Вспомнила она и про знаменитого путешественника Миклухо-Маклая, который в своих дневниках писал, что хотел бы поймать папуасского мальчика и скальпировать его, чтобы узнать – как же растут там его волосы.
 
«Вот так и я – прямо руки чесались – хотела разобраться с головой сенатора. То есть так чесались – я передать не могу. Так невзначай положить ей на голову что-нибудь весом грамм на триста, посмотреть, спружинит или провалится? Она рассказывает нам про какую-то там человечность и культуру, а я думаю: что бы на триста грамм подобрать такое? Чашку с блюдцем? Или туфлю снять?», – шутит Толстая.
 
Посочувствовала писательница и сенаторам-коллегам Петренко. Мол, как же удержаться от любопытства и не потрогать ее прическу.
 
«А Совету Федерации каково? Как вы думаете, как они там государством управляют? Тропическим нашим лесом с араукариями, колдунами и райскими птицами? Утверждают безумные законы, придуманные полоумными парламентариями? Как можно чем-то управлять и не думать ежеминутно про голову Валентины Александровны?», – заключила Толстая.                   
 

Фото: abakan.sibnovosti.ru











Lentainform