16+

Как я вернул 495 рублей за вылеченное ухо...

20/03/2015

Как я вернул 495 рублей за вылеченное ухо...

Три месяца назад в статье «Как я в поликлинике лечил ухо и что из этого вышло» я описал свой медицинский случай: у меня в правом ухе возникла серная пробка, она давила на барабанную перепонку, возникла сильнейшая боль, пробку нужно было срочно вымыть (поскольку у меня такое уже бывало, и не один раз, я сам поставил диагноз, и он полностью подтвердился).


          Поэтому я экстренно обратился в поликлинику, где оставил 495 рублей и остался недоволен поведением медработников.

Краткая история болезни

Итак, я обратился в поликлиническое отделение № 41 СПБ ГБУЗ «Городская поликлиника № 112» на пр. Науки, 71/2, к врачу-отоларингологу Астахову А.П. В кабинете пациентов не было, только врач и медсестра, врач в этот момент не работал. Однако в кабинет для осмотра Астахов меня не пригласил, и стоя на пороге в полутора метрах от эскулапа, я объяснял ему, в чем дело. Астахов с расстояния в полтора метра спросил: так у вас болит или пробка? Я говорю, что и пробка и болит, на что Астахов сказал: если пробка, то болеть не может.

– Но у меня болит, – говорю я. – Я же лучше знаю, болит у меня или нет.
Но отоларингологу Астахову это было слушать скучно, и он объяснил, что сперва надо пойти к участковому терапевту, а уж тот даст направление к самому Астахову. Я начал говорить, что участковый терапевт принимает с 16 часов, сейчас 11.30, потом надо будет сидеть в очереди к участковому, а я не могу терпеть боль так долго…

– Нет, только через участкового терапевта, – убил мои надежды Астахов. Он был сама неумолимость. Лицо каменное, голос безразличный. – Таков порядок! Не я его придумал.
– А если за деньги? – спрашиваю тогда я.
– Тогда можно сразу, 495 рублей за прием, осмотр и удаление пробки, – отвечает Астахов.
Я быстро плачу деньги в кассу платных услуг, в 11.35 захожу в кабинет к Астахову (по-прежнему пациентов у него нет), а в 11.45 выхожу счастливый с чистым правым ухом.

И начинаю расследование, чтобы выяснить, кто был прав, а кто виноват. Тем более что от соседей по дому я давно слышу постоянные рассказы о том, что к врачам-специалистам в поликлиническом отделении № 41 попасть почти невозможно и приходится платить деньги.

Промывание уха с полным его разоблачением

Расследование я начал с того, что 11 декабря 2014 г. обратился в свою страховую медицинскую компанию «РЕСО-Мед» с жалобой на то, что врач Астахов отказался удалить серную пробку в системе ОМС, т.е. обязательного медицинского страхования, а потребовал платить 495 руб.
12 февраля 2015 г. получил ответ за подписью директора Санкт-Петербургского филиала ООО «СМК РЕСО-Мед» Ф.В. Михайлова. К ответу было приложено дополнение, составленное врачом-экспертом.

Ф.В. Михайлов написал: «Удаление серной пробки выполняется в системе ОМС по медицинским показаниям, определяемым лечащим врачом. <…> Согласно экспертному заключению по результатам экспертизы качества медицинской помощи, проведенной врачом-оториноларингологом, медицинская помощь должна была вам оказываться бесплатно».

Комментарии эксперта-оториноларинголога содержат ответы на те вопросы, которые я задал в заявлении в «РЕСО-Мед». Всего я задал 12 вопросов, получил ответы на восемь.

Во-первых, я указал на то, что промывание серной пробки было проведено холодной водой. Эксперт сообщила: «В карте амбулаторного больного указаний на то, какой температуры и какого состава раствором была проведена процедура промывания серной пробки, нет, но в случае ее проведения холодной водой последует калорическая реакция (приступ головокружения); указаний на возникновение такого состояния ни в амбулаторной карте... поэтому возможно предположить, что процедура была проведена водой, необходимой для проведения манипуляции температурой».

Во-вторых, я спросил, не следовало ли добавить в воду фурацилин для дезинфекции, – раньше врачи так и делали. Эксперт: «Промывание наружного слухового прохода должно проводиться раствором (вода с добавлением антисептика) из шприца Жане или с использованием специального оборудования с заранее загруженным в специальный контейнер раствором, подогретым до определенной температуры (при использовании ЛОР комбайна). В связи с отсутствием информации по этому вопросу в амбулаторной карте ЭОКМП (экспертиза качества медицинской помощи. – М.З.) затруднена».

В-третьих, я спросил у «РЕСО-Мед», не должен ли был Астахов перед процедурой помыть руки. И потом во время самой процедуры у него зазвонил мобильник, и он достал его, ответил, что занят, а потом продолжил процедуру. Эксперт на это написал только, что «все медицинские манипуляции должны проводиться в разовых стерильных перчатках».

Мои комментарии: записи в амбулаторной карте о добавлении в воду антисептика нет, потому что антисептик не был в воду добавлен. Астахов использовал ЛОР-комбайн, вода в него была залита, а антисептик добавлен не был, а вода, уверен, взята просто из-под крана. На руках врача Астахова, когда он манипулировал с моим правым ухом, перчаток не было. Таким образом, по  медицинской части налицо три нарушения. 

В заключение эксперт отметил, отвечая на один из моих вопросов: «Промывание серной пробки в ОМС не тарифицировано, но в случае возникновения болевого синдрома манипуляция должна быть выполнена бесплатно».

О незаконно полученных деньгах

Последнее замечание – о плате, которую с меня незаконно взяли в поликлиническом отделении № 41. В кассе платных услуг мне было сказано, что за удаление серной пробки надо заплатить 250 + 490 = 745 руб. в соответствии с приказом главного врача СПБ ГУЗ «Городская поликлиника № 112» Косенко А.А.

Врач Астахов сказал заплатить 495 руб., что я и сделал. Если бы я предварительно не зашел в кабинет к Астахову, то и заплатил бы 745.

А в письме из ООО «СМК РЕСО-Мед» сказано так: «Стоимость данной манипуляции отдельно не тарифицирована и не предъявляется к оплате за счет средств ОМС. Медицинской организации оплачивается тариф за обращение к врачу по случаю заболевания, который при однократном визите при наличии патологии ЛОР-органов составляет 415 руб. 90 коп.».

Таким образом, в системе ОМС поликлиника получила бы от страховой компании 415 руб. 90 коп., а от меня они получили 495 руб., а по приказу главврача и того больше – 745 руб. Разница составляет 330 руб. Я не уверен, что кто-то сможет предоставить экономическое обоснование этой суммы – 745 руб. за прием у врача-оториноларинголога, но если и представят, то окажется, что 330 руб. идут на покрытие всех расходов поликлиники.

Страховая медицинская компания известила меня о том, что в поликлинике № 112 (в которую входит поликлиническое отделение № 41) проведено служебное расследование и администрацией принято решение вернуть мне 495 руб.

Итого: незаконно взятая плата плюс три нарушения при манипуляции с ухом. Так они работают. А вот как они пишут ответы.

Главврач мне написал

Хочу проанализировать ответ из СПБ ГБУЗ «Городская поликлиника № 112» за подписью главного врача Косенко А.А. от 18.02.2015.  Начало письма бодрое: «Вы обратились за медицинской помощью к врачу-отоларингологу, минуя регистратуру и процесс регистрации случая обращения за медицинской помощью, тем самым нарушив статью 27 федерального закона от 21 ноября 2011 г. № 323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» и «Правила внутреннего распорядка и поведения пациента», регламентированные приказом главного врача № 159 от 13.06.2013 г. и доведенные до вашего сведения в телефонном разговоре медицинским регистратором».

Тут я не могу не сделать комментарий. Итак, я нарушил два нормативных акта, которые до моего сведения якобы довела медицинский регистратор отделения платных услуг В.А. Михайлова. Видимо, это та самая Михайлова, которая не выдала мне экземпляр договора на оказание платных услуг. Во-первых, эта Михайлова ни звука не сказала мне ни про федеральный закон, ни про приказ № 159, а только сказала мне, что услуга стоит 495 руб. Я, правда, попытался рассказать ей о том, что я в этой поликлинике лечусь более 40 лет, и почему должен платить, но Михайлова на это ничего не сказала.

Врач Астахов также не указал на  27-ю статью 323-го ФЗ и на приказ № 159, да и вряд ли про них помнил. Он даже забыл, что в растворе для промывания уха нужен антисептик! Астахов только повторял, что таков порядок: сперва к участковому…

Ладно, почитал я ст. 27 федерального закона: «1. Граждане обязаны заботиться о сохранении своего здоровья. <…> 3. Граждане, находящиеся на лечении, обязаны соблюдать режим лечения <…> и правила поведения пациента в медицинских организациях».

Вроде бы пункт 1 я как раз пытался выполнить… Но, очевидно, имеется в виду, что граждане обязаны «соблюдать… правила поведения пациента в медицинских организациях».

Действительно, при сильной боли в ухе я не ознакомился с приказом главного врача № 159 от 13.06.2013, которым были  утверждены «Правила внутреннего распорядка и поведения пациента», но никто этот документ мне не показал. Опубликован ли он вообще где-то официально (а если нет, то в силу части 3 ст. 15 Конституции РФ не применяется)? С этим еще предстоит разбираться.

Но есть в этом ФЗ и другая статья – № 32, пункт 4: «Формами оказания медицинской помощи являются: 1) экстренная – медицинская помощь, оказываемая при внезапных острых заболеваниях, состояниях, обострении хронических заболеваний, представляющих угрозу жизни пациента; 2) неотложная – медицинская помощь, оказываемая при внезапных острых заболеваниях, состояниях, обострении хронических заболеваний без явных признаков угрозы жизни пациента».

Мой случай как раз подпадал под необходимость неотложной помощи: угрозы жизни нет, но есть внезапное острое заболевание – сильная боль в ухе. А неотложная – это значит сразу, а не ждать с 11.30 до 16 час. приема у участкового врача, тем более что во вторую смену, возможно, отоларинголога в поликлинике не будет вообще…

Да, я не знал текст приказа № 159, но и не обязан его знать, потому что закон все равно важнее. Зато врач Астахов прямо нарушил ст. 32, пункт 4, подпункт 2 закона «Об основах охраны здоровья граждан в РФ» – он должен был оказать мне неотложную помощь в рамках ОМС без какой-либо оплаты, а главный врач Косенко это нарушение прикрывает.

Вот что пишет Косенко: «Врач-отоларинголог определил болевой синдром и ваше состояние как не угрожающее жизни… и не отказал вам в оказании медицинской помощи, а разъяснил, как правильно получить неотложную медицинскую помощь в рамках Территориальной программы ОМС. Медицинская помощь в неотложной форме оказывается врачами-специалистами в ГБУЗ «Городская поликлиника № 112» по направлению регистратуры или медицинского работника в день обращения…»

Вранье! Во-первых, врач-отоларинголог не мог определить мое состояние, потому что не осматривал мое ухо, он не спросил, например, есть ли у меня температура. А если была бы не пробка, а воспаление? Во-вторых, в предоставлении неотложной медпомощи Астахов отказал, предложив сначала пойти к участковому терапевту, который начинал прием через 4,5 часа. Если бы надо было просто обратиться в регистратуру, как пишет главврач, то проблем бы не было, но такого варианта никто не предложил. Предлагали предоставить платную услугу за 495 руб.

Кстати, в предыдущей статье я описывал свою беседу с зав. поликлиническим отделением Степановой Ю.И., и она подтвердила, что устно приказала врачам-специалистам принимать пациентов то ли с острой болью то ли с температурой исключительно по направлению участковых терапевтов.

И еще одна цитата из письма Косенко: «Вы не воспользовались правом получения бесплатной медицинской помощи в порядке, предусмотренном законодательством, а лично изъявили желание получить медицинскую помощь на платной основе…»

Конечно, силой у меня никто не отнимал 495 руб., но фактически деньги у меня выманили, не рассказав обо всех альтернативах. Так что я «изъявил желание» получить медпомощь на платной основе вынужденно, иначе мне не хотели промыть ухо. В общем, отряд млекопитающих, семейство лживых.

Правда, Косенко все же изъявил готовность вернуть мне 495 руб., предложив лично прибыть к главному бухгалтеру. Но я заодно уж решил проверить способность поликлиники перевести эти деньги на мой расчетный счет, чему главбух Балашова А.В. в телефонном разговоре поначалу сопротивлялась яростно, но потом вроде бы согласилась. Я отправил Косенко письменное заявление с моей подписью. Посмотрим, что будет дальше. Лонгитюдное расследование нашей медицины нижнего уровня только начинается.              

Михаил ЗОЛОТОНОСОВ











Lentainform