16+

Как монархист Витте России конституцию подарил

20/03/2015

Как монархист Витте России конституцию подарил

Граф Сергей Витте всю жизнь занимался экономикой и финансами, но прославился своими политическими достижениями. Витте был убежденным монархистом, поклонником контрреформатора Александра III, однако именно он превратил самодержавную Россию в конституционную монархию.


           На железной дороге

Во всех биографиях Сергея Витте написано, что карьеру свою он начал с работы кассиром на железной дороге. Это нельзя трактовать так, что он был совсем уж self-made man в современном понимании. По отцу Витте происходил из остзейских (прибалтийских) немецких дворян, по матери – из русских. Среди его знаменитых родственников была Елена Блаватская – основательница теософии, популярного в Европе и США на рубеже веков оккультного учения на основе индуизма.

В 1870 году Сергей Витте окончил физико-математический факультет Новороссийского университета в Одессе. После чего министр путей сообщения, знавший его отца, предложил ему службу на железной дороге. Принимая это предложение, Витте изъявил желание немного поработать на низовых должностях, чтобы изучить работу дороги изнутри.

В 1870-е годы он был одним из топ-менеджеров тогда еще частной Одесской железной дороги. В 1875 году на ней произошла самая крупная в Российской империи железнодорожная катастрофа – с Тилигульской насыпи высотой несколько десятков метров рухнул поезд с новобранцами, погибло более 140 человек. Причины традиционны: поезд вышел не по расписанию, на дороге велись ремонтные работы,  о которых не знал машинист, предупреждающих знаков не было. Витте был в числе виновных, попавших под суд: его приговорили к 4 месяцам заключения, а злые языки стали называть его герцогом Тилигульским. Это был первый, но не последний подобный титул в его карьере. Однако тут началась Русско-турецкая война, и успешная организация перевозки войск позволила Витте реабилитироваться.

Он продолжал успешную карьеру железнодорожного менеджера и к 1888 году был управляющим Юго-Западной дороги. В том году во время поездки императора Витте распорядился понизить скорость царского поезда, так как техническое состояние русских железных дорог не позволяло ему двигаться так быстро.

Сам Витте вспоминал в связи с этим: «Когда я входил на станцию (куда только что прибыл царский поезд. – А.М.), то заметил, что все на меня косятся. Наконец, подходит ко мне генерал-адъютант Черевин и говорит: государь приказал вам передать, что он очень недоволен ездою по Юго-Западным ж. д. Не успел сказать мне это Черевин, как вышел сам император, который все это слышал. Тогда я постарался объяснить Черевину то, что уже объяснял министру путей сообщения (про техническую невозможность увеличения скорости. – А.М.). В это время государь обращается ко мне и говорит:

– Да что вы говорите. Я на других дорогах езжу, и никто мне не уменьшает скорость, а на вашей дороге нельзя ехать, просто потому что ваша дорога жидовская.
(Это намек на то, что председателем правления был еврей Блиох.)

Конечно, на эти слова я императору ничего не ответил, смолчал. Сейчас же по этому предмету вступил со мною в разговор министр путей сообщения, который проводил ту же самую мысль, как император Александр III. Конечно, он не говорил, что дорога жидовская, а просто заявил, что эта дорога находится не в порядке, вследствие чего ехать скоро нельзя. И в доказательство правильности своего мнения говорит:

– А на других дорогах ездим же мы с такою скоростью, и никто никогда не осмелился требовать, чтобы государя везли с меньшею скоростью.

Тогда я не выдержал и сказал министру путей сообщения:
– Знаете, ваше высокопревосходительство, пускай делают другие, как хотят, а я государю голову ломать не хочу.

Александр III слышал это мое замечание, конечно, был очень недоволен моей дерзостью, но ничего не сказал, потому что он был благодушный, спокойный и благородный человек».

А через 2 месяца случилась знаменитая катастрофа в Борках. Уже на другой железной дороге царский поезд сошел с рельс именно из-за превышения скорости. Император с семьей чудом остались живы, по легенде Александр III держал рухнувшую крышу  вагона на своих плечах.

Через полгода Витте сообщили, что император лично желает видеть его директором Департамента железнодорожных дел при Министерстве финансов. В то время его оклад составлял более 50 тысяч рублей в год, а на госслужбе был бы 8 тысяч. Витте поторговался, и ему была обещана доплата к зарплате: плюс к 8 официальным тысячам 8 тысяч из собственных средств императора.

На службе двух императоров

В начале 1892 года Сергей Витте занял пост министра путей сообщения, а в конце – министра финансов, на котором оставался 11 лет.

Он сохранял свой интерес к железным дорогам – из бюджета выделялись значительные средства на выкуп частных магистралей и строительство новых. В частности, Транссиб со знаменитой КВЖД – Китайско-восточной железной дороги, которая проходила по территории Китая, чтобы кратчайшим путем дойти до Владивостока. Есть исторический анекдот про то, как купечество некоего среднерусского городка всем миром дважды собирало деньги на взятку «министру Вите». Первый раз – чтобы избежать прокладки через город железной дороги, которая, как опасались купцы, подорвет весь их бизнес. Второй, когда они осознали свою ошибку, – на то, чтобы ее исправить. Впрочем, никаких доказательств того, что взятку до «министра  Вите» оба раза донесли, нет.

Витте провел денежную реформу, укрепив курс рубля, ввел винную монополию: производить и продавать водку имело право только государство. Это существенно увеличило казну (в 1913 году монополия давала 26% доходов бюджета и была самой главной его доходной статьей), но в перспективе имело негативные последствия. Бюджет России называли «пьяным», и правая и левая оппозиция критиковала правительство за то, что оно наживается на народном недуге. И когда с началом войны в патриотическом порыве ввели сухой закон, доходы резко сократились. Витте начал разработку механизма выхода крестьян из общин, известную впоследствии как Столыпинская реформа.

Однако отношения с Николаем II, вступившим на престол в 1894 году, были у Витте совсем не такими теплыми, как с его отцом. Витте помнил Николая мальчишкой, которого трепали за ухо; Николай этого не любил. Витте был себе на уме; слабовольный Николай опасался таких людей. При жизни Александра III Витте получил наследника в кураторы Транссиба, то есть постарался сблизиться с будущим царем еще до его восшествия на престол. Но если Николай и доверял ему в начале царствования, то за 10 лет окончательно охладел.

В 1903 году Сергей Витте лишился своего кресла и занял декоративный пост председателя Комитета министров. Комитет министров выглядел как правительство, но на самом деле был формальной структурой, а настоящего правительства в России не было: каждый министр взаимодействовал напрямую с императором.

Причиной падения царедворца стала, во-первых, интрига со стороны его врага, министра внутренних дел Вячеслава Плеве. Через год, кстати, Плеве был убит эсерами. Террористами руководил Евно Азеф – как впоследствии выяснилось, агент охранки. Его куратором в полиции был Петр Рачковский – человек, близкий к Витте. Существует конспирологическая версия, связывающая все этих факты. Нот серьезные историки в нее не верят.

Вторая причина отставки Витте – безобразовская авантюра в Корее. Ряд сановников во главе с Александром Безобразовым убеждали и убедили Николая проводить жесткую агрессивную политику в Китае, который был тогда ареной столкновений японских и русских интересов. Витте, пытавшийся мирно договариваться с Китаем и раздававший взятки китайским чиновникам, был категорическим противником резких действий. В итоге Витте проиграл, партия Безобразова победила, а через год из-за этого началась Русско-японская война.

Николай II, презрительно относившийся к Японии, не боялся вооруженного конфликта с ней – он считал, что будет «маленькая победоносная война». Эта общеизвестная роковая формулировка принадлежит Плеве. Однако знаем мы о ней из воспоминаний его врага Сергея Витте, который был  талантливым пиарщиком. Поэтому абсолютной уверенности в том, что Плеве именно так говорил, нет.

Создатель манифеста

Когда война была проиграна, летом 1905 года Витте отправили в США на мирные переговоры с японцами. Немногие хотели участвовать в таком заведомо проигрышном предприятии, а ему терять было нечего. И здесь в полной мере явились его пиаровские таланты. В своих воспоминаниях он пишет, что, зная, какую роль играет в  Америке общественное мнение, постарался сразу же завоевать сердца местных журналистов. Раздавал интервью, фотографировался, восхищался жизнью США. В результате ему удалось склонить симпатии американцев, бывших посредниками на переговорах, в свою пользу.

Японцы хотели от России контрибуцию и Сахалин. Витте сторговался на пол-Сахалина без контрибуции. Эти условия были официально расценены в Петербурге как очень выгодные: Витте пожаловали графское достоинство, а злые языки назвали графа Полусахалинским.

В России между тем разгоралась революция, начавшаяся после расстрела рабочих на Дворцовой площади 9 января. Правительство было в растерянности. В Петербурге совершенно свободно заседал Совет рабочих депутатов, имевший свою милицию, которой боялись городовые. Бастовали все, кто только мог. Николай II раздумывал над предложением кайзера Вильгельма бежать в Германию на немецком корабле.

В этих условиях Витте пишет проект царского манифеста о введении гражданских свобод – слова, собраний, совести – и создании Думы, которая получит законодательную власть. То есть о превращении России в конституционную монархию. Нельзя сказать, что Витте был единственным сторонником такого резкого разворота влево. Многие люди в окружении Николая, вошедшие в историю как реакционеры, видели в провозглашении свобод долгожданное единение народа со своим царем. Двоюродный дядя императора, великий князь Николай Николаевич, грозил застрелиться у него на глазах, если манифест не будет подписан. И Николай его подписал.

«Под каким влиянием великий князь тогда действовал, мне было неизвестно. Мне было только совершенно известно, что он не действовал под влиянием логики и разума, ибо уже давно впал в спиритизм и так сказать свихнулся», – писал Витте.

Вообще, очень многие высшие чиновники империи не сильно понимали, что такое парламент, и смотрели на будущее глазами детей. Начальник петербургской охранки полковник Герасимов вспоминал, что взял в библиотеке книжки, чтобы почитать, как живут в «конституционных странах». А потом пошел к министру внутренних дел Петру Дурново за инструкциями, к каким партиям как относиться.

«Отчетливо помню, как поразил меня ответ Дурново:
– О каких партиях вы говорите? Мы вообще никаких партий в Думе не допустим. Каждый избранный должен будет голосовать по своей совести. К чему тут партии?

Мне стало ясно, что для новых условий Дурново еще меньше подготовлен, чем я».

Сергей Витте, в свою очередь, понимал все. Манифест, провозглашавший свободы, достиг своей цели: умеренные круги, прежде сочувствовавшие радикальным революционерам, отшатнулись от них, что дало возможность силой подавить остатки восстания. Было создано полноценное правительство, которое возглавил Витте. Он попытался упрочить свое положение, предлагая лидерам либералов министерские портфели. Но они не хотели идти на вторые роли в «царское правительство», надеясь продолжить борьбу за власть в рамках Думы.

Звезда Витте взошла, но продержалась недолго. Как только революционная волна спала, Николай начал жалеть, что подписал манифест. Его новыми фаворитами стали черносотенцы и те, кто исповедовал политику жесткой руки. В черносотенных кругах уверяли, что Витте спит и видит себя «президентом Российской республики». В своих воспоминаниях он категорически опровергал это, уверяя, что является монархистом, причем больше всего уважает авторитарного Александра III. Последнее было, безусловно, правдой. Что касается президента республики – вряд ли Витте отказался бы, если бы до этого дошло дело. Но нет оснований считать, что он ставил своей целью уничтожить монархию.

В апреле 1906 года, накануне созыва Думы, Витте был отправлен в отставку и заменен консервативным Иваном Горемыкиным.

После отставки граф Витте предпринимал попытки вернуться во власть: на этой почве он сошелся даже с Распутиным, но и тот не смог ничего сделать – говорил, что «папа и мама Витю не любят». Писал мемуары – интересные и субъективные.

Сергей Витте умер в 1915 году. Николай II сказал: «Смерть Витте была для меня глубоким облегчением. Большой очаг интриг погас вместе с ним». В доме графа на Каменноостровском проспекте немедленно после его смерти был произведен обыск: искали черновики мемуаров. Но не нашли.

Некоторые называют  графа Витте целеустремленным карьеристом. В этот образ не укладывается как минимум один факт его биографии. В 1892 году он женился вторым браком на Матильде Лисаневич, которую перед этим сам же развел с мужем. Лисаневич была хоть и крещеной, но еврейкой. Совершенно неподходящая пара для человека из высшего общества Российской империи, мечтающего об успешной карьере. Но это Сергея Витте не остановило.                

Антон МУХИН





3D графика на заказ

установка натяжных потолков в москве








Lentainform