16+

Как писать о самоубийствах онкобольных? А вот так: «Был доволен болезнью и вышел из окна...»

24/03/2015

ОЛЬГА СЕРЕБРЯНАЯ

Тему обезболивания для онкобольных, пережившую последний пик популярности в конце февраля, на минувшей неделе невзначай актуализировал Роскомнадзор.


         Сотрудники ведомства долго читали сайты, написавшие об одиннадцати самоубийствах, случившихся в Москве в течение февраля, и выбрали своей жертвой сайт «Православие и мир». В разъяснительной записке говорилось, что запрещенными признаны описание способов самоубийства (прыжок с высоты и повешение) и причины самоубийства, в том числе: «Жена погибшего объяснила, что ее муж страдал от постоянной боли из-за онкологического заболевания и часто говорил, что устал от болезни».

В Сети возник, разумеется вопрос, как тогда писать о самоубийствах. @igiss предложил такой вариант: «57-летний Н. был доволен своей болезнью и оказываемой медпомощью. Сегодня он вышел из окна и скончался».

Роскомнадзор отреагировал на возмущение общественности такими словами: «Акцент тут делается не на онкобольных. Главное, чтобы суицид не преподносился как способ выхода из сложной ситуации».

Какой же выход предлагается? Александру Тимофеевскому ничего не оставалось, как гадать: «Онкобольные умирают в мучениях. Смягчить их могут лекарства, но они либо запрещены как наркотики, либо отсутствуют, либо стоят, как крыло самолета. Отныне писать об этом запрещено – нельзя констатировать, что лекарств нет, этим вы пропагандируете самоубийство. Такой цензуры не было даже при Брежневе. Это уже не политика и даже, боюсь, не ханжество. Как тут не предположить, что Роспотребнадзор имеет в ассортименте свой интерес? Покупайте ромашковый чай, снимает любую боль и любую напасть лечит. Эта скрепа проверена столетиями».

Если бы скрепой был только ромашковый чай, можно было бы еще на что-то надеяться. Но подлинной скрепой, похоже, является принцип «нет человека – нет проблемы», о чем напоминает Роскомнадзору Андрей Ф. Бабицкий.

Обмен сообщениями между Правмиром и Роскомнадзором представляет собой, как указывает Артем Северский, хрестоматийный пример конфликта между национальным и государственным: православный сайт хочет бороться с самоубийствами, информируя и разъясняя, то есть старается достичь цели, которую вроде бы преследовали законодатели, принимая закон, а регулирующий орган не дает Правмиру этого делать, следуя инструкции, созданной на основе того же самого закона.

В России сегодня творить и развивать получается только в формах абсурда, о чем свидетельствует посвященный Роскомнадзору текст Евы Пунш: «Хемингуэй не вернулся с сафари. Цветаева задохнулась от восторга. Петроний съел что-то не того. Ван Гог устал и не проснулся. Радищев выпил водки. Фадеев уехал на дачу и тоже выпил водки. Есенин жаловался, что в Англетере слишком сильно топят. Лиля Брик сломала бедро. Маяковский любил Лилю. Башлачев улетел с балкона. Вирджиния Вульф репетировала Офелию. Акутогава Рюноскэ исписался… Хорошие люди, а не смогли поставить себя на твердую ногу!»                

ранее:

«Новость об отмене визита Путина в Казахстан превратилась в КВН»
«Кто виноват, что музей ГУЛага решили «изнасиловать»? Вы не поверите, опять либералы...»
«Антимайдан». Кто все эти люди?»
«Ребенок кричит в детском саду: "Ура. Мировая война. Мы всех победим..."»
«Рост антиамериканизма если о чем и свидетельствует, то исключительно об успехах российской пропаганды»





3D графика на заказ







Lentainform