16+

«Все время хочется дать кому-то в морду…»

25/03/2015

«Все время хочется дать кому-то в морду…»

Михаил Жванецкий выступил в Петербурге с переаншлагом. Трудно представить, что сатирику, энергично передвигающемуся по сцене, в начале марта исполнился 81 год. Темы, затронутые им, были самыми животрепещущими. Жванецкий много говорил о сегодняшнем кризисе. Но о политике рассуждал аккуратно — ведь уже были несколько скандалов, связанных с якобы его высказываниями по «украинскому вопросу». Которых на самом деле не было.


               «Свои слова читаю в чужих книгах»

— Вас давно растащили на цитаты. Приятно быть «народным»?
— Свои слова я часто читаю в чужих книгах. «Давайте переживать неприятности по мере их поступления», «Женщин умных не бывает: есть прелесть какие глупенькие и ужас какие дуры», «Меняю яркие воспоминания на свежие ощущения», «Одно неловкое движение — и ты отец», «С возрастом желание заработать переходит в желание сэкономить». Конечно, замечательно, когда тебя цитируют. Но сошлитесь на автора уже, наконец!

— Не верится, что недавно вам исполнился 81 год…
— Мне одна бабушка сказала, что я выгляжу гораздо моложе. Может, в милиции ошиблись, когда мне паспорт подписывали?.. Сейчас мне 81, и все удивляются, какой я молодой и активный. Мой сын появился на свет, когда мне было 60, тогда тоже удивлялись… Людям только дай повод, чтобы что-то обсудить, чтобы удивиться… К слову, о моей «народности» — тут все непросто. Звание «Народный артист России» я получил в 2012 году. Поздно это или рано?! Мне кажется, поздно. Но приятно, когда во дворе простые люди — и дворники, и соседи — говорят: «Михаил, ты народный теперь уже».

— Вам уютно на эстраде, где востребованы примитивные шоу вроде «Комеди Клаб»?
— Все как-то упростилось, по-моему. Мне не обидно говорить о том, что сейчас происходит, но за смысл публика платить не согласна. Нет его — и не надо, черт с ним, и автор, разумеется, ничего за него не получает. Такое ощущение, что сейчас все что-то очень изматывающее делают, поэтому хотят быстро-быстро отдохнуть, освободиться. Я помню время, когда делали нечто необременительное, такое, после чего не надо было отдыхать. Теперь все устают... «Михал Михалыч, — говорят, — да не надо об этом думать». А мне все-таки хочется, если уж говорить, то поумнее немножко... Мне кажется, тут можно найти удачное соединение, но я очень боюсь, что сегодняшняя жизнь, когда мы смотрим на настоящую войну и воспринимаем ее как художественный фильм, заставит в искусстве искать беззаботности.

«Кризис — это перепроизводство лжи»

— Сейчас все обсуждают грянувший кризис. А вы что про него думаете?
— Мне кажется, это ложь, которая перелилась через край. Как закипающее на плите молоко. Ну, что это такое — эта реклама, эти билборды? Кто верит тому, что в ней написано? А ведь все это бесконечно расставлено по улицам. А все эти разговоры про «от и до», про то, что «лучше». И ведь не говорится, лучше кого, а просто «лучше». Этот товар — лучше, этот магазин — лучше. А лучше чего? Но мы сейчас к этому уже привыкли. Это количество лжи, по-моему, просто зашкаливает до невозможности.

Так что я считаю, что кризис — это перепроизводство лжи. Люди вдруг отхлынули от покупок. Вдруг не поверили. Постепенно накопилось недоверие ко всему. Знаете, мне кажется, что мои слова можно пощупать рукой. Я говорю правду, я искренний человек. И мои слова можно пощупать. А те слова, которые нельзя пощупать, не должны быть ни литературой, ни рекламой, ни диагнозом, ни беседой врача. Ничем.

«Украина — родная вражеская страна»

— О политике вы стараетесь не рассуждать. Почему?
— Свой концерт в Киеве я когда-то начал словами: «Я приехал в родную вражескую страну». В этой фразе все, что я думаю про ситуацию с Украиной. Я никогда не поддерживал «майдановцев» и не публиковал в Сети слова, которые мне почему-то до сих пор приписывают. Мало того — я Интернетом-то не пользуюсь. И все свои записи ношу в портфеле, по старинке.

— Вы по-прежнему собираетесь летом в Одессу? Там лучше ищутся темы?
— Не думаю, что существуют поиски тем. Для меня темы как бы существуют отдельно: одна кончилась, появилась другая. Главное — это усадить себя за стол.

Три четверти года я живу в Москве, одну четверть — в Одессе. Так вот, дома у меня гораздо больше всего получается. А когда попадаешь в Москву, то возникает куча соблазнов: кому-то в морду дать, где-то выступить, во что-то вмешаться...               

Записал Николай Полянский, "МК" в Питере" фото goodfon.ru











Lentainform