16+

«От «религиозного следа» до таинственного свидетеля»: как за месяц изменились версии убийства Немцова

27/03/2015

«От «религиозного следа» до таинственного свидетеля»: как за месяц изменились версии убийства Немцова

Ровно месяц прямо у стен Кремля в центре Москвы был убит оппозиционный политик Борис Немцов. За это время следствие успело задержать пятерых подозреваемых, а также допросить ряд свидетелей, а также несколько раз пересмотреть приоритетную версию произошедшего и выяснить мотивы главных фигурантов.


            Прошел ровно месяц
 
Своеобразные итоги расследования и ситуации в стране после убийства Немцова подвел его близкий соратник и член партии РПР-Парнас Илья Яшин. По его словам, следствие не продвинулось и на йоту, а все мотивы, выдвинутые в качестве приоритетных, являются ангажированными и не имеют отношения к действительности.
 
«Сегодня ровно месяц с убийства Бориса Немцова. И сегодня совершенно очевидно, что его расследование зашло в тупик. Политический блок, поставленный перед следователями, не дает никакой возможности привлечь к ответственности как основных организаторов, так и заказчиков преступления.
 
На первых порах силовикам, судя по всему, удалось взять реальных исполнителей убийства: Заура Дадаева и нескольких его подельников. В начале дознания Дадаев давал подробные показания и указал детали подготовки покушения. Но самое главное — он указал на Руслана Геремеева. Аналогичные показания дал и другой заключенный в СИЗО подозреваемый — Эскерханов.
 
Геремеев — командир роты в чеченском батальоне МВД «Север», как и Дадаев удостоенный государственных наград, выданных лично Кадыровым. Незадолго до убийства на мосту Дадаев и Геремеев прилетели из Чечни в Москву одним рейсом. У следствия есть все основания подозревать Геремеева к причастности в организации убийства.
 
Вообще в ходе следственных действия выстроилась вполне четкая и последовательная цепочка: бойцы «Севера» Дадаев и Геремеев — командир «Севера» Алимбек Делимханов и его брат, депутат Госдумы Адам Делимханов — контролирующий республиканских силовиков президент Чечни Рамзан Кадыров. Вполне вероятно, что цепочка ведет и дальше: след из Чечни почти наверняка укажет в высокие кремлевские кабинеты, где был получек кивок на убийство оппозиционного политика. Однако какие именно кабинеты, можно будет понять только после жестких следственных действий в отношении лично Кадырова.
Впрочем, оснований думать, что следователи дойдут до Кадырова пока нет никаких. У них не хватает влияния даже для того, чтобы провести полноценные следственные действия в отношении Геремеева, несмотря на очевидные и обоснованные подозрения в его адрес.
 
Почти две недели следователи робко топтали чеченские пороги в надежде, что Кадыров согласится выдать им своего боевика. Но из Чечни, как известно, выдачи нет. Геремеев сидит в частном доме на территории родового села Делимхановых Джалка. Дом охраняет вооруженная до зубов охрана. Приехать и задержать его следователи не в состоянии. Нет сомнений, что если бы Дадаев успел добежать до Чечни, он бы тоже сейчас был на свободе.
 
Вчера стало известно, что чеченцы разрешили, наконец, следователям задать Геремееву вопросы. Разумеется, ни о каких обысках и уж тем более аресте вопрос не стоял. Кадыров милостиво позволил следователям сохранить лицо: раз уж в прессу просочилась фамилия Гереемеева, надо же им отчитаться хоть о какой-то проделанной работе в его отношении.
 
Очевидный факт: у федеральных силовых структур ни ресурсов, ни политической воли, чтобы проводить операции и задержания на территории Чечни, не получив на это разрешения Кадырова.
 
По сути речь идет о том, что Чечня стала независимым от России государством в государстве. Там свои законы, свои правила, свои понятия. Наша страна проиграла «чеченскую войну». Ежегодно из федерального бюджета в Грозный уходят десятки миллионов долларов: бюджет Чечни дотируется почти на 90%. По сути это контрибуция.
 
Формирование на юге страны фактически независимого от России государства во главе с ..., презирающим наши законы, это и есть главный итог политики Путина на Кавказе», – написал Яшин на своей странице в Фейсбуке.
 
Новый свидетель
 
Главными новостями уходящей недели в деле об убийстве Немцова стала сумма, в которую «оценили» организацию преступления, а также новый свидетель по имени Евгений. О его появлении в видеозаписи камеры наблюдения блогеры говорили и раньше, однако теперь СМИ опубликовали его собственные показания. По словам мужчины, работающего менеджером в одной из московских фирм, сам момент убийства он не видел, выстрел не слышал, хоть и шел буквально следом за Немцовым и его подругой, украинской моделью Анной Дурицкой. 
 
Самым подозрительным в этой ситуации является то, что описание убегающегос места преступления  предполагаемого убийцы, которого заметил 27-летний Евгений, не совпадает с тем, как выглядит главный фигурант дела Заур Дадаев, который отрицает свою причастность к убийству Немцова.
 
«По его данным, это был мужчина среднего роста, худощавого телосложения и с темными, возможно волнистыми, волосами средней – около 4 см – длины. Молодой человек отметил, что убегавший, несмотря на холод и ветер, был без куртки. На мужчине были синие джинсы, которые показались свидетелю слишком большого для владельца размера, и такая же "мешковатая", по его словам, темная толстовка с капюшоном», – пишет газета «Коммерсант».
 
Дадаев, в свою очередь, выглядит иначе — он крупный мужчина, имеющий спортивное телосложение.
 
Расходятся показания и в «опознании» автомобиля, на котором скрылся преступник. По словам свидетеля, он сел в машину отечественного производства, похожей на «Ладу Приору». При этом следствие установило, что убийца и сообщник уехали на ZAZ Sens.
 
Адвокаты Дадаева намерены использовать нестыковки в версии следствия и показаниях свидетеля в пользу своего клиента, чтобы доказать его непричастность к убийству.
 
Долгожданный допрос
 
Следствие допросило и командира роты батальона «Север» Руслана Геремеева, в квартире которого скрывался Заур Дадаев. БК не сообщает, где прошел допрос Геремеева. Накануне агентство «Росбалт» утверждало, что Руслан Геремеев может находиться в чеченском селе Джалка Гудермесского района республики. Джалку агентство называло родовым селом депутата Госдумы РФ Адама Делимханова и его брата – командира батальона "Север" Алимбека Делимханова, сообщает newsru.com.
 
Как напоминает РБК, обвиняемые по делу об убийстве Немцова Заур Дадаев и Темирлан Эскерханов дали признательные показания, которые могут указывать на участие в организации преступления людей из окружения Руслана Геремеева. Дадаев признался в том, что организовать убийство ему помогал уроженец Чечни по прозвищу Русик, управлявший автомобилем Mercedes с номером 007. Он же предоставил ему пистолет ПМ с патронами и автомобиль ZAZ Chance, на котором, по версии следствия, убийца скрылся с места преступления. Эскерханов в свою очередь заявлял следствию, что у Геремеева, бывшего сослуживца Дадаева по батальону "Север", есть Mercedes с номером 007. По показаниям Эскерханова, Русик, которого упоминал Дадаев – это водитель Геремеева. Также он заявил, что именно Руслан Геремеев познакомил его с Дадаевым.
 
Заставили или соврал
 
Не мало дискуссий породил и тот факт, что Заур Дадаев, сначала сознавшийся в содеянном, якобы по религиозным взглядам, впоследствии отказался от показаний и даже заявил, что его пытали. Об этом он рассказал членам наблюдательной комиссии, к которым потом нагрянули следователи.
 
«В своем рассказе членам Общественной наблюдательной комиссии (ОНК) г. Москвы Заур Дадаев заявил, что после задержания 5 марта в Ингушетии, он двое суток провел без еды, скованным кандалами и цепями, с пакетом на голове, его пытали током. Другой обвиняемый, Шагид Губашев рассказал, что на глаза им сразу же одели повязки, на голову – мешки, которые были сняты только по прибытии в Москву в СИЗО на Петровке. Правозащитники из ОНК зафиксировали незначительные ссадины, следы на пальцах ног, похожие на ожоги от пыток током, синяки, следы от наручников. Практика пыток в правоохранительных органах на Кавказе довольно обширна, подтверждена документально, в том числе и решениями судов. И говорит она о том, что фигуранты дела Немцова если и ощутили на себе, то далеко не все возможности системы», – пишет портал «Кавказский узел».
 
Этот же информационный портал пишет о жертвах пыток, применяемых к подозреваемым и фигурантам, после которых люди остаются инвалидами и калеками. 
 
«Далеко не каждый раз, после пыток следует разговор с правозащитниками. Пытки — это метод подавления воли, способ получения необходимых показаний. Зачастую пытки заканчиваются смертью, а не разговором с правозащитниками. Формально чеченский ОМОН входит в систему МВД РФ и должен подчиняться федеральному руководству, но фактически, как и батальоны «Юг» и «Север», зависит от решений главы Чечни. Заур Дадаев находился в должности заместителя командира «Севера» в тот день когда был убит Немцов. Ироничный поворот сюжета, когда на пытки жалуется человек, наверняка, прекрасно знакомый с действительной практикой применения пыток на территории кавказских республик в целом, и в Чечне в частности. Мы не знаем применялось ли насилие к Дадаеву и Губашеву, но следы, которые засвидетельствовали правозащитники на фигурантах дела Немцова, явно не сопоставимы с теми повреждениями, о которых уже многие годы сообщают жертвы пыток с Кавказа», – заключает портал.                     
 

Фото: nstarikov.ru











Lentainform