16+

Владимир Познер объясняет, почему в России сужается свобода печати

01/04/2015

Владимир Познер объясняет, почему в России сужается свобода печати

Владимир Владимирович Познер отмечает 1 апреля свой 81-й день рождения. По этому поводу он дал интервью, посвященное своей работе на «Первом канале», отмечающим в этот же день свое 20-летие.


             «Хотел бы уточнить одну вещь, которая для меня является принципиальной. Потому что в свое время я дал себе слово, что больше не буду никогда работать на государство, на какую-либо партию и никогда не буду служить. И мне, пока, по крайней мере, удалось быть верным своему обещанию. Так что я не являюсь штатным сотрудником Первого канала», – отметил Познер, отвечая на вопрос, чтобы он сказал «Первому каналу» в день его юбилея.  «Первый канал покупает программу, которую я делаю. Таким образом Первый для меня – это тот самый канал, который позволяет мне оставаться в сегодняшних неблагоприятных для профессии условиях журналистом. Более того, я абсолютно убежден, что программа "Познер" не могла бы существовать ни на одном из других федеральных каналов».
 
По словам телеведущего, та степень свободы, которая присутствует в его авторской передаче на Первом канале, была бы абсолютно неприемлемой для других каналов.
 
 
«Я не могу сказать, что знаю это точно, потому что работать на других и не пытался, но такое у меня создалось ощущение. И все-таки, поскольку я имею некий опыт работы на советском, а затем и российском телевидении, полагаю, что не заблуждаюсь», – считает Познер.
 
Владимир Владимирович уже 13 лет сотрудничает с «Первым каналом», за которые телеканал существенно изменился.
 
«Для меня главное, что произошли две вещи. Одна, которая происходит повсюду, это то, что становится все меньше и меньше прямого эфира. Все большее количество программ идет в записи. В защиту этого есть два аргумента. Первый заключается в том, что если программа идет в записи, можно потом взять наиболее интересные куски для ее рекламы, для того, чтобы привлечь к ней внимание людей. Так делается во всем мире. Второй аргумент – это, конечно, определенный контроль. Потому что если программа готовится в записи, потом можно что-то убрать из нее или как-то отредактировать. Это также общая телевизионная тенденция», – рассказывает в интервью "РГ" Познер. «И еще одна вещь – сужение того коридора, который я называю свободой печати. Я всегда говорю, что свобода печати – это коридор. В любой стране. Он может быть широким, узким, но это – коридор, а у коридора есть стены. И тот человек, который в своем коридоре попытается пробить стену, неизбежно встретится с неприятностями. <...>Так вот, коридор за эти годы заметно сузился в том, что касается всего, что можно отнести к политике. Вот это настолько очевидная вещь, что даже как-то неловко о ней говорить».
 
В то же время, Познер убежден, что именно на «Первом канале» творческое начало гораздо более заметно, чем на других каналах. Однако, отмечает, что телевизор смотрит, в принципе, очень мало.
 
«Телевизор смотрю в двух случаях – либо какую-то важную информацию, но это уже для меня не отдых, а работа. Либо это может быть совершенно выдающийся сериал, хотя таких на самом деле очень мало. Удивляет меня вот что. Недавно вышла моя книжка. Представляя ее, я выступаю в разных книжных магазинах Москвы – был уже примерно в шести. После презентаций отвечаю на вопросы. И меня поражает, что, во-первых, очень много людей (извините, но, я вправду не кокетничаю), но подавляющее большинство из них – это молодежь. И мне интересно – моя программа вроде бы не молодежная, и сам-то я уж точно не молодежный, а что происходит – не знаю», – отмечает телеведущий.                       
 
Фото: news.ykt.ru




3D графика на заказ







Lentainform