16+

«Режиссер фильм «Битва за Севастополь» сделал все, чтобы превратить главную героиню в зомби»

13/04/2015

КИРИЛЛ ЛЕГКОВ

В прокат вышел фильм «Битва за Севастополь», снятый режиссером Сергеем Мокрицким. Это кино о Людмиле Павличенко – она была снайпером и убила во время Великой Отечественной войны больше трехсот человек.


        Кино хорошо уже тем, что про него нельзя сказать, что оно плохое, как про многие фильмы, которые у нас снимают про войну. Хотя чего-то в нем все-таки не хватает. Геройство есть, а героини нет.

Фильм снимался на украинские и российские деньги на территории Севастополя, когда тот еще принадлежал Украине. Ясно, что сейчас так фильм снять не получилось бы. Но съемки заканчивали уже летом 2014-го когда мы с Украиной уже вовсю конфликтовали. Тем не менее и в украинском прокате кино идет. Но под другим названием. То есть названия говорящие: российское – многозначительная «Битва за Севастополь», украинское –  тоже многозначительная «Несокрушимая».

В общем, героиня там – снайпер Людмила Павличенко (в девичестве Белова), она стала сначала героем Великой Отечественной, а потом участницей пропагандистской поездки в Америку –  должна была вместе с другими советскими гражданами склонить союзников к открытию Второго фронта.

Фильм перескакивает с одной даты на другую. Все начинается с того, что в 1957-м в СССР приезжает супруга 32-го президента США Франклина Рузвельта Элеонора и просит отложить встречу с Никитой Хрущевым ради свидания с одним «важным человеком». Понятно, что этот человек – наша снайпер. Потом действие переносится в 1937-й, нам показывают прилежную студентку Одесского университета Люду, которая знакомствам с мужчинами предпочитает изучение истории, но неожиданно проявляет себя на стрельбище – «выбивает» 47 из 50. Понятно, откуда это – гены, отец Людмилы – молчаливый сотрудник НКВД. Потом война, фронт, туда попадает молодая снайпер. И перемежается все это сценами турне советских воинов по американским городам.

Каша войны – то есть страдания людей вперемешку с подвигами, а это в фильме есть – мне показалась правдоподобной. Без перегибов, свойственных Михалкову или Бондарчуку. Во всяком случае, нет очень долгих взглядов, заумных диалогов, нотаций, деклараций, из-за чего фильмы о войне – событии ужасном, по словам Толстого, когда невозможно ничего понять и ничего оценить, – превращаются в сплошную идеологему.

Еще в фильме хорошо, что  не хотелось зевать, во-первых, и не нужно было испытывать неловкость, во-вторых. А это для наших сценаристов и режиссеров почти подвиг. Финальные кадры, когда героиня, подстрелившая 309 официально сосчитанных фашистов (не людей – а именно фашистов, подчеркивает она), произносит перед влиятельными людьми США фразу: «Мне двадцать пять лет. На фронте я уничтожила триста девять фашистских захватчиков. Не кажется ли вам, джентльмены, что вы слишком долго прячетесь за моей спиной?», – при всем ее пафосе, по зрителям бьют сильно. Я вот, например, еще некоторое время посидел в кресле, а со мной это происходит нечасто, обычно хочется скорее выйти из кинозала и заняться другими делами.

По ходу фильма Элеонора Рузвельт (ее изящно играет Джоан Блэкхэм), пригласившая Людмилу пожить в Белом доме (идет 1942 год), говорит снайперу: «Почему они не видят в вас женщину?» Она не знает, что это так начальство снайперши захотело: руководитель делегации не разрешает ей надеть платье, Только форму. В общем, героиня пропускает вопрос Рузвельта мимо ушей, ничего не отвечает. 

А вот я бы точно этот же вопрос задал режиссеру фильма. Женщина-то где? Вроде на роль Павличенко выбрана вполне привлекательная актриса – Юлия Пересильд. Но режиссер сделал все, для того чтобы превратить ее в зомби. Может, конечно, это и есть задумка режиссера – показать, как война убивает женщину, которая убивает людей. Тогда это великий режиссерский ход. Но он так просто не прочитывается. Потому что Людмила Павличенко и до войны была такая: молчаливая, забитая, погруженная в себя.

Хотя и мужчины вроде какие-то вокруг мелькают. Вот ее приглашают в еврейскую семью, чтобы уговорить выйти замуж за будущего врача Бориса, но в это время по радио говорят, что Гитлер напал на СССР. А Людмила только этого и ждала – сорвалась с места и убежала на фронт. Может, конечно, она просто евреев опасалась?

Дальше Павличенко целится в фашистов и пытается понять, что такое любовь. Сначала влюбляется в капитана, но его убивают. Потом ей дают напарника. Снова вспыхивает чувство, но напарника тоже убивают. Остается опять все тот же еврейский врач Борис, который лечит Людмилу, хлопочет за нее и в итоге спасает ей жизнь, успев отправить из Севастополя, который оставлен врагу. Судьба Бориса, как можно понять, нехороша.

В общем, по ходу фильма ни разу не возникает вопрос, может ли женщина быть снайпером. Все время возникает другой: может ли снайпер быть женщиной? Но переживает за это только супруга президента США.

А ты тоже видишь на экране терминатора 1940-х, «оружие войны», которому запрещено чувствовать и страдать. Трудно понять, кто герой фильма: женщина или винтовка?             

ранее:

«Петербург оказал на Балабанова большое влияние: он понял, что здесь можно снимать любую натуру, особенно когда нет людей»
«Чего только не услышишь, гуляя с собакой...»
«Уходящая натура» – это фильм про беспросветную жизнь советских людей. Но я этого не почувствовал...»
«Почему так хорошо себя чувствуешь, когда показывают "старые добрые" фильмы?»
«Посоветовал бы взять на просмотр нового фильма Михалкова термос и бутерброды...»





3D графика на заказ

установка натяжных потолков в москве








Lentainform