16+

Освиставшая Мединского на «Золотой Маске» девушка написала ему гневное анонимное письмо

20/04/2015

Освиставшая Мединского на «Золотой Маске» девушка написала ему гневное анонимное письмо

Я верующий, воцерквленный человек, к тому же патриот. Думаю, каждому в зале было что сказать. Верните Мездрича, сверните Кехмана, прекратите ликвидацию «Открытой сцены».


             Мое состояние угнетенности и ужаса от всего происходящего давно зашкаливает — причем в большей степени от того, что я, студентка театрального вуза и сотрудник репертуарного театра, ничего не могу сделать. Я могу следить за новостной лентой на фейсбуке и подписывать петиции — но это бесполезно. Мне неспокойно. Мне тошно. И вот я оказываюсь на церемонии «Золотой Маски», где шикарные женщины и красивые мужчины делают вид, что в театре все благополучно. Как не могут предсказать очередного цунами, так и я не знала, что к моменту появления министра культуры внутреннее мое отвращение к происходящему извергнет эти столь важные, наболевшие два слова. Пусть все еще раз подумают — голос у меня громкий, я всегда рада напомнить.
 
Приглашать на сцену господина Мединского — последнее, что стоило сделать при нынешнем положении вещей. А уж если звать, то только чтобы вручить ему еще одну «Золотую Маску», а лучше каску — за не сходящие с репертуара абсурдные водевили в духе телепрограммы «Маски-шоу». Вникните во все сумасшествие слов — «человека судили за спектакль». Не за убийство или коррупцию, а за спектакль. Как совсем недавно сажали за романы и стихи. Как уничтожали карьеры лучших театроведов прошлого столетия, заклеймив их как «одну антипатриотическую группу театральных критиков», «последышей буржуазного эстетства», пропагандирующих «развратную» комедию дель арте.
 

 
Здоровая ситуация для театра — когда он чутко откликается на все, что происходит в стране и в мире. Российское общество дало трещину. Это трещина между «мы» и «они». Каждый россиянин — только по одну из сторон. Как бы не хотелось избежать этого противопоставления, невозможно ассоциировать себя с «ними». Я чувствую потребность ходить в церковь, но мне трудно это делать, пока священники пишут доносы и борюся с искусством. Обязанность художника — заглядывать в такие трещины и показывать нам, сколько там грязи скопилось. Но власти нужен не художник, а маляр, который сможет эту трещину заштукатурить — вот только она от этого разойдется еще шире. Если нейтрализовать одного деятеля культуры, двух, это навредит не только конкретным людям, но и всему социуму, который будет лишен способности к саморефлексии. Удивительно, что приходится повторять такие очевидные вещи.
 
Если закрыли «Тангейзер» — будут закрывать дальше. В том числе это может грозить и нескольким столичным номинантам на «Маску». Вот только что придет им на смену? Сколько бы чиновники от культуры не клялись именами русских классиков, в реальности их политика аппелирует не к вольнодумцу Пушкину, а к некоторым его современникам, не бог весть каким гениальным, зато весьма патриотичным — Нестору Кукольнику и Николаю Полевому, авторам шедевров «Рука всевышнего отечество спасла» и «Параша Сибирячка». Сегодня созданы все условия, чтобы у них появились последователи. Вот только художник, обслуживающий власть, должен помнить, что неприкосновенность в авторитарном государстве нельзя купить — это привилегия, которую собственники власти делят только с избранными. Ведь услуги придворного поэта — вовсе не предмет первой необходимости.
 
UPD. Сегодня министр культуры Владимир Мединский заявил, что «Тангейзер» может вернуться на сцену Новосибирского театра оперы и балета, но в измененном виде или, возможно, в концертном варианте.                
 
teatrall.ru, фото: lenta.ru










Lentainform