16+

«Мы наконец-то узнали, кто поджигает траву в Сибири: оппозиция и корреспондент Первого канала»

24/04/2015

ГЛЕБ СТАШКОВ

В южной Сибири бушуют лесные пожары. Так сильно бушуют, что кое-кто увидел в этом злонамеренный умысел.


               Поджигатели травы: кто они на самом деле

Некоторое время назад полпред президента в Сибирском федеральном округе Николай Рогожкин обвинил в лесных пожарах оппозиционеров-диверсантов.
– Собралась какая-то группа людей или оппозиция, как ее сейчас называют. Прошла инструктаж и провела диверсионные акты в плане возгорания вот в тех или иных точках.

А что? Писал же оппозиционер Одоевский (между прочим, из Сибири):

Наш скорбный труд не пропадет,
Из искры возгорится пламя.

И в самом деле – возгорелось. До сих пор до конца потушить не можем.

Но с оппозицией как-то не срослось. Да и полпред Рогожкин дал заднего ходу. Оппозиция, говорит, это граждане, которые «продолжают разводить костры, вести поджоги травы в сельхозугодиях и на собственных лесных делянах».

Такое вот определение оппозиции. Довольно унизительное для наших оппозиционеров. Хотя, возможно, они именно такого определения и заслуживают.

Однако на прошлой неделе выяснилось, что траву поджигает вовсе не оппозиция. В Хакасии траву поджег корреспондент Первого канала. Корреспондент Первого канала не может быть оппозиционером. Надеюсь, это понятно без объяснений.

Короче говоря, корреспондент бросил окурок, чтобы поджечь траву и «дать фон» для репортажа.
– Надо голову иметь на плечах, соображать, что ты делаешь! – возмущалось начальство корреспондента.

Я согласен с начальством. Надо совсем ничего не соображать, чтобы поджигать траву окурком. Это же неудобно. Поджигать нужно хотя бы зажигалкой. Не говоря уже о том, что поджигать совсем не нужно.

Впрочем, и то правда, что ради красивой картинки телевизионщикам приходится идти на самые чудовищные жертвы.

10 лет назад я пробовал свои силы на одном телеканале. Снимал репортажи.

Однажды мы делали репортаж про скрытые камеры. Я сочинил текст. Хороший текст. Пафосный. Нигде, мол, не убережешься от этих камер скрытого видеонаблюдения. Даже в туалете. Ну чистый Оруэлл. Большой брат следит за тобой.

– Нужна хорошая картинка, – сказало начальство.
– Нужна, – вяло ответил я.
– Даже, говоришь, в туалете не убережешься? – спросило начальство и посмотрело на дверь редакционного туалета.
– Даже там, – согласился я.
– Сейчас ты пойдешь в туалет, – сказало начальство, – а мы будем тебя снимать.

Перед входом в туалет поставили лестницу, на которую взобрался оператор. Чтобы снимать меня сверху. Будто бы скрытой камерой.
Народу собралось человек пятнадцать. Толпятся, обсуждают и ржут:
– Ха-ха-ха.
Оператор включил камеру.  

Я зашел в туалет и закрыл за собой дверь.
– Совсем дурак? – закричало начальство. – Дверь закрывать не надо. Мы не может снимать тебя через дверь.

Дубль второй. Я снова зашел в туалет и в нерешительности остановился перед унитазом.
– Чего встал? – кричит начальство. – Садись.
– А штаны снимать? – спрашиваю я.
– Совсем с ума сошел! – кричит начальство. – Садись на унитаз в штанах. Посиди немножко, потом отмотай бумажки, сделай вид, что подтираешься, и уходи.

Дубль третий. Я сделал все так, как просило начальство. И даже руки помыл перед выходом из сортира.

Начальство снова недовольно.
– Почему, – кричит, – движения неестественные? Как будто ты на деревянных ногах в туалет входишь.

А на каких еще ногах я должен входить в туалет, когда на меня 15 человек смотрят и ржут.

В общем, забраковали меня. Позвали самую красивую девушку редакции.

Народу еще больше собралось. Все смотрят и ждут: может, девушка – в отличие от меня – не будет спрашивать и снимет-таки штаны.

Не сняла. Но прошлась и уселась красиво.

А мой поход в туалет тоже в сюжет пустили. И я увидел, что на голове у меня огромная лысина. И с горя уволился с телевидения.

Вот на какие жертвы приходится идти ради картинки. Но мы, к счастью, снимали безобидные сюжеты. А Первый канал всякие снимает. Скажем, боевые действия. Где тоже нужно организовать красивую картинку.

Пришло время для философских обобщений. Когда пытаешься объяснить нашу жизнь, правдивым оказывается самая немыслимая теория.

Взять те же лесные пожары. Банальная теория оппозиционного заговора не сработала. А сработал Пелевин. Почитайте, к примеру, «S.N.U.F.F.». Все события  реальной жизни, включая войны и перевороты, подстраивают телевизионщики, чтобы получить деньги за удачный кадр.

Но об этом лучше совсем не думать.               

ранее:

«Несовершеннолетние двигают попами, а страна погружается в бездну»
«Убивать людей, конечно, жестоко, но надо же с ними что-то делать»
Почему судьба поросенка Игорька так взволновала общественность
«Нужно сделать «Минуту славы» для депутатов: пусть Милонов выходит и рассказывает, как просматривает порновидео звезд»
Что надо сделать, чтобы твои заслуги перед родиной оценили по высшему разряду





3D графика на заказ

установка натяжных потолков в москве








Lentainform