16+

«Разве скорбь нуждается в массовости. В миллионах?»

12/05/2015

«Разве скорбь нуждается в массовости. В миллионах?»

Сложно мне понять некоторые вещи. Даже невозможно. Для меня смерть, переживание ухода близкого человека - интимное, личное переживание. Я не могу представить, как эту боль вынести на всеобщее обозрение, ходить с портретом как на крестном ходу с иконой.


            Мой дед умер двадцать один год назад, а он мне снится, я помню его, рана от утраты не то что не зажила, а не дает надежды, что заживет. Я физически не могу себя представить с его портретом в окружении толпы. Вот он, портрет, стоит передо мной на полке, как стоял все эти годы. Моя память, наши с ним разговоры немыслимы среди криков "Ура! Победа!", которые я вчера слышал в метро.

Большинство участников войны, и уже даже не участников, а детей войны – умерли. Борьба за жизнь уже даже не пожилых, а в полном смысле этого слова престарелых родственников превращается в условиях нашей действительности в отдельное мучительное дело.

Поколение уходит, ушло вернее практически, закрывает за собой дверь. Это очень больно все. И грустно.

Но разве скорбь нуждается в массовости. В миллионах? А если это не скорбь, то что это?

Отличная картинка, замечательное мероприятие, искренние люди. По общему мнению – огромное чувство единения, чувство "народа – победителя". Но разве нельзя это единение пережить другим способом? Без вторжение в сферу глубоко личного. Обобществления интимных переживаний смерти и гордости.

Я все понимаю и про национальное единство, и про народ победитель, и про символы, но разделить этого не могу. Вчера, под крики "Ура! Победа!" я чувствовал, что такая общая эмоция, кричащие и радующиеся люди в пилотках меня лишают части моей личной истории.

Встреч ветеранов еще живых в 80е, книжек из "Библиотеки офицера", разговоров с дедом, воспоминаний, огромного еврейского рода, вырезанного в Ошмянах, всего того, что составляло День Победы, на котором я был воспитан.

Танки все эти, Дима Билан со Звездой героя, миллион портретов мертвых людей за которым не видно людей живых, невиданное чувство радости и единения, Пан Ги Мун и Роберт Мугабе – той войны и не осталось за всем этим.

Хотя может все наоборот. Может это я не прав. Мертвые мертвы. Живые живы. Пусть радуются. Испытывают глубокое национальное чувство. Реализуют важные геополитические цели. Мы победили! Ура!            

Глеб Кузнецов, фото moypolk.ru











Lentainform