16+

«Чеченский мезальянс»: почему история 17-летней Луизы стала прецедентом в России

14/05/2015

«Чеченский мезальянс»: почему история 17-летней Луизы стала прецедентом в России

История вокруг свадьбы 17-летней чеченской школьницы и пожилого местного начальника полиции продолжается. Несмотря на заявление самой невесты, что ее согласие стало добровольным, специальный корреспондент «Новой Газеты» решила самолично посетить родовое село девушки. Чеченские правоохранители посоветовали журналистке следить за собственной безопасностью.


           Журналистка Елена Милашина из «Новой газеты» занималась этим делом с самого начала. Именно она начала шумиху вокруг сватовства начальника чеченского РОВД к несовершеннолетней школьнице. Тем более, что у  Нажида Гучигова уже есть одна супруга. Формально, в Чечне запрещено многоженство. Впоследствии, после вмешательства Рамзана Кадырова, девушка заявила в эфире LifeNews, что ее семья согласна на этот возрастной мезальянс. Но, по мнению Милашиной, 17-летней Хеде (Луизе) Гойлабиевой угрожали, и скорее всего, чтобы спасти свою семью она согласилась на этот брак. Для более полной информации Милашина отправилась в Чечню сама.
 
На посту у въезда в Ножай-Юртовский район Чечни, где находится родное село Гойлабиевой, ее остановили "российские полицейские". Постовые предупредили Милашину, что ее персоне большое внимание уделяют чеченские правоохранители.
 
Именно постовые, как следует из сообщения газеты, предупредили Милашину о возможной опасности. Журналистка, в свою очередь, не оставляет попыток попасть в село Байтарки, поскольку ей стало известно, что сегодня Гойлабиеву можно будет застать дома и поговорить с ней о ее свадьбе с главой РОВД Ножай-Юртовского района, которая, по последним данным, не состоялась.
 
Журналистка все же побывала в родных Хеде Байтарках и поговорила с ее родственниками. Самой девушки, по стечению обстоятельств, дома не было. На обратной дороге из села журналистка заметила, что несколько машин преследовали ее автомобиль.
 
«Сообщение от Elena Milashina, находящейся ныне на пути в село Байтарки Ножай-Юртовского района Чеченской республики, где живет Хеда Гойлабиева. Русские полицейские, которые остановили две машины The Joint Mobile Group in Chechnya, в которых, кроме Лены и сопровождающих ее ребят из СМГ, находится журналист нижегородского МК Константин Гусев, рассказали ей, что ее личностью весьма интересовались чеченские правоохранители. Рекомендовали внимательнее следить за личной безопасностью. Вчера, когда Лена и сопровождающий из СМГ выезжали из Байтарок, их машину вели практически до самого Хасавьюрт», – сообщает  коллега журналистки Ольга Боброва.
 
Елена Милашина прибыла в Чеченскую Республику несколько дней назад по заданию редакции для подготовки материала о готовящейся свадьбе главы РОВД Ножай-Юртовского района и Хеды Гойлабиевой. Чеченская свадьба стала главным региональным медийным событием первой половины мая, и первой о ней рассказала именно Елена Милашина, к которой обратились за помощью односельчане юной Гойлабиевой. После этой истории жители Чечни рассказали о давлении на семьи девушек при заключении браков.
 
В свою очередь телекомпания "Грозный" утверждает, что платье невесты – самое долгожданное в жизни Луизы Гойлабиевой, и выбирала она его очень долго, как и подарки для родственники будущего супруга.
Чеченские журналисты утверждают, что ни сама невеста, ни ее мать, Макка, не противились браку. В разговоре с ними девушка сказала, что ни с кем из журналистов по телефону никогда не говорила. А тот факт, что со съемочной группой она общалась с большим трудом, в сюжете объясняется национальным менталитетом и обычаем.
 
"Нелепость обвинений о нарушении прав девушки, некоторых правозащитников и СМИ очевидна. Если бы и первые, и вторые так беспокоились за регион и ее жителей, то наверняка бы знали, что именно здесь и именно по поручению Рамзана Кадырова активно ведется работа по укреплению института семьи. По поручению главы Чечни запрещены ранние браки, кроме того поддержку общественности получило и его решение о запрете старинного обычая умыкания невест", – отмечает телеканал.
 
"Грозный" уверяет, что шумиха не повлияла на решение девушки выйти замуж за взрослого жениха, и предполагает, что действия журналистов федеральных СМИ продиктованы выполнением заказа или привычкой "делать рейтинги" на чеченской тематике.
 
История Хеды  Гойлабиевой спровоцировала активное обсуждение в блогосфере. Член Комитета гражданских инициатив Екатерина Макаревич считает «чеченский мезальянс» позором для нашей страны.
 
«Я просто напоминаю. В следующий раз, когда Мизулина захочет хоть словом обмолвиться о половом воспитании школьников и о растлении несовершеннолетних, или Астахов вдруг решит, что имеет право вещать от имени детей и подростков, или Голодец вместе с Яровой неожиданно вспомнят о семейных ценностях и патриотическом воспитании, или Жириновский брякнет очередное популистское про сокращение секса или Милонов опять будет волноваться о совращении молоденьких мальчиков стариками...
 
Просто, дорогие сограждане, вспомните, что ни один из этих депутатов, якобы заботящиеся о семейных ценностях и будто бы рьяно защищающие права детей и несовершеннолетних по всей нашей стране. Ни один из них не заступился за 17-летнюю несовершеннолетнюю девушку из Чечни Луизу Гойлабиеву, которую насильно хочет взять в жены, (причем второй женой) 46-летний руководитель отдела полиции Ножай-Юртовского РОВД Нажуд Гучигов.
 
У меня волосы дыбом встают от этой истории.
 
Как вообще такое возможно в России? Или Чечня все-таки живет не по Конституции РФ, где прописано, что многоженство незаконно и что вступать в брак могут только совершеннолетние.
 
Может, Чечня живет по законам шариата, когда невест можно похищать, силком заставлять женить на себе, где женщины не имеют даже права голоса и за них их будущее решает либо отец, либо, как в этой ситуации начальник РОВД.
 
Как это вообще может обсуждаться с позиции: "ну у них свои порядки".
 
И что это значит, что чеченец или индус, или другой представитель может приехать в Москву, например, взять в жены блондинку, брюнетку и рыжую для разнообразия и потом им также ничего не будет за это. Потому что у них такие порядки? Херли.
 
Я не готова допустить такое. 
 
Хотят жить по законам шариата, пусть живут, но не надо бить себя в грудь и кричать на каждом углу Рамзану Кадырову, что Чечня живет по законам России.
 
Позор нашим депутатам, что они даже не пикнули в защиту девочки. Вы посмотрите на нее. Да она запугана до смерти, отвечает на вопросы только после того, как мать ей нашепчет.
 
Просто знайте, граждане. Вас дичайшим образом обманули. 
 
Вас никто не защитит, никто не поможет, если вы приглянетесь чеченскому полицейскому, потому что наши депутаты – ряженые. А уж кто они на самом деле – клоуны или агенты, работающие на наших врагов (иначе просто подумать нельзя) – это вы и так знаете! Позор! Позор! Позор!»
 
Антон Носик тоже не прошел мимо и прокомментировал эту историю в своем ЖЖ.
 
«В Медузе — очень внятный репортаж о положении жён и невест в суверенной Чечне.
 
Три цитаты оттуда:
 
Известная чеченская певица Хеда Хамзатова некоторое время числилась пропавшей без вести — вскоре после того, как, по словам правозащитников, отказалась выйти за высокопоставленного чеченца. Впоследствии она планировала выйти замуж за армянина, но свадьба не состоялась из-за вмешательства Рамзана Кадырова. На заседании правительства он заявил: «Мы поехали за ней в Армению, сказав, что позор для чеченки, плюс заслуженной артистки республики — выходить за такой сброд! Я многим дал поручение, чтобы за ней поехали. Взял разрешение у ее родителей, и забрал ее оттуда»
 
И ещё:
 
Молодые девушки в Чечне довольно беззащитны, если у них нет силовиков в семье. Привлекательные девушки, которые относятся к семьям, не занимающим особое положение, являются объектами особого внимания. Реальные интересы девушки и наличие молодого человека — не серьезный фактор... В случаях, когда сватовство за пожилых людей происходит со стороны людей, облеченных властью, отказ, конечно, побуждает существенные страхи у родственников невесты. Известно, что силовики на территории Чечни обладают абсолютным влиянием и могут похитить, сжечь дом и так далее.
 
И ещё:
 
18-летняя студентка Амина Эдиева была похищена днем на улице Грозного. Четверо мужчин затолкали ее в машину; Эдиева кричала и пыталась сопротивляться. Один из нападавших оказался ее будущим мужем. Через восемь месяцев она вернулась в родительский дом.
 
Законы шариата и личные распоряжения Рамзана Кадырова имеют в Чечне приоритет над федеральными законами РФ. В Семейном кодексе РФ имеется статья 14, согласно которой наличие жены у мужчины считается препятствием для заключения им ещё одного брака, и статья 27, где сказано, что брак, заключённый женатым мужчиной, является недействительным. Ни та, ни другая норма федерального законодательства в Чеченской Республике не соблюдается. То есть там можно завести себе и вторую, и третью, и четвёртую жену — просто этот брак не будет зарегистрирован в ЗАГСе, и эта жена не получит никаких законных прав, а если муж пожелает её выгнать из дома, то детей он оставит себе, и может вообще запретить им общаться с матерью.
 

Это как бы Россия. Как бы Европа. Как бы 2015 год. Духовность, скрепы, вот это вот всё. Но я почему-то сомневаюсь, что этот материал Медузы привлечёт внимание диванных воительниц против сексистской угрозы. Потому что одно дело разоблачать Игоря Белкина, Мэтта Тэйлора, Галю Тимченко и Надю Толоконникову, а совсем другое — публично поднимать вопрос о правах женщин в Чечне».                 

Фото: kavpolit.com











Lentainform