16+

Почему акция «Бессмертный полк» очень многим показалась шествием зомби

15/05/2015

ОЛЬГА СЕРЕБРЯНАЯ

Не успели в сети отпраздновать 70-летие Победы, как разгорелась новая война – война за память. Поводом стала акция «Бессмертный полк», прошедшая во всех крупных городах России.


           Она моментально заглушила все шутки по поводу танка, заглохшего на репетиции московского парада, прекратила поиски ряженых ветеранах на трибунах у стен Кремля и вообще положила конец разговорам о «рейдерском захвате» Победы, инициированным накануне юбилея популярным психологом Людмилой Петрановской. Десятки тысяч людей шли с портретами погибших на войне предков.

Ошеломительный эффект акции Ирина Арутюнова описала так: «Я смотрела на «Бессмертный полк» на Невском проспекте. Это было потрясающе!!! Неповторимое зрелище. Нескончаемый поток людей с просветленными лицами с портретами в руках. Это шествие живых потомков, поднимающих вверх в небо фото молодых предков. Ощущение соприсутствия».

Поток восхищенных отзывов не перебивали ни портреты Сталина и Ленина, которые люди несли в Иркутске, ни портрет Берии и живой Хирург, шествовавшие в Москве, ни фотографии плакатов, якобы брошенных участниками на улице сразу после марша.

Вот только было у этой акции одно «но», которое сразу же отметил Олег Кашин: «Большие массовые акции по типу "несколько тысяч тинейджеров вешает нескольким тысячам ветеранов на шею по гильзе с поздравлением к 9 мая" – это были крупнейшие акции "Наших" в нулевые. И какая ирония судьбы, что они этот формат создавали много лет и тестировали, а в итоге главной и, видимо, уже прижившейся общенациональной акцией этого формата стала та, которую придумали не они, а томский независимый телеканал, в этом году разгромленный государством».

О том, что государство «перехватило» искреннее начинание журналист томского ТВ-2 и председатель совета межрегионального историко-патриотического движения «Бессмертный полк» Сергей Лапенков жаловался еще в апреле. Состоявшиеся акции его опасения подтвердили. Разговор о «рейдерском захвате» всего святого пошел бы здесь на второй круг, если бы огромное впечатление, оставленное акцией, не породило размышлений более философского свойства: очень многим она показалась шествием зомби.

Одним из первых этот эффект заметил Павел Арсеньев: «Если в случае политической манифестации участники требуют защиты или расширения своих прав, т.е. декларируют способность действовать от своего лица, то 9 мая люди представляли не самих себя, а (предположительно) своих (предположительно) воевавших родственников, в чем главное могло бы быть с точностью подмечено только Вагиновым и Юфитом: они представляли не себя, а мертвецов».

Сергей Зенкин, анализируя логику обрядов, пишет: «Есть обычные, стандартные формы поминовения усопших. Главная из них – посещение кладбища (или памятников, символически заменяющих могилы). Здесь же все наоборот: марш "бессмертного полка" – это такая антипасха (вскоре после настоящей), когда не живые направляются к могилам мертвых, а сами мертвые сходят со своих могильных изображений и плотной колонной шествуют по городу. Зомби не зомби, но это кладбище, вышедшее на улицы».

Оживших мертвецов во всех культурах принято бояться – их стараются почтить и задобрить, потому что повторение прошлого не нужно никому. Фотографии российских городов, наполненных идущими колонной покойниками, свидетельствуют о том, что сейчас их, наоборот, стараются мобилизовать. Зенкин констатирует: «неладно что-то в национальной памяти и самосознании», а Роман Лейбов, сравнивая придуманное «Мемориалом» чтение имен репрессированных у Соловецкого камня с шествием «Бессмертного полка», ставит более точный диагноз: «Они отчетливо противоположны по смыслу.

"Возвращение имен" – это о том, что нельзя забывать, чтобы не повторялось. "Бессмертный полк" – это о том, что нельзя забывать, чтобы бесконечно повторялось». И оно, кажется, повторяется – уже и дети в школе разучивают вот какую песню:

Русская земля, божия обитель,
Льется на заре несказанный свет.
Русская земля, кто тебя обидел?
Недругам твоим прощенья нет.                

ранее:

«Долг каждой российской женщины – родить сома...»
«Еще немного и чиновники наденут лифчики всем греческим богиням и отобьют молотком пенисы всем римским богам»
«Михалковым миллиард на фастфуды. Кобзону триллиард на парикмахерские?!»
Зачем реальной водке, которую многие любят и пьют, пять миллионов фиктивных лайков?
«Между «телочками» и дискриминацией женщины в виде превращения ее в объект любования есть прямая связь»











Lentainform