16+

«Неужели мои Альпы превратились в огромный «Диснейленд»?

21/05/2015

ЕВГЕНИЙ фон АРБ

Для швейцарца Петербург не имеет особого ландшафта, если только прямую линию можно назвать ландшафтом. Вопрос о том, почему Петербург такой плоский или почему он должен быть таким, озаботил меня во время дискуссии о возможном строительстве башни «Газпрома».


        И хотя я, в принципе, люблю современную архитектуру и не слишком восторгаюсь консервативным духом эпохи Николая I и позицией ЮНЕСКО, я решил для себя, что городу просто необходимо пространство над собой, чтобы наполнять его креативом, мечтами и фантазиями.

Моя родина, наоборот, особо не нуждается в фантазиях и мечтах – ей ближе реальные ценности. Поэтому швейцарский горизонт заполнен горами, в которые я вернулся прошлым летом в первый раз после десятилетнего перерыва. Бывшая коллега из редакции местной газеты предложила мне написать репортаж о горном хозяйстве «Альп» для книги о регионе. «Альп» – это ферма, расположенная высоко в горах, там летом живут фермеры со своими коровами, изготавливая свежий сыр и прочие молочные продукты для собственного использования и для продажи в долине.

Когда я садился в кресельный подъемник в маленькой деревне Фильцбах, я не знал, насколько сильно отошел душой от гор, живя в России. Мои ноги болтались на фоне горного пейзажа, под синим небом паслись серо-коричневые коровы и смотрели на меня  снизу. Все было крайне подозрительно! Терпеть не могу такие пейзажи-открытки с прирученной природой!

Дискомфорт усилился, когда я продолжил путь на тропе от горной станции. Я не мог избавиться от чувства, что нахожусь в огромном ботаническом саду, где слева чертополохи и горечавки, а справа горная речка со стерильно чистой водой и даже коровьи лепешки в траве имеют строго определенную температуру. Только табличек под каждым цветком с латинским названием не хватало! Зато я регулярно встречал отвратительные желтые указатели, на которых не только указан ближайший пункт путешествия, но и точное время прибытия в нужную точку.

Я вспомнил швейцарского писателя Мориса Шаппаза, который в 1950–60-е годы выступал против разрушения горного мира туриндустрией и плотинами гидроэлектростанций. Хотя сегодня туризм является «щадящим», цивилизация все больше и больше пробирается в отдаленные районы Альп. Особенно остро это проникновение выразилось в проблеме искусственного разведения волков через сто лет после их истребления в швейцарских Альпах. Хотя в этой сфере есть успехи, но теперь волки снова убиваются браконьерами и фермерами, потому что выходят за рамки дикой природы и не соблюдают «меню», которое им предписывают биологи.

Хозяин горной фермы оказался скорее аграрно-туристическим менеджером, чем крестьянином. Очень симпатичный, продвинутый молодой человек, совсем не похожий на мрачного и одинокого «эльплера» из жутких швейцарских сказок. Парень живет счастливой жизнью со своей семьей, жена – физиотерапевт, работает два дня в неделю в долине. Параллельно с фермой он подрабатывает горным гидом во всей Европе и занимается сплавом по рекам. По ходу экскурсии по крестьянской усадьбе я познакомился с двумя стажерами из Чехии и Словакии. На стене коровника написаны большими буквами адрес вебсайта этого туристического проекта, который предлагает своим гостям ночевку на сеновале, мастер-класс сыроделия и летние театральные спектакли. Этим вечером уже был заявлен визит международной группы экономистов из конгресс-центра в долине.

Я сразу понял, что в моей статье будет о чем написать: отличный проект, блестящий менеджмент… Одновременно я спрашивал себя: где же та дикость, архаичность и одиночество тех гор, которые я видел в детстве на семейной даче? Неужели мои Альпы уже превратились в огромный «Диснейленд»? Ответ я получил внезапно: резко изменилась погода. Из «идеально синего неба» грохнул ливень с молниями. Потом буря поутихла, снизу на урок сыроделания добралась группа экономистов. И я  легким шагом тронулся в обратную дорогу, через сто метров поскользнулся и ударился твердым швейцарским черепом о швейцарский валун из очень качественного гранита. Тут я вспомнил, что забыл оформить до отъезда из России медицинскую страховку для Швейцарии. Эта мысль помогла мне быстро подняться, и только тогда я понял, что мои очки полностью согнуты и над правым глазом выросла очень приличная шишка.

Значительно аккуратнее я шагал дальше и все-таки упал второй раз. Тут меня охватила паника: сердитые горные духи решили отомстить мне за мои сомнения в их существовании. Грязный и побитый, я побежал дальше – снова началась гроза, и я еле добрался до укрытия на станции фуникулера.

Через полтора часа с фермы вернулись экономисты в веселом настроении – видимо, программа изготовления сыра включала дегустацию белого вина. К счастью, мне предлагали поехать с ними в долину на машине. Через несколько метров водитель закричал: «Лягушки на дороге!» В блеске фар по асфальту прыгало несметное количество лягушек. Я потирал свою шишку, наблюдая этот мини-апокалипсис. И понял, что это ответ гор лично мне: «Вон отсюда, чужестранец!»               

ранее:

«В России мне часто приходится забывать о времени...»











Lentainform