16+

Геннадий Орлов - о том, когда у «Зенита» появится русский тренер

25/05/2015

Геннадий Орлов - о том, когда у «Зенита» появится русский тренер

Футбольной команде «Зенит» исполняется 90 лет, она в пятый раз стала чемпионом страны, а Геннадий Орлов презентовал свою новую книгу о ней «Вертикаль “Зенита”». «Город 812» спросил у телекомментатора, которому этой весной исполнилось 70, что будет с «Зенитом» дальше.


            – Специально писали книгу к 90-летию «Зенита»?
– Да я все даты держал, конечно, в голове, но замысел был все-таки другой. Мне стало интересно проследить последние 25 лет «Зенита» (благо я все это время был рядом с ним), сделать анализ того, как команда росла от тренера к тренеру, как пришла к сегодняшним победам, из рядовой превратилась в по-настоящему серьезную. Все построено на воспоминаниях очевидцев, много от первого лица, интервью с Аршавиным, Давыдовым. Черкасов очень неординарно говорит – это он рассказывает, что для «Зенита» деньги занимали у бандитов.

– То есть первым героем должен быть Вячеслав Мельников – тренер, с которым «Зенит» стартовал в первом чемпионате России.
– Удивительно, но каждый новый тренер что-то поднимал. В 1991 году был полный развал. Настолько плачевное состояние, что зарплату футболисты получали ленвестовскими ботинками.  Мельников стабилизировал ситуацию, они боролись с тольяттинской «Ладой» за возвращение в высшую лигу, но задачу «Зенит» выполнил только когда пришел Садырин. Я описал историю его возвращения, как он встречался с Собчаком, как Мутко стал президентом.

– И про то, как Мутко отказался от Cадырина тоже есть? Ведь вы какое-то время не комментировали матчи «Зенита» после фразы о том, что за одного Садырина сотню Мутко дают...
– Я не так сказал. Точно помню, потому что одна газета дала большими буквами на первой полосе как фразу недели: таких, как Садырин, десятки, а как Мутко – сотни. Из-за этого у меня действительно произошла ссора с Мутко, и об этом тоже в книге есть. Как есть и о том, что Садырин и группа его друзей, как выяснилось, хотели получить акции клуба, выдавить оттуда «Газпром». Вот Мутко и Сердюков решили и не продлевать с Садыриным контракт.

– И на его место позвали Бышовца. Он вам нравился?
– Гений футбольной интриги! Так глава про Бышовца и называется. Но он тоже поднимает «Зенит». Это при нем команда впервые выходит на первое место и несколько туров подряд возглавляет турнирную таблицу. Бышовец уходит в сборную, но его помощник Давыдов выигрывает Кубок России. Первый титул в российской истории клуба! Морозов выигрывает третье место, Петржела – второе, затем приходит Адвокат. Это расцвет, пик «Зенита» – первое чемпионство в 2007 году, Кубок УЕФА. Дальше – больше. Спаллетти два раза выигрывает чемпионат России, и два раза «Зенит» в Лиге чемпионов доходит до 1/8 финала.

– На чем же сломался итальянец?
– Хитрый лис Лучано все время пытался заручиться дружбой с местными футболистами и их поддержкой, но не получилось. Хотя они вели себя тоже не совсем пристойно. При Адвокате премиальные за победу получали все, включая запасных, не выходивших на замену. При Спаллетти эту систему отменили: осталась небольшая премия за выигрыш, а в конце сезона – подсчет бонусов в зависимости от занятого места. Тогда-то и начались скандалы Спаллетти с русскими игроками, прошла первая трещина. Тренер стал говорить: мол, это не моя инициатива, это клуб так решил. Ряд игроков посчитали, что это было сделано неправильно, ведь они привыкли к тому, что зайдет руководитель в раздевалку после игры и скажет: обыграли «Спартак»? Получите двойные премиальные! Но как бы там ни было, нам повезло, что в российский футбол пришли Хиддинк, Адвокат, Спаллетти, Виллаш-Боаш. Это очень видные, даже по западным меркам, люди, они очень многое нам дали.

– Про Виллаш-Боаша что пишете?
– Я заканчивал книгу в декабре, и давать оценку португальцу тогда еще рано было. Сегодня могу сказать, что аналитик он замечательный, в футболе понимает отлично. Игровая дисциплина у Виллаш-Боаша выше, чем у Спаллетти, это бесспорно. Тренерский штурвал Андре вообще крепко держит в руках. Вкус на игроков у него тоже есть – Гарай и Гарсия игроки высокого класса. Это заслуга менеджмента «Зенита», что клуб сумел заполучить футболистов, на которых кто только не претендовал, а они играют за «Зенит». Но это и заслуга Виллаш-Боаша, к другому тренеру они могли бы и не пойти. А без них «Зениту» пришлось бы куда труднее – тот же Гарай выпал против «Севильи», и мы получили в свои ворота два гола на «Петровском».

– А кто будет следующим тренером «Зенита»? Тоже иностранец?
– Об этом есть в книге. В последней главе как раз я пишу, что пока иностранные тренеры для нашего футбола – это благо. Но при этом привожу слова Аршавина, который считает, что после Виллаш-Боаша в «Зените» будет русский тренер. Конечно, не завтра и не послезавтра, но клуб к этому все равно придет. И действительно, в обойме у него по-прежнему Давыдов, а еще есть более молодые Радимов и Семак с их зарубежным опытом. Они знают иностранные языки, поэтому с легионерами легко общаются. Понимают западный менталитет и сами поменялись, живя за границей. Это будут уже не тренеры-диктаторы – такие уже не подойдут. Тарасов и Бесков сегодня не могли бы работать, несмотря на всю величину своего таланта. Командная педагогика и методы управления командой у них были другими.

–  Когда придут наши тренеры, может, и русские футболисты в составе появятся?
–  А кто им не дает возможности сегодня играть? Виллаш-Боаш их выпускает, но у них просто ничего не получается. Вот все про Могилевца говорят, все хотят его увидеть на поле, но он не готов еще, это очевидно. Да и травму получил. Такие самобытные игроки, как Аршавин, Черенков, Стрельцов, поверьте мне, раз в двадцать лет рождаются.

– Ну как вам можно не поверить – с вашим-то опытом? Вы ведь и первый «золотой» матч «Зенита» в 1984 году комментировали?
– Да, на всех пяти я работал и каждый раз говорил в эфире: «Зенит» становится чемпионом страны. 1984 год, конечно, самый памятный. И потому, что это были первые золотые медали, и потому, что ажиотаж, конечно, был невероятный – бабушки на улицах кричали: «Зенит» – чемпион! Сегодня такого уже нет.

– И не будет?
– Чтобы выйти на тот уровень, надо Лигу чемпионов выигрывать.

– Пресытились победами?
– За восемь лет – четыре титула. Это звучит! Теперь мы видим, что футбольная столица России действительно здесь, у нас. И я отлично понимаю желание народа: давайте уж дальше, пора и в Европе себя проявить. Тем более что затраты на команду немалые, игроки собраны приличные. Вертикаль «Зенита» начиналась с нуля, было время – мы радовались любым успехам, теперь хочется чего-то особенного. У вертикали нет совершенства – значит, стоит задача войти в число топ-клубов, выиграть что-то серьезное в европейском футболе.

– Почему не получается?
– Одна сложность – уровень нашего чемпионата. Уж больно он низкий. Бывали случаи, когда громкие титулы брали команды не из топовых чемпионатов, не из большой пятерки, как сейчас принято говорить. Но это редкость. А у нас в чемпионате нет конкуренции. Вот в Лиге Европы «Зенит» поочередно играл против команд из Голландии, Италии, Испании. Ясно, что наши игроки по отдельности ничем не хуже, вот только им не хватило психологии победителя, умения играть через «не могу». Ко всему прочему «Зенит» был еще и выхолощен. В России не привыкли играть по две игры каждую неделю – это большая нагрузка для наших футболистов.

– Вас не смутила недавняя история с переносом матча против «Уфы» в Петербург, тем более что он еще и завершился в необходимую обеим командам ничью?
– Неприятно, что пропустили мяч в конце, но гол-то парень из «Уфы» головой забил здорово. Обидно, что так получилось, повод дали недругам позубоскалить. Если бы хотели договориться, то раньше бы пропустили, зачем до 87-й минуты ждать? К тому же пенальти судья не назначил в пользу «Зенита», однажды вратарь уфимцев чудом ногами мяч отбил после удара Данни. Если я как комментатор начну копаться в этих делах, надо заканчивать.

– Но вы как опытный комментатор и профессиональный футболист в прошлом, наверное, обо всем можете легко догадаться?
– Конечно, я понимаю определенные нюансы. Мне достаточно посмотреть, как ведут соперники борьбу, и становится ясно, что к чему и как, можно делать выводы. Хотя договорные матчи были всегда и всегда будут – если результат устраивает обе стороны, что ломаться-то. Я сам играл в футбол, знаю. На чемпионатах мира такое случается. Вот Лобановского часто укоряли за подобного рода матчи, он в ответ всегда говорил: мол, в шахматах на 12-м ходу заключают ничью, а нам нельзя? Гроссмейстеры думают о тактике и стратегии на будущее, жертвуют ради этого одной-другой партией, так же может быть и в футболе.

Сегодня в футболе очень много странных матчей. Вот «Торпедо» 2:2 сыграло с «Краснодаром», который практически отказывается от Лиги чемпионов. Просто «Краснодар» не готов по игре, город не готов по инфраструктуре, стадион только строится. Получается, команда выйдет в Лигу чемпионов, а лицензию УЕФА не получит. Зачем ей это над? Вот футболисты и не играют в решающих матчах, что дико смотрится со стороны. Или  московское «Динамо» проиграло «Уралу», оно выглядело как команда с нашего двора. А все почему? У «Динамо» большое нарушение финансового фейр-плей, оно попадет в Лигу Европы, а команду с треском выгонят оттуда – позор стране и минус место в еврокубках.

– А «Зенит» стал действительно профессиональной командой?
– Отсутствие профессионализма – это общая проблема нашего футбола. У нас нет ни одного учебника, где объяснялось бы, каким должен быть профессиональный футболист и как его вырастить. Родители должны знать, что ждет в будущем их детей, и понимать, что это не только деньги, но и большая нагрузка на организм. Чтобы парень заиграл, нужно вбить ему в голову, что он лучший. А какие чувства это возбуждает? Эгоизм, себялюбие. Профессиональный спорт порождает очень сомнительные нравственные категории и ценности, и родители должны готовить ребенка к тому, чтобы он за пределами игровой площадки не унижал окружающих, когда поднимется. Чтобы вся борьба оставалась в рамках поля.

Канадских хоккеистов можно взять за образец: они бьют друг друга на льду, но как только раздается сирена – они лучшие друзья. У нас пока так не получается. Это наследие любительского футбола и нашей советской жизни. Кержаков, Денисов, Быстров как раз стали жертвами непонимания ситуации. Они мысленно продолжали существовать в советских рамках и многое от этого потеряли, хотя все равно продолжают играть в футбол. Когда нашим футболистам на головы падают деньги и слава, они не знают, как себя вести. У нас немало хороших ребят, но многие из них еще не стали профессиональными футболистами. Они должны учиться у легионеров – не тех, конечно, что приезжали при Петржеле, у нынешних.

– Может, ваша третья книга (первой была «Футбольный экспресс Мюнхен – Мехико») будет о профессионализме в футболе?
– Да, первую я написал в 1988 году, она о чемпионатах мира. Тогда не всегда показывали их, вот я и рассказал о тех чемпионатах, на которых был, – от немецкого в 1974 году до мексиканского 1986 года. Но следующая книга будет о комментаторах. О закулисье нашей работы попытаюсь рассказать, о своих коллегах – Озерове, Махарадзе...  Мне ведь со всеми, кроме Синявского, посчастливилось работать.

– И как вам нынешнее поколение комментаторов?
– У молодых фантастическая подготовленность, они даже иногда перекармливают этим зрителя. Они забывают, что в репортаже главное – это поймать и вести мелодию игры. А они предпочитают блистать эрудицией. И это сразу чувствуется. Нет хороших редакторов, которые вовремя сказали бы: парень, не уходи в эту сторону, побудь еще здесь. Есть комментаторы, которые просто любуются собой, забывая о том, что профессия журналиста в общем-то вторична. Главные – это те, о ком ты рассказываешь, а не ты. Так что книга про комментаторов – это мой долг. Как считал своим долгом написать о том, как «Зенит» прошел путь от дырявых карманов до рекордных контрактов. В моем понимании «Зенит» – это самая настоящая Золушка.
– А какова ваша личная роль в становлении этой зенитовской вертикали?
– Ну, Собчака я подвиг на Садырина. Свел обоих, но сам уже не ходил в Смольный на их встречи, хотя меня и приглашали. И в дальнейшем иногда прислушивались, да и сегодня тоже. Но что о себе говорить – пусть народ оценит.             

Сергей ЛОПАТЕНОК











Lentainform