16+

Экс-струдница 100ТВ: Нам сказали, что образец новостей культуры – это плачущая Волочкова

08/06/2015

Экс-струдница 100ТВ: Нам сказали, что образец новостей культуры – это плачущая Волочкова

На канале 100ТВ, отданном после смерти Олега Руднова под управление главы LifeNews Арама Габрелянова, начались увольнения. Массовые, но пока добровольные.


           Одной из тех  60 человек, которые решили уволиться первыми, стала Екатерина СЕМЫКИНА, бывший выпускающий редактор экономического вещания информационной дирекции канала, ведущая программ «Последние известия экономики» и «Что делать?». Что происходит на канале, она рассказала «Городу 812».

– Арам Габрелянов сделал несколько ярких заявлений. В частности, сказал, что канал неуспешен, потому что: а) его никто не смотрит; б) он не приносит прибыль. Разве не логично, что его решили переформатировать?
– Да от нас и не скрывали, что мы проект скорее убыточный. Все началось с кризиса 2008 года, когда от нас ушли инвесторы и начали копиться долги. Мы были социальным каналом, главным для нас была жизнь простых горожан, помощь ветеранам, инвалидам и т.п. Новый глава информационной службы Владислав Вдовин заявил, что пускай этим занимаются социальные каналы вроде «Санкт-Петербурга», а нас должен интересовать только рекламодатель, которому нужны жареные новости и эксклюзивы.

– Наверное, «600 секунд» в пример приводил, как Габрелянов?
– Нет, только LifeNews. На каждой летучке, а их у нас стало по две в день, и мы шли, как на Голгофу. Каково людям, которые десять лет на этом канале и 20 лет в журналистике, слышать фразу: «Я научу вас работать. Где ваши эксклюзивы?»

– Хороший журналист и должен поставлять эксклюзивы.
– Мы действительно пахали на износ. Например, раскопали вполне эксклюзивную историю о том, как пожарные Петербурга пишут друг другу тревожные письма о том, что где-то якобы не соблюдаются нормы безопасности, а потом ходят с ними и трясут предпринимателей. У нас было само письмо, рассказы пострадавших, комментарии. Да, признал Вдовин, это эксклюзив, но малый. Про него весь город говорить не будет. Сделайте мне суперэксклюзив про громкий закон, который тайно готовится в Смольном и будет принят через неделю. Или про чиновника-взяточника, которого вы – лично вы – разоблачили.

– Как добывать эти эксклюзивы, он сказал?
– Да. Завести свою агентурную сеть в комитетах Смольного и в крупных компаниях. Было обещано, что скоро появится ресурс, из которого агенты будут финансироваться.

– И почем будут платить? После Рязанова этот подкуп стал притчей во языцех.
– Мы не интересовались. Хотели бы работать в разведке – пошли бы в разведку, а мы журналисты. Или вот бесплатный вариант получения информации: погуглить что-то про ту или иную компанию, отыскать какой-то компромат – например, блог обиженного экс-сотрудника – и обратиться к руководству. Мол, если не хотите, чтобы мы раскапывали истории из того блога, сдайте своих конкурентов: наверняка вы в курсе, что там у них происходит подковёрного. Но я-то понимаю, что мои хорошие знакомые в том же КУГИ перестанут быть хорошими, когда я им предложу такую вот систему платного слива. В Петербурге это не будет работать. Мне уже сказали в нескольких комитетах, что с лайфовцами они общаться не будут.

– Габрелянов говорит, никакой особой специфики у Петербурга нет.
– Нет, в окружении петербуржцев они стараются вести себя корректней. Говорят примерно так: у вашего отдела есть своя специфика: вы можете свои эксклюзивы подавать интеллигентно, ярко и интересно. Причем основные надежды Вдовин возлагал именно на мой отдел. Если посмотрите на Facebook, его сообщество, то увидите, что там уже много вакансий именно в экономико-аналитический отдел: а почему? Потому что скоро на канал придет команда LifeNews, и она завалит канал криминальными эксклюзивами. А мы должны уравновесить картинку, поставляя информацию некриминального характера. Я сказала, что не буду заниматься подкупом чиновников. Ну что ж, сказал Вдовин, ищите бесплатные источники. И – ни дня на раздумья, потому что в Интернете уже опубликованы вакансии в обновленную редакцию, в том числе на мою должность.

– Про нынешнюю редакцию 100ТВ было сказано, что из 600 человек там «450 спали на солнышке, а остальные критиковали власть». Действительно спали?
– Были такие, конечно, как и везде. И их пока не увольняют. 

– А кого увольняют?
– Ушло около 60 человек. Впрочем, подсчитать можно только штатных. Уже сейчас не хватает операторов, ведущих. Да и корреспондентов. Вынуждают уйти гримеров и костюмеров. Более-менее спокойно себя чувствуют технические работники: монтажеры, сисадмины

– И власть критиковать уже запретили?
– Нам не говорили напрямую, что власть критиковать нельзя. В какой-то момент было сказано только, что любое упоминание Путина должно визироваться лично Вдовиным, и мы, конечно, были удивлены, потому что в наших передачах мы президента поминали часто и как ньюсмейкера, и просто в нейтральных контекстах – например, ссылаясь на какие-то его предыдущие решения. Может, это временно, я не знаю. Еще такой момент: как только депутаты Марина Шишкина и Максим Резник заявили, что им не нравится то, что происходит с каналом, их мгновенно внесли в стоп-лист и запретили цитировать, упоминать по любому поводу. Мне про это рассказали, когда я уже увольнялась.

Вдовин любит постоянно держать всех и вся под контролем – пространства для творческой свободы почти не остается, этакий Большой Брат. Он создал закрытые группы в ФБ,  «ВКонтакте», где постоянно дает указания, критикует, реже – хвалит, и за всеми следит. Тех, кто увольняется, он из этих групп немедленно вычеркивает. Там же он поставил статью с цитатами Арама Ашотовича и велел всем ознакомиться. Есть в ней такой пассаж: «Система работы западных СМИ выстроена таким образом, что выступление против интересов своей страны или же ее публичное оскорбление неминуемо станет следствием увольнения журналиста. В России, напротив, подобные реплики если и не приветствуются, то уж точно не становятся причиной кадровых решений в отношении работника СМИ».

– Если есть нежелательные персонажи, должны быть и желательные.
– Все медийные персоны. Было сказано, что образец новостей культуры – это плачущая Волочкова. Новости экономики должны быть не про повышение пенсий, а про возможное банкротство НПЗ Кержакова в Карелии. И, конечно, кровавые мальчики – дети, с которыми происходят какие-то несчастья.            

Нина АСТАФЬЕВА








Lentainform