16+

Адекватно ли наша власть отреагировала на кризис?

18/06/2015

Адекватно ли наша власть отреагировала на кризис?

Какие отрасли петербургской экономики успешно борются с кризисом, каковы перспективы импортозамещения, что необходимо Петербургу, чтобы стать мировым центром образования. Об этом «Городу 812» рассказывает Александр ХОДАЧЕК, президент НИУ ВШЭ – СПб.


        – Вы ожидали большего или меньшего падения экономики во время кризиса?
– Четкие тренды можно построить, сравнивая итоговые статистические показатели 2012–2015 годов. Экономика начала стагнировать еще во второй половине 2012 года, но тогда это было не так заметно. По предварительным оценкам, снижение ВВП в 2015 году составит от 3 до 4%, а рост экономики ожидается ко второй половине 2016 года. Причины общеизвестны: модель экономики, ориентированная на сырьевой ресурс, и падение цен на углеводороды, экономические санкции, низкая производительность труда.

– Как вы прокомментируете информацию о годовом спаде промышленного производства в Петербурге в 2014 году в среднем на 8%?
– Последние три года индекс промышленного производства снижается в среднем на 8–9% в год по отношению к предыдущему периоду, за 2014 год он составил 91,8%. Так что нарастающий итог еще печальнее: по ряду показателей наблюдалась отрицательная динамика, годовой прирост потребительских цен вдвое превысил показатель 2013 года. Ухудшились финансовые результаты деятельности организаций, замедлились темпы роста доходов населения, на 9,6 % увеличилась численность официально зарегистрированных безработных.

По итогам 2014 года в Петербурге наблюдается снижение выпуска продукции электрического, электронного и оптического оборудования на 12%, производство в химической промышленности снизилось на 24%, фармацевтика – на 19%, металлургическое производство – на 23%.

– Насколько власть адекватно отреагировала на кризис?
– У нее было две задачи. Первая – не создавать паники. Некоторые политики призывали не употреблять слово «кризис», а говорить о снижении темпов роста, проблемах реализации контрактов, импортозамещения.

Но кризис существует, и он системный. Если в 1998 и 2008 годах, государство, поддержав банковский сектор и через него отдельные отрасли промышленности, особенно с государственным участием, позволило им за несколько месяцев выйти на докризисный уровень, то сейчас мы получили долговременный спад. Выход на показатели 2010–2012 годов возможен не ранее 2018–2020 года.

Вторая задача – антикризисный план правительства. Он   правильный, хотя, по моему мнению, запоздал на полгода. Аналогичные планы были разработаны и реализуются в регионах, важно, чтобы их действие распространилось как минимум до 2018 года.

Важной антикризисной мерой в Петербурге является сокращение бюджетных расходов, прежде всего на государственное управление, оптимизация закупок на нужды бюджетных организаций, отказ от поддержки многих общественных мероприятий.

Но, к сожалению, это и секвестр городской адресной инвестиционной программы. Многие проекты, связанные с инженерно-транспортной инфраструктурой, которая является определяющей для развития территории города, плавно перешли за 2020 год. По метрополитену у нас отставание достигает 30–40 лет.

Городу, конечно, нужно выполнять социальные обязательства, но бюджет развития города должен сохраняться. Остановка крупных строек, которые невозможно закончить в ближайшие год-два, приведет к устареванию проектно-сметной документации, уходу подрядчиков и необходимости проводить новые конкурсы, произойдет удорожание материалов и в конечном счете – стоимости объектов. При этом сроки реализации проектов отодвигаются все дальше.

Между тем обязательства города – например, по созданию объектов социальной сферы – отстают от потребностей на 5–7 лет. Тенденция обязывать застройщиков строить эти объекты за свой счет приведет к элементарному удорожанию кв. метра жилья, так вся затратная часть будет переложена на население, приобретающее квартиры.

– Вы упомянули импортозамещение. Как этот процесс идет в Петербурге?
– Проблема делится на две части. Существуют комплектующие, запчасти и конечная продукция, которую предприятия, в том числе оборонного комплекса, могут произвести сами или разместить заказы в других регионах. Это микробиология, фармакология в составе петербургского фармкластера, который, надеюсь, сможет частично заменить очень дорогие импортные лекарства.
Некоторые вещи, связанные с высокоточным инновационным производством – элементной базы для электроники, мы сможем произвести нескоро. Надо искать поставщиков, причем не меньше трех-четырех, в третьих странах, не затронутых санкциями, что сейчас и делается. Это разумное решение.

– Насколько эффективными оказались петербургские кластеры?
– Большое будущее за судостроением, радиомедицинскими технологиями, радиоэлектроникой, фармацевтикой, авиапромом. Объединение предприятий домостроения – производство кирпича, арматуры и т.д. – дает возможность создать и развивать строительный кластер.

Автомобильный кластер в полном виде не сложился, это межотраслевое производство, много комплектации поступает извне и приобретается за валюту. Экономическая ситуация меняется, спрос падает, и предприятия могут закрыться – уже ушел GM. Если бы произошла запланированная локализация производства автокомпонентов, то все комплектующие производились бы в России и не зависели от курса рубля к доллару и евро.

Надо было размещать по всему Северо-Западу автосборочные предприятия, производства комплектующих и центры обучения работников этих предприятий. Сейчас в Калининграде государство вынуждено искусственно поддерживать местный автопром, чтобы 20 тысяч человек в один момент не оказались без работы.

Судостроительный кластер при правильной координации и регулировании со стороны государства может бороться за любой иностранный заказ, от проекта до готовой продукции. По крайней мере мне представляется, что каждое предприятие этого кластера должно быть ориентировано на свой вид профильной продукции: одно делает подводные лодки, другое – эсминцы и ледоколы, третье – пограничные катера и т.д.

– В каких отраслях петербургской экономики вы видите положительные сдвиги?
– Агропром города и области, ориентированный на повседневный спрос жителей двух регионов. Промышленность стройматериалов, производство подвижного состава для городского транспорта, пищевая и перерабатывающая промышленность, строительство жилья.

– Какие петербургские предприятия могут в ближайшее время произвести конкурентоспособную продукцию?
– Это предприятия авиационной и аэрокосмической промышленности – двигатели для самолетов и вертолетов, навигационное оборудование. Это предприятия «большой девятки» – бывших оборонных министерств, они частично сохранились и могут устойчиво работать, судостроение с полным циклом от разработки до выпуска готовой продукции, энергетическое и атомное машиностроение.

– Мы говорим в основном про военные дела, а для народа что можно сделать?
– Выполняющие оборонный заказ предприятия могут создавать и потребительские товары. Технические решения, инновационные технологии, материалы  и конечная продукция могут быть использованы в гражданских целях как технологии двойного назначения. Например, появилась новая специальная форма для военных стоимостью 100–150 тысяч рублей за комплект. Вся эта одежда может с разными ограничениями успешно применяться в МЧС, полиции, для работающих в сложных климатических условиях, для спорта, досуга и т.д.

Плюс конверсионные программы: у меня, например, до сих пор работает кофемолка, произведенная на оборонном предприятии в советские времена. Тогда она была сделана на уровне лучших мировых образцов. Иное дело, что производство товаров народного потребления несло в себе огромные накладные расходы, свойственные оборонке, и не могло конкурировать с западными аналогами по себестоимости.

– Трамвай современный можно сделать?
– Можно, но проблема в другом: нужны выделенные полосы для движения, контактные сети и пути, построенные по современным технологиям. В противном случае супертрамваи никуда не поедут или, при внешнем лоске, будут греметь на стыках.

– Ориентация экономики на Азию правильна?
– Она важна для нашего Дальнего Востока, эту проблему пытается решить специально созданное министерство и утвержденная Федеральная целевая программа социально-экономического развития территорий Дальнего Востока. Что касается Петербурга, то Китай придет сюда с единственной стратегической целью – построить плацдарм для проникновения в Европу. Мы мало что можем им предложить, кроме сырья. Обучение  в ведущих китайских вузах, к сожалению, лучше, чем у нас.

– А мы много рассуждаем об экономике знаний?
– Надо признать, что качество абитуриентов технических вузов катастрофически низкое. Вузы вынуждены доучивать первокурсников по школьной программе, создавая подгоночные группы, факультативы в ущерб специальным дисциплинам.

– Виновато ЕГЭ?
– К сожалению, происходит подмена базовых знаний натаскиванием на решение тестов. А это только часть оценки знаний. Наверное, не надо было переводить ряд технических специальностей на уровень бакалавриата. Нельзя научить инженера за 4 года. В реальной экономике бакалавра либо надо доучивать, либо он получает не самую интересную работу.

– Госзаказ на образование не сформирован?
– Может быть, он и не нужен. Бизнес, реальный сектор экономики должен четко заявить  о своих потребностях на ближайшие 10 лет. Должны быть базовые предприятия, специалисты которых участвуют в утверждении тем курсовых и выпускных работ. Там же должны быть размещены стабильные места для практики студентов. Сейчас 75% студентов в Петербурге иногородние, из них 90% остаются здесь, но многие работают не по полученной квалификации, а государство потратило на их обучение значительные средства.

– Для того чтобы Петербург стал центром образования мирового уровня, надо как минимум остановить утечку мозгов. Но как их удержать?
– Нужны гранты и стипендии от правительства РФ и от региональных властей на поддержку талантливых ученых и молодых выпускников. Необходимо продолжить практику поддержки ведущих вузов по программе «5 в 100». Необходима поддержка малых инновационных предприятий и технопарков, создаваемых в вузах. Нужна широкая сеть профильных конкурсов для студентов и молодых специалистов, аналогично проводимому правительством Петербурга конкурсу «Молодые. Дерзкие. Перспективные», в части предлагаемых бизнес-идей, научно-исследовательских проектов и научно-технических разработок.             

Вадим ШУВАЛОВ, фото odsgomel.org








Lentainform