16+

«Михаил Зощенко, воспитанный культурой Серебряного века, был первым русским блогером»

26/06/2015

«Михаил Зощенко, воспитанный культурой Серебряного века, был первым русским блогером»

Среди номинантов на звание лучшего петербургского писателя советского времени совершенно естественным образом фигурирует имя Михаила Зощенко. Русский дворянин, сочинявший под маской хомо советикус, писатель знаменитый и опальный. В чем его загадка, как воспринимается Михаил Зощенко сейчас поколением, родившимся после СССР. Об этом «Город 812» расспрашивал Наталию Арефьеву, директора петербургского Литературного музея «ХХ век».


            – Насколько уникален  Зощенко с его рассказами от лица обывателя? 
– Уникально не это, а соединение смешного языка, не подслушанного на улице, а созданного литературным даром, и авторской интонации. Зощенко был острым, критичным к своему герою и одновременно скрыто мягким к нему. Писатель жалел обывателя.  
 
– Такая форма была найдена случайно? 
– Путь к знаменитому стилю был очень непростым. Зощенко начинал с текстов в духе Ницше. Мрачный, несколько наивный романтизм. В первом отказе публиковать раннего Зощенко говорилось, что «нам, нужен черный хлеб, а не сыр бри». В то время он воспринимался современниками как человек, пишущий  излишне изысканно.  Но читатель поменялся, и Зощенко, воспитанный культурой Серебряного века, сознательно и радикально меняет язык.
 
– Действительно ли в 1920-1930 годы Зощенко имел сокрушительный успех? 
– В Музее-квартире Зощенко собраны издания того времени, самым маленьким посетителям мы предлагаем сосчитать общий тираж книг. Это миллионы в год, в основном – дешевый карманный формат в мягкой обложке. Они  мгновенно расходились. В 1927 году Зощенко едва за тридцать, а у него выходит полное собрание сочинений в 6 томах. Уже тогда о нем пишут исследования и литературоведческие статьи. Он выступает со сцены, его читают самые известные артисты. Мешки писем, получаемых от читателей, подвели Зощенко к мысли издать  «Письма к писателю». 
 
– Он стал в итоге состоятельным человеком?
– Советские писатели были одними из самым состоятельных людей в СССР. Их гонорары были несопоставимы со средней зарплатой служащего. Не случайно первый жилищный кооператив, который появился в Ленинграде в 1934 году, был кооператив писателей. Зощенко построил на свои деньги самую большую и благоустроенную квартиру в Писательском доме на канале Грибоедова, 9. С двумя каминами.
 
– Как относились к Зощенко власти?
– Его положение было сложным. Власти воспринимали его рассказы как легкую литературу: ну пишет, ну смешно.  Известно, что Сталин называл Зощенко шутом и балаганным писакой.
 
– А коллеги?
– Коллеги считали, что его дарование достойно большего, чем фельетоны в непритязательных журналах. Зощенко стал первым русским блогером. 
 
– Зощенко был дворянином, это не мешало ему существовать в СССР?
– В его кругу он не был исключением.  
 
– Зощенко успешно пережил репрессии 1930-х годов. Как ему это удалось – он встроился в советскую систему?
– Какое-то время ему казалось, что встроился. Сам себя он вполне искренно называл пролетарским писателем. Однако проблемы были и до 1946 года. Самым удивительным для самого Зощенко были обвинения в том, что он воспевает мещанство, не видит перемен, происходящих в стране. 
 
– Почему Зощенко оказался одним из главным объектов критики в постановлении оргбюро ЦК ВКП(б), хотя до этого все у него было хорошо – он награждался советскими орденами и вообще был вполне успешным советским писателем? Его кто-то подставил?
– Поводом для начала гонений стала публикация в журнале «Звезда» рассказа «Приключения обезьяны», который до этого бы напечатан в журнале «Мурзилка» без всяких последствий. Редактор «Звезды» Виссарион Саянов не согласовал с Зощенко  эту публикацию, но не думаю, что он подставлял писателя сознательно.
 
Не будем забывать, что была репрессирована вся культура: кино, театр, литература. После войны были велики надежды и иллюзии интеллигенции на обновление страны после 1937 года. Аналогичным образом после Отечественной войны 1812 года просвещенные люди надеялись на скорую отмену крепостного права. И тогда Сталин решил показать интеллигенции ее место.
 
Ахматова и Зощенко вели независимый образ жизни и мыслей, и это раздражало. Кроме того, власть поменяла отношение к сатире. Повесть Зощенко «Перед восходом солнца» с ее вниманием к личному  начала публиковаться в 1943 году и  на взгляд властей предержащих абсолютно не отвечала духу времени.
 
– Если Зощенко был так популярен в СССР до войны, то как отреагировали читатели на тотальное изъятие его книг?
– Общество было послушно и пугливо, толпы поддерживающих читателей около квартиры не собирались. От Зощенко отвернулся Николай Тихонов, но поддерживал и помогал  Константин Федин. Известно, что Зощенко находил «анонимные» деньги в почтовом ящике.
 
– Почему после смерти Сталина Константин Симонов был против того, чтобы восстанавливать Зощенко в Союзе писателей?
– Это более сложная история. В 1947 году Симонов помог напечатать «Партизанские рассказы», которые стали возвращением Зощенко в литературу. Однако Симонов было человеком очень острожным, и поэтому летом 1953 года он предложил формулировку – не восстановить Зощенко в Союзе писателей, а принять заново. Потому что «восстановить» –  значило признать, что партийные постановления были ошибкой. 
 
– Зощенко говорил, что в нем присутствует страх жизни. Он с этим как-то боролся?
– Боролся всю жизнь. Все вопросы к дедушке Зигмунду. В попытках разобраться в своих детских психологических травмах Зощенко выстроил теорию, которая соединяет психоанализ Фрейда и учение  о рефлексах Ивана Павлова. По мнению Зощенко, страх жизни вызван детскими травмами, породившими неправильные рефлексы, и с ними можно бороться за счет внутренней человеческой силы. Но вряд ли ему удалось справиться со страхами в полной мере. 
 
– Есть ли какие-то неразрешенные загадки в жизни и творчестве Зощенко?
– Отношение Зощенко к своему герою. Александр Мелихов считает, что персонажи Зощенко – механические люди, куклы и монстры, у них нет страха и любви к ближнему. Александр Жолковский, знаменитый исследователь творчества Зощенко, много пишет о ранимости писателя, его страхах, которые отразились на его прозе. Вечный вопрос, как проявляется личность писателя в его текстах: это результат давления снаружи или задано природой  автора? 
 
– Зощенко дождался оттепели. Как это на него повлияло?
– Формально – да, дождался, он умер в 1958 году. Но на его жизни это не отразилось. «Писатель с перепуганной душой – это потеря квалификации», – как-то сказал Зощенко. Видимо, доза страха оказалось смертельной, в 63 года он ощущал себя глубоким стариком, которому нужен только покой.
 
– Насколько Зощенко можно считать петербургским писателем? 
– Он был истинным петербуржцем, но из текстов это впрямую не вычленишь.
 
– Имя Зощенко знакомо молодежи сейчас?
– О нем слышали, 10 лет назад был всплеск изданий Зощенко, незадолго до этого он попал в школьную программу, хотя не стал обязательным в старших классах. Сейчас снят ореол полузапретного писателя, его детские рассказы читают в 6-м классе. В представлении школьников, Зощенко прочно занял место в ряду давних забавных и не очень советских писателей.  И это неплохо, если школьник знает, что Зощенко – писатель середины ХХ века. Кажется, смешной. Может быть, кто-то вернется к нему, прочитает поздние произведения. 
 
– Знают ли хоть в какой то степени Зощенко за границей?
– Очень мало, переводить его очень трудно, хотя несколько лет назад  японские любители русского языка взялись за это дело, мы им помогали консультациями. Книжка вышла с иллюстрациями петербургского художника Гаги  Ковенчука. Обычно преподаватели-слависты проверяют на Зощенко понимание студентами русского языка. Если студент понимает юмор Зощенко, значит, с русским у него все нормально. 
 
Досье
 
Михаил Зощенко родился в 1894 году на Петроградской стороне, на Большой Разночинной улице. Отец – дворянин, художник, мозаичное панно его работы можно увидеть на фасаде Музея Суворова. После гимназии Зощенко один год учился на юридическом факультете Петербургского университета и был отчислен за неуплату. В феврале 1915-го Михаил Зощенко окончил ускоренные четырехмесячные военные курсы и был произведен в прапорщики. За участие в боевых действиях был награжден пятью орденами. В январе 1917-го представлен в капитаны.
 
Летом 1917-го Зощенко был назначен начальником «почт и телеграфов» и комендантом почтамта Петрограда. Потом работал секретарем суда, инструктором по кролиководству и куроводству. В начале 1919 года добровольно поступил в Красную армию. Служил полковым адъютантом 1-го Образцового полка деревенской бедноты. После ухода с военной службы был агентом уголовного розыска, делопроизводителем, столяром, сапожником. В печати дебютировал в 1922 году. Принадлежал к литературной группе «Серапионовы братья». В 1920–1930 годы книги Зощенко издавались огромными тиражами. В 1939-м Зощенко  награжден орденом Трудового Красного Знамени, а в 1946-м – медалью «За доблестный труд в Великой Отечественной войне». 
 
В августе 1946 года выходит Постановление оргбюро ЦК ВКП(б) о журналах «Звезда» и «Ленинград», которые были подвергнуты критике за «предоставление литературной трибуны писателю Зощенко». Секретарь ЦК ВКП(б) А. Жданов назвал Зощенко человеком, «выворачивающим наизнанку свою подлую и низкую душонку». Зощенко был исключен из Союза писателей, его имя перестало упоминаться в прессе. В 1953 году, после смерти Сталина, Зощенко был принят в Союз писателей заново. В 1954-м появились новые разгромные статьи о Зощенко. В 1958-м он умер от острой сердечной недостаточности.                 

Вадим ШУВАЛОВ








Lentainform