16+

Смольный и депутаты ЗакСа поссорились из-за храма в парке Малиновка

29/06/2015

Смольный и депутаты ЗакСа поссорились из-за храма в парке Малиновка

История с проектируемым храмом в парке Малиновка закончилась неожиданным полуфиналом. Вопреки однозначной позиции Смольного депутаты согласовали-таки перевод территории из зоны парка в деловую, что необходимо для строительства. То ли это Мариинский дворец на Смольный войной пошел, то ли вице-губернатору Албину пытаются крылья подрезать, то ли в самой епархии что-то не поделили.


         Война за Малиновку похожа на эпические античные битвы, в которых боги, выступая то за одну, то за другую сторону, склоняли чашу весов в разные стороны. Сначала правительство Валентины Матвиенко под самый ее финал утвердило проект планировки участка под строительство церкви в парке. Активисты оспорили его в суде, ссылаясь на то, что в зоне парков допустима застройка лишь 0,5% территории, а под храм отводится 2 гектара из существующих 15-ти. В 2013 году Городской суд поддержал горожан, но в конце того же года Верховный суд отменил его решение. Одновременно Комиссия по Генплану поддержала внесение в Генплан поправки, переводящей территорию парка из рекреационной в деловую зону, что окончательно легализовывало строительство (решение комиссии носили рекомендательный характер, но будучи органом при Марате Оганесяне, она воспринималась как транслятор официальной точки зрения).

После этого, впрочем, вице-губернатор Оганесян передумал, встретился с жителями, которые к тому моменту собрали 30 000 подписей за сохранение парка, и пообещал им найти для церкви другое место. Когда в 2014 году рассмотрение поправок в Генплан пошло по второму кругу, от строительства решили отказаться. В итоге принимать поправку, переводящую часть территории Малиновки из парка в деловую зону, никто не собирался – ее не было ни в проекте, подготовленном Смольным, ни в числе предварительно одобренных депутатских поправок. Однако уже на заседании ЗакСа, где рассматривался Генплан, Виталий Милонов неожиданно внес эту поправку, а парламентское большинство неожиданно ее приняло.

Это вызвало бурю эмоций, в первую очередь со стороны самого активного защитника парка в ЗакСе – депутата Бориса Вишневского. Вишневский общался с новым строительным вице-губернатором Игорем Албиным, который заверил его, что церкви в Малиновке не будет. Либо к третьему чтению в Генплан внесут поправку, отменяющую принятую во втором, либо губернатор отменит нормативные акты, разрешающие строительство, а новые не даст. Потом делегация оппозиционных парламентариев ходила к самому Георгию Полтавченко и выслушала от него то же самое.

К третьему чтению поправка, отменяющая предложение Милонова, была подана. Но парламентское большинство в очередной раз ее не приняло. После чего Игорь Албин в очередной раз подтвердил намерение отменить согласование строительства и сохранить парк в целостности.

В итоге мы имеем следующее. Откровенный демарш парламентского большинства (читай – спикера Вячеслава Макарова), впервые в истории пошедшего против однозначно озвученной воли Смольного. Необъяснимый лоббистский потенциал обеих сторон: противники строительства смогли заручиться поддержкой двух вице-губернаторов и одного губернатора, причем глубоко православных. Сторонники – преодолеть их сопротивление и провести свое решение. Это требует объяснений. Их много.

Самое простое – богобоязненность Вячеслава Макарова. Он в приватных беседах любит приводить пример экс-депутата коммуниста Владимира Федорова, который боролся против строительства часовни Ксении Петербургской на Лахтинской улицы и после этого проиграл выборы. Видя причинно-следственную связь между этими событиями, спикер, возможно, и принял решение поддерживать милоновскую поправку несмотря ни на что. Впрочем, это объяснение не учитывает многих нюансов.

Гораздо более серьезная версия: ЗакС действительно взбунтовался. Вячеслав Макаров увидел, что вопросы решаются без его участия. Борис Вишневский сам договаривается с Игорем Албиным. После чего вице-губернатор озвучивает решения, не посоветовавшись с начальником парламента. А Вишневский – это не только пламенный оппозиционер, но и человек, близкий к главе Комиссии по горхозяйству Сергею Никешину, влиятельному единороссу, про наличие которого спикер никогда не забывает. Если закрыть на эти вопиющие факты глаза, им может понравиться принимать решения без него. Тем более что, как говорят источники, сейчас в Смольном начинают писать свою версию будущего закона о выборах в ЗакС, тоже не сильно информируя об этом процессе Мариинский дворец. Все это, вполне возможно, и заставило Вячеслава Макарова проявить несвойственную ему оппозиционность.

Сторонники еще одной версии обращают внимание на личность настоятеля несуществующего пока храма Жен-Мироносиц в Малиновке протоиерея Петра Мухина.


Протоиерей Петр Мухин (в центре) настоятель пяти соборов и двух часовен, но ратует за строительство еще одного храма - в Малиновке

В свои 44 года он настоятель пяти существующих соборов и двух часовен, но важно не количество, а качество. Потому что в их числе – домовая церковь Мариинского дворца и Смольный собор. Кроме того, он является благочинным (по-светски выражаясь, куратором) всех храмов в вузах города и всех церквей Красногвардейского района. Что особенно важно – все эти посты о. Петр Мухин занял еще при прежнем митрополите Владимире. Поэтому некоторые эксперты предполагают, что команда, пришедшая вместе с нынешним митрополитом Варсонофием,  пытается ограничить  экспансию чуждого ей человека. Именно эти люди якобы объяснили в Смольном, что храм в Малиновке строить не надо. Там якобы помимо самого храма слишком много хозяйственных построек, а это совсем плохо, потому что кто его знает, под какие цели они будут использоваться. Более того, в свое время активным лоббистом строительства был, говорят, опальный экс-вице-губернатор Василий Кичеджи. Это тоже аргумент для нынешнего городского правительства.

Наконец, об этом говорят уже практически в открытую, вице-губернатор Игорь Албин демонстрирует далеко идущие политические амбиции. Одновременно с судьбоносным решением о том, что Смольный не даст застроить Малиновку, что бы там ни приняли депутаты, он родил другую сенсацию. Сообщил, что городские власти заберут у инвестора Конюшенное ведомство, проект реконструкции которого сильно огорчает градозащитников. Все это, несомненно, повышает личный политический капитал Игоря Албина. Поэтому, возможно, война за Малиновку стала теперь для Игоря Албина личной войной. В которой вице-губернатор должен показать, что решения принимает он, а его враги – что он их не принимает.                

Антон МУХИН








Lentainform