16+

Журналистка рассказала, как познакомилась с напавшим на «Серебряный дождь» протоиереем Смирновым

07/07/2015

Журналистка рассказала, как познакомилась с напавшим на «Серебряный дождь» протоиереем Смирновым

Я познакомилась с ним году в 1988. Гриша Дашевский лежал в ЦИТО, я пришла его навещать и вижу – Гриша взахлеб беседует с каким-то священником (отец Дмитрий тоже лежал в больнице и наверное был в пижаме, но сразу было ясно, что он священник). Помню Гриша был очень впечатлен разговором, они потом некоторое время перезванивались, кстати.


           Потом выяснилось, что отцу Дмитрию дали храм Митрофания Воронежского около дома моих родителей. Храм лежал в руинах и отец Дмитрий самозабвенно его поднимал, заказал знаменитому мозаичисту Корнаухову декор, вокруг храма появились службы, автомастерская, еще что то и все это было может быть немного более домовито и как-то слишком очевидно самоценно, чем в некоем «идеальном вокругцерковном мире», но, вероятно, это я брюзжу.
 
Прекрасно помню его в это время. Он был веселый (он говорил веселые, точные проповеди), он очень любил музыку (его брат известный джазовый гитарист) и он был невероятно уважителен к чужому образованному мнению. Мог часами слушать разговоры про поэзию.
 
Как говорится, шли годы. Приход отца Дмитрия расцветал, к нему прибавился огромный храм Благовещенья на Динамо. 
 
Помню, уже настоятельствуя там, он как то стал – при разнообразных слушателях -- рассказывать, что он в деревне, где купил дом, построил маленькую деревянную церковь. И вот, зимой, когда отца Дм там не было туда забрались местные мальчишки и украли всякие вещи, в том числе из алтаря. Отец Дмирий обратился в милицию, их поймали и отправили в колонию. «А зря – сказал отец Дмитрий совершенно серьезно – таких надо сразу расстреливать: ясно же, что ничего путного из них не выйдет. А сколько еще вреда они принесут».
 
Не стану на этом месте ахать и охать. Тут все ясно. Мы не виделись больше десяти лет и в состоянии капеллана ракетных войск, или как там, я его не знала. Но! Что я хочу сказать. Он был – разный. И кроме этой ужасной жестокости, которая, да, в нем всегда была и так явно проступила, отменив все остальное, сейчас, в нем было много действительно замечательного.
 

Это я к чему? К своему всегдашнему. Есть государственные устройства и такое – подбадриваемое властью – настроение в обществе, которое пробуждает в человеке все худшее, что в нем есть. Грубо говоря бывает время, когда – опять же по инициативе власти и при помощи ее идеологических рычагов -- формируется общественный запрос на все худшее, что есть в человеке. Отец Дмитрий с его бесшабашностью и талантливой дикостью мог бы быть всяким. То что он такой (UPD тут с меня требуют, чтоб я не пряталась за недоговорками, а написала прямо какой такой – ок, такой мерзавец) -- это условный путин виноват.               

Анна НАРИНСКАЯ, фото: pravtor.ru








Lentainform