16+

Что делать с греками, которые подают нам плохой пример

13/07/2015

ГЛЕБ СТАШКОВ

Греки провели референдум и решили не платить долги. Оно, конечно, Афины – родина демократии, но не до такой же степени.


             У нас в Купчине, кстати, тоже по долгам не платят. Но у нас люди честнее. Они, собственно, и не обещают.
 
 – Дай сотку, – говорят люди в Купчине. – На бухачку не хватает.
– А когда отдашь?
– Как-нибудь. Я же знаю, где ты живешь.
 
Действительно – знает. И через месяц является. Занять еще сотку. 
 
Но Купчино не родина демократии. И даже не колыбель европейской культуры. Черт с ним, с этим Купчином.
 
Я лучше расскажу про более культурное место. Про Петербургский университет.
 
Наша истфаковская компания очень любила пить разные напитки в кафе «Венеция». Нас даже прозвали гондольеро. От слова «гондола», если чего.
 
Так вот. Однажды мы сидели в «Венеции» и пили вино. И грейпфрутовый ликер.
 
А ликер имел одну особенность: выпьешь его – хочется еще. Впрочем, все спиртные напитки имеют эту особенность. 
 
А с нами сидел человек, который в бухгалтерии на всех получал стипендию. Назовем его Франц. Чтобы никто не догадался. 
 
– Дай денег, – сказали мы Францу.
– У меня нет денег, – ответил Франц.
 
Мы провели референдум и постановили, что деньги у него есть. Потому что он раздал стипендии не всем.
 
– Давай пропьем чью-нибудь стипендию, – предложили мы.
– Давайте, – согласился Франц.
 
Ну и, конечно, пропили.
 
Последней за стипендией пришла девочка Маша. Она вообще редко ходила в университет, поэтому и пришла последней. 
 
Франц надеялся, что Маша не вспомнит про деньги. А она вспомнила. И потребовала стипендию месяца за три. Мы-то, честно говоря, пропили в «Венеции» несколько стипендий, поскольку на одну особо не разгуляешься.
 
– Отдавай, – говорит Маша, – мои деньги.
– У меня нет денег, – говорит Франц.
– Тогда я тебя, урода, ставлю на счетчик, – сказала девочка Маша.
 
Франц испугался. Потому что девочка Маша дружила с бритоголовыми мальчиками, а на дворе стояли лихие 90-е.
 
– Надо скинуться и отдать Маше деньги, – предложил Франц.
 
А мы не стали скидываться. Потому что мы не имели отношения к стипендии Маши. Ее потратил Франц. 
 
– Но вы же сами предложили пропить Машину стипендию, – резонно заметил Франц.
– Мы только внесли предложение, – еще более резонно заметили мы. – А ты чем думал, когда пропивал? 
 
А Франц, как и греки, ничем не думал. 
 
Он выпросил деньги у родителей и расплатился с долгами.
 
А курсом младше учился мальчик, которого звали, предположим, Стасик.
 
Когда мы не пили в кафе «Венеция», мы играли в карты. И Стасик проиграл  много денег. Стал отыгрываться – и проиграл еще больше.
 
Над Стасиком все смеялись. А он не смеялся. Потому что он проиграл мальчику, который дружил с бритоголовыми мальчиками, а вдобавок и сам был бритоголовым. 
 
И этот мальчик поставил Стасика на счетчик. Как видите, тогда была мода – ставить всех на счетчик.
 
Стасику – по примеру Франца – надо бы обратиться к родителям. И попросить у них денег. А он не стал обращаться к родителям.
 
– Если не везет сегодня, то повезет завтра, – рассудил Стасик.
 
Но ему не везло ни сегодня ни завтра. Ему вообще никогда не везло.
 
Целыми днями Стасик играл в карты. Его выгнали из университета. 
 
И теперь он уже не мог обратиться к родителям. Родители были интеллигентными людьми. Вроде бы даже какими-то профессорами. Они выгнали бы Стасика из дома, если бы узнали, что Стасика выгнали из университета.
 
Я не знаю, чем завершилась эта история, поскольку, закончив университет, потерял Стасика из виду.
Важно то, что никто не жалел ни Франца, ни Стасика. Никто не вел с ними переговоров. Их просто ставили на счетчик.
 
А греков жалеют.
 
Когда-то древние греки создали великую культуру, а потом изнежились и впали в ничтожество.
 
Их завоевали римляне. Но греки заразили римлян изнеженностью, поэтому римляне тоже впали в ничтожество.
 
Их завоевали варвары. Но римляне заразили варваров изнеженностью, и теперь бывшие варвары объединились в Евросоюз и впали в ничтожество.
 
А мы есть Третий Рим. А четвертому не бывать.
 
Думал, как закончить. А тут как раз позвонил приятель:
 
– Давай пива попьем.
– Давай.
– Только у меня денег нет.
– Ничего. Потом отдашь. Как-нибудь.                  

ранее








Lentainform