16+

Новости партнёров

Lentainform

Что скрывают чиновники из Смольного при проверке на детекторе лжи

13/07/2015

Что скрывают чиновники из Смольного при проверке на детекторе лжи

Все руководители Смольного – начиная c начальников отделов и заканчивая вице-губернаторами – при устройстве на госслужбу проходят тестирование на полиграфе. Как они себя ведут при этом, часто ли врут и что пытаются скрыть? – «Городу 812» рассказала начальник отдела оценки профессиональных компетенций и психодиагностики Петербургского межрегионального ресурсного центра Администрации губернатора Екатерина ПЕТРОВА.


Чиновники сознаются заранее
 
– При приеме на работу в Смольный вас тоже тестировали на полиграфе?
– Нет, моя должность этого не требовала.
 
– Свой первый раз на детекторе лжи в качестве испытуемого помните? Как ощущения?
– Волнение, конечно, испытывала, хотя мне скрывать нечего. Вообще-то все люди волнуются. Это нормально. Когда мы, например, приходим к психологу, он задает вопросы, чтобы найти что-то положительное: твои зоны развития,  благоприятные факторы, ресурсы. А полиграфолог, наоборот,  выведывает  всё самое негативное. Спрашивает: нарушал – не нарушал, убивал – не убивал, и  так далее.
 
Естественно, никому не хочется  свои грехи выкладывать. Люди боятся.  Но если человеку фактически скрывать нечего, то  волнение в процессе общения с полиграфологом уходит. 
 
Человеку всегда заранее объясняется вся процедура: что и когда будут спрашивать, что с ним будет происходить, рассказывается про все датчики. Важно, что все вопросы еще до начала тестирования тщательно обсуждаются. Никаких неожиданных вопросов не задается. Например, в Смольном при приеме на работу есть список примерно из тридцати  пунктов, которые мы должны выяснить у кандидатов. Кандидат перед обследованием с этим списком  знакомится. Каждый вопрос мы обсуждаем и, если надо, переформулируем так, чтобы он был понятен для человека. К тому моменту, когда на него надевают датчики, испытуемый точно знает, в какой конкретно формулировке я буду задавать вопросы. Никаких неожиданностей. Потому что они, кроме всего прочего, усложняют мою работу как эксперта. Бывает, еще до начала тестирования человек на какие-то вопросы дает признательные показания. 
 
– Сколько у вас обследуемых в день, в месяц?
– Нет такого, чтобы ежедневно обязательно кто-то приходил. В Администрации Петербурга есть две площадки, где проводят тестирование на полиграфе. Одна у нас – в  Межрегиональном ресурсном центре, вторая  – в Смольном при Комитете государственной службы и кадровой политики. Всего в штате три постоянно работающих полиграфолога. Наш центр работает с теми кандидатами и госслужащими, которых направляет Смольный. Бывают отдельные заказы от госорганов, которые просят проверить всех сотрудников поголовно.  Недавно один из таких органов – на всякий случай, называть его не буду – захотел весь персонал проверить на лояльность по определенным вопросам, несколько отличающимся от тех, которые мы обычно задаем при приеме на работу или при назначении на вышестоящую должность. Эти сотрудники сюда приходили ежедневно в течение месяца. 
 
– Сколько человек в день вы можете проверить?
– Одного. Потому что обследование длится минимум три часа, а бывает и пять-шесть. Все люди по-разному реагируют: кто-то быстро устает, и нужно делать перерывы или дольше записывать показания. Еще примерно столько же времени уходит на обсчет результатов, а потом нужно  это всё описать в заключении.
 
– Как чиновники ведут себя при обследовании? 
– Как правило, всё отрицают. Потому что вопросы такие задаются, на которые люди обычно отвечают «нет». Например: совершали вы уголовные преступления? Совершали коррупционные правонарушения? У любого человека в такой ситуации возникает сопротивление. Во время обследования нельзя вести запись, положено выключать все телефоны, аппаратуру. Потому что это закрытая процедура. Как правило, кандидаты соблюдают правила.  Но был случай, когда человек отказался отвечать на половину вопросов и пытался записать всё на диктофон. Но большинство понимают, что решения руководства зависят от того, какие результаты они покажут на полиграфе. Поэтому прямых отказов нет, хотя процедура абсолютно добровольная. А если человек откажется, руководитель может предположить, что ему есть что скрывать, и сделает соответствующие выводы.
 
В личную жизнь не лезут
 
– Какие вопросы входят в список Смольного при приеме на работу?
– Разные, они разбиты по факторам риска. Часть связана с употреблением алкоголя, наркотиков, другими зависимостями. Вопрос, например, может звучать так: «Имели вы когда-нибудь на работе проблемы, связанные с употреблением алкоголя?» Или: «У вас были конфликты, связанные с употреблением алкоголя?» Вопросы, касающиеся трудовой деятельности: «Вас когда-нибудь увольняли по негативным обстоятельствам?»  Эти обстоятельства мы обсуждаем. Какие-то негативные мотивы увольнения: из-за конфликта, или человек нанес материальный ущерб, или уволен по статье за проступки. Есть вопросы о параллельной предпринимательской деятельности, которая на госслужбе запрещена, о незаконных доходах.  Вопросы о недобросовестном отношении к должностным обязанностям, превышении служебных полномочий. Перечень периодически меняется.  
 
– Про личную жизнь, сексуальные отклонения спрашиваете?
– В личную жизнь мы не лезем.
 
– Как часто вы выявляете ложь?
– Мы вообще не говорим о лжи. Это слово, в принципе, не употребляем. Но если у человека при ответе на какой-то вопрос полиграф фиксирует высокие реакции, значит, тема для него значима. В заключении мы тогда пишем, что вероятность значимости темы, допустим, 90%.Так как вопросов очень много, почти у всех появляются высокие реакции на отдельные вопросы. Чтобы совсем всё хорошо было – крайне редко бывает. 
 
– То есть если значимость темы – 90%, значит, с вероятностью 90% человек что-то недоговаривает?
– Можно предположить. Хотя бывает, что на появление реакции влияет не только то, что человек скрывает, но и другие факторы. Поэтому нельзя просто описывать реакции, не выяснив, с чем они могут быть связаны. Например,  испытуемый на  вопрос:  «Вы употребляли наркотики?»  ответил отрицательно. Но полиграф зафиксировал у него высокую реакцию. В процессе беседы выяснилось, что он не обманывает, а просто в этот момент вспомнил о близком человеке, употреблявшем наркотики. При необходимости полиграфолог может переформулировать вопрос таким образом, чтобы исключить влияние тревоги за родственника-наркомана на результат.  Процесс тестирования – всегда очень живой. Обследуемый понимает, что задача руководителя – не только выявить его грехи, но и понять, насколько он лоялен и насколько готов быть честным с будущим работодателем. Поэтому большинство отвечают откровенно. 
 
– А если живот вдруг заболит, это может повлиять на показания прибора?
– Болевые ощущения,  дискомфорт вызывают нехарактерные реакции, которые я вижу на экране. Обычно спрашиваю о том, что случилось,  напрямую. Всегда перед обследованием предупреждаю, что нужно сходить в туалет. Накануне нельзя пить алкоголь, с утра нельзя кофе. Необходимо выспаться. Обязательно поесть, чтобы чувство голода не мешало. Конечно, человек может проголодаться к концу обследования, поэтому мы всегда держим в кабинете воду, какие-нибудь галеты, шоколад. Многие пользуются. Очень важно создать условия для обследования: исключить внешние шумы, поддерживать комфортную температуру, вентиляцию воздуха в помещении. 
 
– Что чаще всего люди скрывают?
– Это от многого зависит. Чем старше человек, тем больше  у него опыта, тем больше у него  было разных конфликтов на работе, каких-то проступков.  Поэтому чаще появляются реакции на вопросы, связанные с профессиональной  деятельностью. У молодых чаще  высокие реакции на наркотики, алкоголь: сказываются воспоминания о бурном подростковом периоде. 
 
– Все, кто поступает на работу в администрацию города, проходят  тестирование?
– Руководители – все: начиная от начальников отделов и заканчивая вице-губернаторами.  Из специалистов – только определенные категории. Те, кто связан с материальной ответственностью, например. 
 
– Почему не всех вице-губернаторов проверяли на полиграфе? Албина, например, не обследовали. 
–  Большинство руководителей такого уровня проходят тестирование на площадке в Смольном. Я не отслеживаю, кто не прошел и почему. У нас бывали председатели комитетов и главы администраций районов. 
 
– У них тоже в ответах было не все гладко?
– Идеальных нет. Но и криминала никакого тоже не выявлялось.
 
– Были случаи, когда по результатам проверки на полиграфе человека не взяли на работу в Смольный либо уволили?
– На основании заключения полиграфолога уволить нельзя, оно носит ориентирующий характер. Но я знаю, что был приостановлен процесс назначения после проверки на полиграфе. Руководитель принял решение еще поизучать того человека. 
 
Обмануть себя можно, машину – нельзя
 
– Насколько можно доверять полиграфу? Национальная академия наук США опубликовала отчет, в котором говорится, что большинство исследований с применением полиграфа «ненадежны, ненаучны и предвзяты». Проверка, например, при приеме на работу, дает результат не выше, чем случайное угадывание. В то же время тестирование в отношении конкретного преступления позволяет распознать ложь и правду «выше, чем случайное угадывание».  Прокомментируйте, пожалуйста.
– Насчет случайного угадывания – преувеличение. Но в целом – верно. При кадровом скрининге – то, чем мы занимаемся – достоверность результатов колеблется от 60% до 70%. При расследованиях по конкретным фактам – преступлениям, скажем, – достоверность 95% и выше. Потому что если человек совершил какое-то преступление, он точно знает, что его совершил. Он думает о нем, а полиграфолог задает вопросы об этом преступлении,  и они оба понимают, о чем речь. Ответы касаются конкретного события, поэтому здесь – более точное попадание. А во время кадрового скрининга задаются более общие вопросы: было ли у вас когда-то что-то. В жизни человека, как правило, было много событий, которые похожи на ту информацию, о которой мы спрашиваем. Поэтому скрининг всегда носит ориентирующий характер. 
 
– Кто может обмануть полиграф?
– Обычный человек полиграф обмануть не может.  
 
– А, например, актер, вжившийся в образ по системе Станиславского? Или патологический врун, который сам верит в то, что говорит? 
– Человек может даже сам себя обмануть, но машину – вряд ли. Существуют механизмы внутри организма, на которые влиять очень трудно. Все способы, которые люди пытаются применять, чтобы обмануть полиграф, выложены в Интернете, и мы о них тоже знаем. Они не работают. Некоторые пытаются повлиять на результат, изменяя, например,  дыхание –  в основном, из спортивного интереса. Я им даже  разрешаю поиграть пять минут, а потом говорю: «Теперь давайте серьезно начнем работать». Из всех показателей, которые мы регистрируем – давление, потоотделение, дыхание, – только дыхание человек может контролировать. И  то я это вижу. Давление, потоотделение человек умышленно контролировать не может. Только  если он не спецагент, которого для этого готовили. 
 
– Проверка на детекторе лжи совершенствуется как метод? 
– Конечно. Аппарат, который мы используем, постоянно обновляется.  Появляются новые датчики, правда, мне они кажутся менее информативными. У нас, например, есть датчик в виде ручки, подключенной к компьютеру. Датчик регистрирует изменения  в почерке  – нажим, наклон. 
 
– Полиграф может ошибаться?
– Только если он неисправен. Мы следим за ним, проводим техническое обслуживание. Сам прибор просто записывает показатели. А все решения  принимает эксперт: нужно понимать, какие баллы присвоить той или иной реакции, что куда вписать... Процесс обработки результатов очень сложный. В компьютере заложена система обсчета, но мы ею пользуемся как вспомогательной. Решение принимаем на основании двух систем обсчета – компьютерной и той, которой мы пользуемся фактически вручную.
 
Полиграфологи – быстрые и умные
 
– Где готовят  специалистов по детекции лжи?
– Есть много разных школ. Одна из сильнейших в России расположена в Петербурге – это Санкт-Петербургская школа детекции лжи, она несет ответственность за качество работы своих выпускников. В Смольном и в нашем центре работают специалисты из этой школы.  В вузах  специализированных программ по подготовке полиграфологов, по сути, нет. Проблема в том, что это очень прикладная область. И наилучшую подготовку могут дать только специалисты, которые много лет сами этим занимаются. Однако есть заведения, которые за две-три недели штампуют непрофессионалов, – например, одна из краснодарских школ. На сайте Петербургской школы детекции лжи можно найти черный список – перечень школ, которым можно доверять, а которым – не стоит. 
 
– Какая нужна подготовка, чтобы попасть в школу полиграфологов?
– Во-первых, высшее образование. В школу идет очень тщательный отбор. И очень большой отсев. Например, в тот период, когда я сама там училась, из 10 человек в группе я одна осталась.
 
– Что случилось с остальными?
– При отсеве смотрят на личность самого человека: опыт работы, возраст. Молодых – до 35 лет – очень мало в  школу попадает, так как считается, что у них еще недостаточный профессиональный опыт взаимодействия с людьми. Чтобы стать специалистом-полиграфологом, нужно иметь аналитический ум, уметь входить в контакт с людьми,  всё схватывать на лету и хорошо считать. Полиграфолог должен обладать высоким уровнем внимания, чтобы отслеживать много показателей одновременно и правильно их обсчитывать. Плюс он должен быть чист перед законом. Часто туда идут оперативные работники – те, кто занимается расследованиями. Я до поступления в школу руководила психологической службой в таможенных органах. 
 
– Полиграфологи востребованы?
– Конечно. Специалистов в Петербурге довольно много – сотни точно. Некоторые покупают полиграф – он стоит 300 тысяч – и работают частным образом. Проводят расследования в организациях: кражи, слив информации, вопросы безопасности. Решают семейные вопросы – измены и так далее. 
 
– На ваш взгляд, что эффективнее при приеме на работу: психологическое тестирование или проверка на полиграфе?
– Это разные направления. Полиграф выявляет то, что было у человека в прошлом. То, что он уже совершил. А с помощью психологической оценки мы изучаем потенциал человека: к чему он склонен, какие у него цели, мотивы, нет ли психических отклонений. Методы дополняют друг друга. Их совместное применение позволяет составить наиболее полную картину о человеке.  
 
Сколько стоит проверка на детекторе лжи
 
- Скрининг при найме на работу – от 5 до 6 тыс. руб.;
- расследования – от 10 до 15 тыс. руб. (в зависимости от сложности; +5% с суммы похищенного при признании);
- семейные проблемы – от 30 тыс. руб.; 
- адвокатские запросы по уголовным и гражданским делам – 50 тыс. руб.;
- выступление в суде по проведенному в рамках дела исследованию – 10 тыс. руб.;
- независимая оценка результатов тестирования на полиграфе других специалистов (необходимо наличие отчета и полиграмм) – 30 тыс. руб.;
- проведение комплексного психологического изучения конкретного лица – от 15000 руб.
 
Как найти вора с помощью полиграфа
 
Советы предпринимателю: что делать, если на фирме произошло ЧП – кража денег, имущества, утечка информации, разбойное нападение и  т.д.
 
- Необходимо  сразу и полностью устранить утечку информации о деталях и подробностях произошедшего ЧП. Круг лиц, осведомленных о произошедшем ЧП, должен быть сокращен до минимума.
- Точно установить всех лиц, которые в той или иной мере осведомлены о ЧП. При проведении их опросов не допустить утечки к ним известной потерпевшему и опрашиваемому информации об обстоятельствах ЧП, а только письменно зафиксировать (желательно на видео), когда и что каждый из них узнал об этом событии.
- Решающую роль при расследовании с использованием полиграфа может сыграть неинформированность всех работников фирмы о самом происшествии (что произошло, когда  и  с кем), что позволит почти со 100% вероятностью найти злоумышленника.
 
По материалам Санкт-Петербургской школы детекции лжи

Елена РОТКЕВИЧ



‡агрузка...

Медицинские центры и клиники, где можно сделать МРТ в Киеве