16+

«Я пытался объяснить, что «Беркут» – это вот тот мужик, который выходит покурить на вашу лестничную клетку»

17/07/2015

«Я пытался объяснить, что «Беркут» – это вот тот мужик, который выходит покурить на вашу лестничную клетку»

Об Алексее Венедиктове в последнее время говорят почти исключительно в связи с его эпатирующей публику помощницей Лесей Рябцевой. Но главный редактор «Эха Москвы» может говорить не только о Рябцевой.


              – Вот вы каждый год приезжаете на Петербургский форум – и что там находите? 
– Выступление Путина, которое в этот раз, на мой взгляд, было более осторожным, чем обычно. Здесь не было обозначено никаких новых историй. Но главная история, о которой говорилось, – то, что налоги не будут повышаться в течение четырех последующих лет. Для бизнеса это было – для российского! – крайне важно, и все бизнесмены говорили: мы ничего больше не поняли, но вот налоги не будут повышаться.
 
– Год назад на форуме впервые от имени Кремля новое украинское руководство было названо  руководством, а не «киевской хунтой». В этом году таких посланий не было?
– Не было. Просто это означает, что никаких новых позиций у российского руководства нет. Всё будет продолжаться в прежней парадигме – и во внешней политике, и в отношении Украины, в экономической политике, в «политической политике». 
 
Единственная новация, безусловно, была – это предложение бывшего вице-премьера Алексея Кудрина о том, чтобы перенести выборы президента на более ранний срок. Насколько я знаю, на сегодняшний день Кремль ответил отказом. Выборы – на сегодняшний день! – не будут перенесены. Вот это была единственная интрига, которая довлела над форумчанами в течение первых суток.
 
– Эта инициатива Кудрина – и вправду его частная идея?
– Знаете, как в любом генштабе лежат – на всякий случай – планы наступления и обороны от всех соседей, я думаю, что в администрации президента рассматриваются разные варианты проведения выборов. И наверняка рассматривался вариант передвижки их на два года раньше и на совмещение их с Госдумой. С кем-то, наверное, Алексей Леонидович говорил – а может, и не говорил. Важно, что был проделан тест по отношению к Кремлю. И тест сказал на сегодняшний день «нет». Вот это важно.
 
– То есть прошла обкатка аргументации? 
– Нет, я не думаю. Аргументация вся известна. С одной стороны – очевидно, что к 18-му году накопится гораздо больше проблем, в том числе и экономических, чем к 16-му. А с другой стороны – президент избираем и в 16-м, и в 18-м году. Поэтому я не думаю, что это является сутью проблемы.
 
С точки зрения технологической  аргументация Кудрина вполне выдерживает критику. Понятно, что перед выборами ни один политик ни в одной стране не пойдет на непопулярные реформы. А следующие реформы будут непопулярны, совершенно очевидно. Мы это видим в Москве – по реформам здравоохранения и образования. Поэтому все непопулярные реформы в любой стране проводятся пришедшими к власти политиками в первые два года своего мандата. А потом еще два или три года они отряхиваются от этого. 
 
Поэтому с точки зрения политтехнологий Алексей Леонидович прав. Но президент не технолог, а политик. И он взвешивает не только технологические риски, но и политические. Поэтому, мне кажется, то, что Путин отказался – на сегодняшний день – от досрочных выборов, вполне оправдано политически. Но не оправдано технологически.
 
– Никак не сложится в России медиабизнес. Экономически независимых СМИ единицы. Остальные ищут спонсоров или претендуют на бюджетное финансирование….
– Можно сказать, что это тоже своеобразный вид бизнеса. Действительно, государство приняло решение поставить медиа под контроль, это очевидно. Поставить под контроль можно двумя способами, как это сказано в «Драконе» Шварца: или купить, или убить. Какие-то медиа купили, какие-то убили. 
 
С другой стороны, медиа-менеджеры оказываются вполне довольными: не надо гоняться по рынку. Есть государственное финансирование или полугосударственное – и чего об этом думать? Поэтому бизнес и не складывается. Да еще и рекламный рынок в этом году упал на 37%, как мне говорил Константин Эрнст. Естественно, сейчас медиа побегут, чтобы выживать, за помощью. А некоторые будут закрываться.
 
– А вариант сделать информацию на сайтах СМИ платной  перспективен?
– Это такой тупой бизнес: давайте брать деньги за каждую букву, за каждое интервью. Я категорически против этого. Я считаю, что это тупиковый путь. Мы об этом дискутируем и с госпожой Синдеевой (гендиректор телеканала «Дождь», большинство материалов распространяющего по платной подписке. – Ред.). Сейчас это всё на уровне XX века: брось монетку – получи баночку колы. Брось монетку – получи интервью Латыниной. Я против. Это прошлый век. Надо искать другие пути. Потому что средство массовой информации, скрывающее информацию, – это жареный лед. Это противоречит сути СМИ. 
 
– Не так давно хакеры из группы «Анонимный интернационал» выложили в Сеть переписку «предполагаемой Старой площади» с представителями многих СМИ: упоминался ТАСС, «Россия»,  РБК, «Коммерсантъ», LifeNews и т.д. В переписке обсуждались акценты в подаче новостей, нужные и запретные комментаторы. И расценки. Репутация упоминавшихся там журналистов хоть как-то испортилась?
– Я не считаю, что репутация коллег уничтожена этими публикациями.  Конечно, выполнение просьб администрации выглядит, я бы сказал, смехотворно. Но это риски тех медиаменеджеров, которые на это идут. Надо понимать, что мы живем в прозрачном мире. Наши телефоны слушаются, наша переписка читается. Поэтому это их риски, и чего за них волноваться? 
 
– А за себя вы не волнуетесь?
– Я просто осторожный человек. Я не пишу ничего. Если вы обратили внимание, «Эха Москвы» в «переписке с администрацией» нет. 
 
– Один раз есть. Человек, названный «гендиректором станции Михаилом Дёминым» сообщает «главе Роскомнадзора Александру Жарову» о снятии с эфира программы: «Нет у нас больше в эфире Евгении Марковны Альбац».
– А она есть! Ну она же есть! Ну вот и всё.
 
– То есть там неправда написана?
– Я думаю, что кое-что подделали. 
 
– А в целом насколько перехваты «Анонимного интернационала» соответствуют действительности?
– Там, где я «принимаю участие», там соответствуют. 
 
– Лет 30 назад главной проблемой казалась нехватка информации. И все верили: выключим глушилки, завалим прилавки газетами, расцветут сто цветов – и жизнь изменится! Сейчас информации – море. А толку никакого. Народ не хочет в информации разбираться.
– Это не желания нет. Это умения нету! То, чего мы не умеем, мы не делаем. Если вы не умеете играть в шахматы – вряд ли вы пойдете в шахматный клуб. Если вы не умеете анализировать – то вы не будете пытаться это делать.  
 
Современная эпоха, информационный поток выдвинули новый вызов. Не просто искать информацию, а селектировать ее и сравнивать. А такого умения нет! Ну, мы умели работать топором – но не умели работать пилой. Нужно время, чтобы научиться. А сначала – осознать, что есть такой инструмент как пила. А можно продолжать работать топором – потому что рука привыкла. 
 
Большинство едят гамбургеры – и их это вполне устраивает. Но я уверен, что незначительное, потом значительное, потом более значительное количество людей начинает в сегодняшнем информационном потоке находить смыслы. Но это длинная дорога. Этому надо учить детей. Этому надо учить молодых людей. Потому что в моем возрасте уже все по привычке... 
 
– И что, думаете, в итоге появится потребность?
– Конечно! Вы же на основе информации принимаете решения. В какой садик отдать ребенка, за какую партию проголосовать и на какой улице купить квартиру – потому что там пивбар, а там ночью машины разгружают. То есть вам нужно сравнить всю информацию. И люди, которые оставлены один на один сами с собой, когда государство за них не решает эти вопросы, они вынуждены учиться искать, анализировать и сравнивать. А вот там, где государство продолжает решать, там все привычно: да забирай! 
 
– Но сейчас-то СМИ формируют перевернутую картину мира. И общество воспринимает ситуацию неадекватно. И никто никого не слышит.
– Коллегам на «Громадьском ТВ» в Киеве я пытался объяснить, что «Беркут», который стреляет в вас, – это вот тот мужик, который вечером выходит покурить на вашу лестничную клетку. И имейте в виду – это такие же люди, как и вы. «Нет-нет-нет, это наймиты» и так далее. И вот результат мы видим. Гражданская война – это когда друг в друга стреляют люди, чьи жены на кухне друг у друга одалживают соль. Вот это и есть главная угроза. Надо научиться жить среди информационных угроз. Угрозы никуда не денутся. И бесполезное занятие – пытаться их убирать. И надо научиться плавать в соляной кислоте – поскольку ее налили уже! Нет воды. Вот нету – и нету. А кислота – есть.
 
Вообще люди – очень опасные животные. Но уж коли мы выбрали жить среди людей, надо минимизировать опасности. Надо их сознавать и минимизировать. Мир фрагментарен. Информационное зеркало разбито социальными сетями. Каждый может построить свой мир вокруг себя из той или иной платы информации. И ваши соседи по лестничной клетке – они видят мир не так, как вы.                  

Аркадий ДУНАЕВ








Lentainform