16+

«В церковь приходят очистить душу, а тут пол в храме грязный»

22/07/2015

АРТУР КИРЕЕВ

В Рязани женщину выгнали из храма за то, что у ее ребенка-инвалида на колесах кресла-каталки налипла грязь. Грязь, Карл! Даже больше, «заведующие» храмом, а по-другому их назвать язык не поворачивается, пытались заставить ее еще и убрать за собой – пол помыть, видимо, может, пропылесосить?! История умалчивает эти подробности.


            В церковь приходят очистить душу, говорите?! Какая душа, если пол в храме грязный. Этот ребенок понатаскал тут грязи с улицы, глины, песка, оставил следы своими, прости Господи, колесами, и это все в святом-то месте. Я вот о чем думаю: в этой истории все примечательно – и отношение церкви к верующим, и верующих – к церкви, и самое главное – верующих к верующим. 
 
Помню, со мной тоже было отчасти подобное. В церкви на Васильевском отпевали моего друга, трагически ушедшего в свои молодые годы. Я с товарищами сидел в углу, на скамейке, убитый горем. В этот момент для нас не существовало ничего. И вот в этот мир, полный горя и ощущения, что уже ничего нельзя вернуть, вторгся мужик, пнувший меня по ноге: «В храме не сидят нога на ногу». Я изумился, вскинул голову и даже не нашел, что ответить ему. Столько злобы, презрения и отвращения читалось в его глазах, столько такого советского и хорошо знакомого, что было ощущение, подобно комку в горле – вот, именно так к тебе относится государство… Стоп, я же в церкви, – не в поликлинике, не в паспортном столе и даже не в общественном транспорте.  Обычно там нам доказывают в научно-популярной форме, что мы – никто, и звать нас никак. Отсюда и пространное клише – государство призвано убивать наши надежды. И вот, раздавленные и лишенные смысла, мы отправляемся… в церковь. 
 
Но оказывается, что и там – те же советские тетки, "продающие по талонам колбасу" – не топчите тут, товарищи, по одному, кому я сказала, не трогаем ничего руками…
 
Каково было бедной женщине, тянущей на себе девятилетнего мальчика, страдающего ДЦП, придя как за последней, но это совсем не значит, что менее значимой, помощью, не только не получить ее, но и быть выгнанной. «Изгнанной из Рая». Но если рай таков, так лучше уж плескаться в реальном болоте. Тут хотя бы все понятно – пришел к врачу – готовь деньги, остановил гаишник – смотри пункт номер один. Тут если ты приперся с грязными ногами, фигурально выражаясь, то ты знаешь, куда нести конвертик. А что делать, если тебе не дали духовной помощи?! 
 
Говоря языком программистов, программа зациклилась. Потому что в данном случае чувства верующих (матери с сыном) оскорбили другие верующие (служки). И законодательство в этом случае может лишь бессильно развести своими матерыми руками  - ибо такого еще не было. А тем временем в одной ситуации сложилось все-все-все – наше родное, российское, патриотичненькое. Как я сказал, остается, чтобы эту женщину обвинили в госизмене, заполировав это связями с госдепом, – ходят тут, топчут.
 
И все это лишнее подтверждение, что церковь превратилась в государственный институт. Ведь, как оказалось, правила поведения здесь те же – тебе непременно нахамят, а ты купишь у них за это свечку. Все равно, если представить, что ты звонишь Господу, а на том конце тебе говорят: «Абонент временно не доступен, оставьте ему голосовое сообщение». Вот, я оставил, надеюсь, прочтет.
 
P.S. На момент написания заметки игуменья рязанского монастыря уже извинилась перед пострадавшей женщиной… Но осадок остался.                  
 
ранее:
 
«Почему родные Фриске не скрыли ее смерть, а превратили в «траурную вакханалию»?»








Lentainform