18+

«У нас столько следователей по особо важным делам. Отправить бы их в ООН, чтобы показали мастер-класс»

30/07/2015

Россия наложила вето на попытку Совбеза ООН создать международный трибунал по крушению "Боинга". Возможно, страны-инициаторы, используя другие международные механизмы попытаются провести все-таки судебное расследование. Блогеры не понимают, почему, если Россия уверена в своей правоте, так отчаянно сопротивляется трибуналу.

            – Вот что делает Россия, голосуя против создания трибунала в Совбезе ООН? Последствия этого шага значительно шире вопроса о чьей-либо виновности в крушении Боинга, – считает главный редактор besttoday.ru Марина Литвинович .

По ее мнению, Россия сознательно разрушает сложившиеся после второй мировой войны международные институты, нарушая их единство и вызывая внутри них раскол. Стабильность мировой политики во многом опирается на эти институты, они выступают гарантами поддержания мира и военно-политического баланса. Разбалансировка этой системы может привести к печальным последствиям, и, в первую очередь, к войнам.

- То же самое Россия делает и с другими международными институциями: заявляет о нежелании выполнения решений международных судов, заявляя о "суверенности российского законодательства". Борьба за суверенность приведет Россию не только к исключению из международных институтов, но и к фактическому их внутреннему ослаблению и разрушению, поскольку они перестанут быть гарантами и балансирами в международной политике и праве, – уверена журналист.

Марат Гельман в свою очередь задается вопросом:  Сумеет ли мир наказать виновную в трагедии российскую власть не наказав всех нас?

И тут же призывает всех к единственному на его взгляд сегодня осмысленному политическому действию: демонстрацию всему миру что Путин и Россия не одно и то же. Всеми способами.

А я все сижу, такая, и перечитываю. Все сижу, и перечитываю, одну и ту же фразу. "Россия наложила вето на принятие в Совете Безопасности ООН резолюции о создании трибунала по авиакатастрофе малайзийского самолета Boeing на Украине в июле 2014 года". Сижу и перечитываю, – делится ощущениями бизнесмен Варвара Турова .

Не знаю, что думают, читая эту фразу, мои знакомые, в основном артисты разного размера оперных театров, уверявшие меня в прошлом году, что самолет сбит Украиной.

Желание, откровенно говоря, только одно. Распечатать список фамилий, купить билет, сесть в самолет, прийти по очереди в дома и квартиры, в 283 дома или квартиры погибших пассажиров, и в 15 квартир или домов погибших членов экипажа, позвонить в двери этих домов и квартир, и попросить у них прощения. У их близких. Мам, пап. То се. Кто-то же должен. Ну, давайте я, например.

Блогер из Москвы Дмитрий Чернышев уверен в невиновности России и считает, что наши власти зря заблокировали создание трибунала, потому что есть достаточное количество фактов которые говорят об этом. Следовательно доказать в суде непричастность возможно. 

К сбитому Боингу наша страна не имеет никакого отношения — самолет не российский, там наших граждан нет, и не в нашем воздушном пространстве сбит: Россия вообще ни при чем.

По телевизору уважаемые эксперты много раз все вам объяснили – и про несвежие трупы, и про испанского диспетчера, и про охоту за самолетом нашего президента, и про украинский истребитель СУ-25, и про капитана Волошина, который пришел в «Комсомольскую правду», и про украинский «Бук», и про американскую подставу, и про взрыв на борту... и все так убедительно, со схемами, фотографиями, с экспертами и специалистами.

Так почему Россия заблокировала создание международного трибунала? Наоборот, нужно же было настаивать на его создании и доказать собственную невиновность и найти настоящих убийц. Сила ведь не в деньгах, сила в правде

В свою очередь журналист Павел Смоляк не понимает поведения России в ОНН, последовательно задавая вопросы Виталию Чуркину:

Чуркин заявил, что трибунал «лишен какой-либо правовой и прецедентной основы». Ну и что? Все бывает когда-нибудь в первый раз.

Чуркин продолжает: 2001 году, когда украинские войска сбили российские самолет, ни о каком трибунале речи и не могло быть.

Чуркин, если я правильно понимаю его дипломатический язык, объясняет, вы, Украина то есть, сбили в 2001 году наш самолет, мы вопрос закрыли, теперь мы… Нет, нет, какая-то крамола выходит.

Я бы провел трибунал. В России столько профессиональных следователей по особо важным делам. Послал бы их в ООН, пускай покажут настоящий мастер-класс!