16+

«Системы контроля за соблюдением контрсанкций сегодня нет, и в ближайшие годы ее не создать»

07/08/2015

«Системы контроля за соблюдением контрсанкций сегодня нет, и в ближайшие годы ее не создать»

В России идет активное уничтожение санкционных продуктов. Десятки, сотни тон фруктов, сыров, мясных деликатесов всплывают то там, то здесь по всей стране. Каким же образом такое количество запрещенки поступало в нашу торговлю и чем эта утилизационная компания обернется для бизнеса и потребителей.


         Все началось, когда на должность министра сельского хозяйства был назначен бывший губернатор Краснодарского края Александр Ткачев. «Человеку нужно было проявить себя на новом месте, и он это сделал», — говорит высокопоставленный правительственный чиновник forbes.ru. Правда, он утверждает, что Ткачев это не сам придумал — правильную идею «подсказали сверху». 

После того, как идею поддержал Путин начались сжигания и закапывания иностранной еды повсеместно. И тут выяснилось, что еды этой очень много.

– А контроля как такового [за соблюдением контрсанкций] сегодня нет, есть только условный по факту прибытия товара—по документам и стикерам на упаковке,—объясняет Руслан Кисс, генеральный директор петербургского ЗАО «Русский Логистический Провайдер».— Электронного документооборота (хотя бы сертификатами) не организовано, и говорить об организации такого обмена со странами, попавшими в список санкций, в ближайшие годы просто смешно. Сегодня около 40-50% товаров из санкционного списка в РФ попадают через Белоруссию и Казахстан. Еще существенная часть [запрещенного импорта] в странах Прибалтики из испанской, немецкой, итальянской и т.д. становится египетской, пакистанской, сербской и т.д.

– Экспорт литовских молочных продуктов в Узбекистан в декабре увеличился в 19 раз, но потребление не выросло, — рассказывает Мария Жебит, директор по связям с общественностью и госорганами Национального союза производителей молока («Союзмолоко»). — Это говорит о том, что все эти продукты ввозились в Россию. Через другие страны СНГ и через Таможенный союз – Казахстан и Белоруссию – также проходят поставки запрещенной продукции. Этот процесс сложно отслеживать и контролировать.

Смена маркировки поставлена на поток и обходится импортерам недорого. По словам Кисса, пакет документов для партии запрещенных фруктов или овощей в Белоруссии стоит $5000.

- За 300 000 рублей в течение пары часов польские яблоки станут у вас хоть сербскими, хоть аргентинскими или израильскими.

В Клайпеде канадские креветки за €5000 станут бангладешскими. И все документы (от белорусов, от прибалтов) будут как бы оригинальные — фито- и ветеринарные сертификаты на бумаге с водяными знаками»,— говорит он.

Было ввезено около 22 тонный безлактозных сыров. Этот объем по сравнению со всем российским рынком небольшой, и под видом безлактозных поставлялись в основном деликатесные или элитные сыры, не для массового потребления. Однако с каждым месяцем он увеличивался, запрет по сути не соблюдался, так как в любом сыре нет лактозы. В ближайшее время безлактозные сыры могут остаться в продаже, так как это продукт хранится долго.

Председатель московской коллегии адвокатов "Шеметов и партнеры" Максим Шеметов заявил "Коммерсанту-FM", что если мы хотим действительно ограничить ввоз этих товаров, то необходимо менять систему контроля за ввозом этих товаров и за распространением их, так называемых систем постконтроля, давать дополнительные полномочия таможенным органам в этом направлении, а не менять Уголовный кодекс

Один из собеседников Forbes в правительстве называет решение об уничтожение продуктов психологической мерой.

Никто не собирается уничтожать тоннами пармезан с хамоном, и этого не будет. Но мы рассчитываем, что объявленные меры и угроза потерять деньги серьезно снизят объем нелегального продовольственного импорта из Белоруссии, — объясняет чиновник.

По его словам, правительство вряд ли будет реагировать на призывы не уничтожать еду, а отдавать ее, например, в детские дома: «Тогда в нашей мере нет никакого смысла. Сети и импортеры по-прежнему будут продавать и завозить санкционную продукцию в больших количествах».

Уже сама информация о том, что санкционная продукция будет уничтожаться, сыграла свою роль, поставки резко сокращаются, — заявила «Интерфаксу» пресс-секретарь Россельхознадзора Юлия Мелано.

– Хорошего точно ничего не следует ожидать. Уже выстроилась очередь из приближенных к Федеральной таможенной службе компаний, страстно желающих  поучаствовать в уничтожении товара, — говорит петербургский таможенный брокер Руслан Кисс. — Я думаю, что, используя меч «уничтожения», таможня усилит давление на бизнес, ибо правила утилизации, утвержденные правительством, дают такую возможность. На рынке будут появляться «утилизированные» партии  товаров, обваливая и без того лихорадящие фруктово-овощные рынки».          

фото Управление Федеральной службы по ветеринарному и фитосанитарному надзору по Белгородской области











Lentainform