16+

«Судя по Энтео, Россия снова скатывается к правилу: «прав» тот, у кого меньше тормозов»

17/08/2015

«Судя по Энтео, Россия снова скатывается к правилу: «прав» тот, у кого меньше тормозов»

Группа православных активистов «Божья воля», возглавляемая Дмитрием Энтео, разгромила выставку скульптур в московском Манеже, обвинив создателей произведений искусства в оскорблений чувств верующих и надругательством над образом Иисуса Христа. Блогеры негодуют — сколько еще подобных выходок государство простит Энтео и Ко.


         Выставка «Скульптуры, которых мы не видим» привлекла внимание не только ценителей искусства, но и православных активистов во главе с их лидером — одиозным Дмитрием Цорионовым, больше известным как Энтео. Его соратникам уже не привыкать срывать культурные мероприятия — будь-то концерты популярных групп и исполнителей, или же театральные спектакли. На этот раз досталось Манежу и выставке скульптур. Сейчас руководство «Манежа» будет добиваться возбуждения уголовного дела. А активисты напротив планируют провести еще и митинг перед зданием выставочного комплекса — мол, испорченных экспонатов им мало.
 
Вчера, 16 августа, группа православных активистов «Божья воля» во главе с их лидером Дмитрием Цорионовым (Энтео) вновь попытались добиться закрытия выставки «», проходящей в московском «Манеже». Ранее вандалы ворвались на выставку и испортили экспонаты. Руководство «Манежа» собирается настаивать на возбуждении уголовного дела. 
 
Журналист «Московского Комсомольца» Михаил Ростовский пишет, что чье-то личное неприятие к способам, которыми пользуются современные художники не должно становиться поводом для самоуправстава.
 
«Должен ли «праведный гнев» быть оправданием отказа от таких скучных, таких медленных, таких ненадежных правовых механизмов и перехода к тактике «прямых действий»? В каких случаях частные граждане имеют право самочинно принимать на себя функции официальных силовых структур и имеют ли они такое право вообще?
 
Эти поднятые в очередной раз конфликтом в Манеже вопросы, на мой взгляд, несравненно более важны, чем сам по себе конфликт в Манеже. Произошедшее на главной столичной выставочной площадке скоро будет оттесненно на задний план другими информационными поводами, а потом и вовсе забудется. Но вот с вопросами, которые я сформулировал выше, этого не произойдет. Эти вопросы останутся с Россией даже не на года — на десятилетия», – пишет Ростовский в статье для МК.
 
Сам Энтео считает правовые методы просто неэффективными и не действующими.
 
«Умники, которые сидят на диванах и говорят, что проблемы надо решать «чисто в правовом поле», либо невежды, либо лицемеры. Не работает правовое поле... Без резонанса закон даже не думает работать. Никакого иного способа прекратить это страшное преступление — кроме решительного действия — просто нет», – считает актьивист.
 
Ростовский считает, что именно и является главной проблемой России.
 
«Если стиль полемики становится, скажем так, совсем жестким, он не просто заслоняет собой ее предмет. Он этот предмет подменяет. Мы получаем полемику ради полемики, борьбу без правил ради самой борьбы без правил. Россия — страна, которая за последние сто лет пережила сразу несколько коллапсов своей государственности. И одной из самых важных подспудных причин этих коллапсов было живущее в нашем обществе подспудное убеждение: «правовое поле не работает!»», – пишет автор.
 
По его словам, Россия сейчас стремится к тому состоянию, когда считается правым самый сильный.
 
«Россия вновь, как и в период прошлых смут, превращается в анархическое государство, где «прав» тот, у кого меньше внутренних тормозов, кто готов по поводу и без повода применять грубую силу», – утверждает Ростовский.
 
«Ведь если российское государство отстранится от решения этой проблемы, уже за поворотом его ожидает целый ряд следующих. Если демонстративное пренебрежение правовыми механизмами останется безнаказанным, это породит в обществе ощущение вседозволенности. Одному мне кажется, что в стране появилось слишком много людей, чересчур буквально воспринимающих тезис «правовое поле не работает»? Ау, Владимир Владимирович! Когда-то вы бросили в массы лозунг: «Россия — диктатура закона!» Этот лозунг еще в силе или уже отброшен за ненадобностью?», – вопрошает колумнист.
 
В то же время многие видят в этой ситуации не только бессилие государство, но и равнодушие общества. Журналист Светлана Гаврилина считает, что случай в Манеже действительно показателен для России как прецедент.
 
«Ребята, у меня настороженное появилось отношение к тем, кто и сейчас говорит "ах, что же делать, не бить же всяких Энтео – а то уровень насилия в обществе, остервенение, бла-бла-бла".Я просто буду знать: если на меня среди бела дня нападет гопник, от этих людей помощи не дождешься. Будут стоять и смотреть. Возможно, сочувствовать. Но не увеличивать же степень насилия в обществе, а ты уж, Света, потерпи, может, менты приедут», – пишет она в своем Фейсбуке.
 
«Однажды, еще при СССР, на меня напал маньяк. Ну или просто насильник. Я шла через скверик от метро поздно ночью. Он выскочил откуда-то из кустов, повалил меня, нашептывал скабрезности. Я орала, он шептал: "Молчи, задушу" . Скверик этот был рядом с людной улицей. Я слышала, как шли люди, разговаривали, смеялись.Мой крик был по фигу. А может, не хотели уровень насилия в обществе увеличивать. Спасли меня три простых русских алкаша. Они в этот скверик пришли портвешку распить, увидели сцену и закричали: "Что, нах, тут такое?". Насильник отлез от меня, выматерился и бросился бежать. Один из алкашей погнался за ним, но не догнал – он уже не очень тверд был на ногах. Они втроем проводили меня до дома. Я спросила: ребята, чем вас отблагодарить. Один сказал: да вот, пошли мы выпить, а стакана нет. Не вынесешь стакан, из стакана все же приятнее, чем из горла? Я им подарила стакан... С тех пор (а прошло много лет) я боюсь ходить ночью одна в городе и без особой надобности это не делаю – а если иду, то десять раз оглянусь, посмотрю, что за мной никто не идет, с предосторожностями вхожу в подъезды и т.д. В той истории меня больше всего потрясли те люди, которые шли, разговаривали, смеялись, когда я кричала и звала на помощь», -приводит пример журналистка.
 
Представитель церкви диакон Андрей Кураев, известный своими высказываниями, отличными от официальной позиции РПЦ, считает, что подобные акции стали следствиями новых течений в церкви.
 
«Разрешить ненависти считать себя святой – легко. А вот на то, чтобы вернуть на место ориентира Нагорную проповедь, может и несколько понтификатов не хватить.
 
В итоге актуализируется новый метод миссии: миссия через стыд. Да, и мне стыдно, что в Христовой Церкви замутились такие майнстримы. Но если вы не побрезгуете и решитесь войти в наш мир, количество местных энтеобразных уменьшится. Мы вместе?», – пишет в своем блоге Кураев.                    
 
Фото: theins.ru










Lentainform