16+

«Если вы вдруг соберетесь жить на Калининградщине, то знайте, что выгодных занятий там всего два...»

18/08/2015

СЕРГЕЙ БАЛУЕВ

Вот вернулся из Калининградской области – а тут скандал вокруг Исаакиевского собора. Но у нас хоть логика в действиях церкви просматривается – симпатичный собор, большие доходы, грех не забрать.


          А в Калининградской области когда встречаешь табличку «Собственность Русской православной церкви», то кажется она полным абсурдом. Потому что там РПЦ отдали тевтонские замки. И вот прямо на руинах этих замков и написано: собственность РПЦ.

И совершенно не понимаешь, почему замки отдали нашей церкви, зачем они ей? С вопросами пристаешь к местным жителям. Они отвечают, что-то типа: какая разница?

И в итоге доходит до тебя, как дело-то  было. А было так: приняли у нас в 2010 году закон о реституции религиозного имущества, по которому РПЦ и на Исаакиевский собор претендует. В Москве приняли, а в Калининграде испугались. Вспомнили, что в Тевтонском ордене рыцари монахами были, то есть он вроде религиозная организация. И если вдруг какая католическая или лютеранская церковь подаст на эти замки заявки, их удовлетворять придется (почему так решили – не очень понятно: тот Тевтонский орден, который замками владел, еще в XVI веке закончился, и последний великий магистр их все в прусскую госсобственность отдал). В общем, испугались, не хотелось ничего дружественным конфессиям отдавать. И решили все на РПЦ записать. РПЦ не возражала: пусть в руинах, но недвижимость.

Отдали. Замки как находились в жутком состоянии, так и находятся. Потому что церковь с ними ничего не делает. Только в этом году в один замок решила «за посмотреть» деньги брать – 50 рублей с человека.

Вот такая странная история с реституцией в Калининградской области случилась.

Калининградская область вообще, может, самая странная область в России. Может, и еще страннее есть, но пока не попадались. То есть бедненько, но  чистенько, или бедненько, но грязненько – оно почти везде у нас встречается. И абсурд на каждом шагу обнаруживается. Стоишь, скажем, на вокзале в Кеми (это Карелия), а с платформы говорят: «Нумерация вагонов поезда Минск – Мурманск начинается от головы поезда. Вагоны 33, 34 и 18 следуют в голове состава. Вагон номер 0 находится между 19-м и 20-м вагонами».

Слушаешь – смешно. В Калининградской области почти то же самое, только впечатление другое. А впечатление простое – что ушли отсюда немцы 70 лет назад, а те, кто на их место пришел, до сих пор думают, что они вернуться могут. То есть жители этой области так не думают, но так у них выходит. Это еще Петр Вайль когда-то заметил – что не исчезает историческая неловкость жизни на чужой, пусть и по праву занятой земле. Что настоящее – это булыжные дороги с липами по бокам, а стоящие рядом дома из советских серых блоков – временные.

И названия там все ненастоящие. Зеленоградск, Светлогорск, Балтийск, Пионерский, Озерск, Советск,  Советское, Правдинск. Если речка, то Зеленоградка или Светлогорка. Понятно, что придумали быстро и много. Поэтому получилось точно как у нас на бывшей финской территории, без фантазий – Зеленогорск, Светлогорск. У них Дивное – у нас Отрадное. Думали, что приживутся в Пруссии новые имена, но старые все равно всплывают – Инстенбург, Кранц, Раушен, Пилау – и оказываются точнее.
Потому что не получилось связи между теми, кто сейчас там живет, и тем, что там было до них.

Европейские эксперты в свое время спорили: что делать с завоеванной страной? Француз Монтескье считал, что при завоеваниях недостаточно оставлять покоренному населению его законы, надо еще оставить ему его нравы. А итальянец Макиавелли предлагал переделывать на завоеванной территории абсолютно все: переселять жителей из одного места в другое, разрушать старые города и строить новые. В СССР решили сделать по-своему: прежний народ с его нравами выселили, а новые города строить не стали.

В общем, если вы вдруг соберетесь жить на Калининградщине, то знайте, что выгодных занятий там два: продажа вареной кукурузы (по 80 рублей берут хорошо, по 100 – плохо) и владение платным туалетом. Продвинутые владельцы туалетов к вечеру объявляют акции: 15 рублей за вход вместо 20-ти.

И главное – ездить по бывшей Пруссии принято на подержанной немецкой машине, но обязательно повесив на радиатор две георгиевские ленточки. Это обереги. Спасают от прусскости. Ленточек должен быть две. Одна уже не срабатывает.                 

ранее:

«Присоединение Крыма прошло не в тот год, когда предписано, поэтому и вызвало неудовольствие соседей»
Почему Петржелу любили, а Виллаш-Боаша нет
13 признаков, по которым можно вычислить гения
«Издевательство с праздниками надо уже заканчивать...»
О чем должен думать хороший руководитель во время кризиса








Lentainform