16+

Вся правда о романе Владислава Радимова с фитнес-тренером Ириной Яковлевой

19/08/2015

Вся правда о романе Владислава Радимова с фитнес-тренером Ириной Яковлевой

С тех пор, как открылась правда о романе футболиста Владислава Радимова с фитнес-тренером Ириной Яковлевой, эту ситуацию усиленно обсуждает спортивная и культурная тусовка. Татьяна Буланова ее не комментирует, чем лишь подогревает людской интерес. Влад или отмалчивается, или говорит, что знает Ирину лишь шапошно. Сама девушка долго не решалась рассказать о своих отношениях со звездой «Зенита». Но корреспондент «МК» в Питере» все же услышал ее откровенную историю.


              «Хочу по-настоящему»
 
— Как вы познакомились с Владом?
— Семь лет назад в известном питерском ресторане «Терраса». Шел чемпионат мира по футболу, и Радимов с друзьями приехал поболеть. Они сели за большой стол перед экраном, а мы с подругой уже расплатились и собирались уходить. Как я узнала уже потом от Влада, это он попросил своего друга Александра познакомиться с нами. Тот подсел, пригласил за столик футболистов. Правда, то, что перед нами знаменитые игроки «Зенита», я поняла не сразу. Даже Аршавина не узнала. На экране он кажется высоким и стройным, а в жизни Андрей небольшого роста и плотной комплекции. 
 
Когда компания стала расходиться, Радимов попросил: «Останься, давай просто пообщаемся». Мы проболтали до половины третьего. Потом «Терраса» закрылась, и мы поехали в другой ресторан. Когда и это заведение перестало работать, Влад предложил покататься на кораблике по Неве. Под Дворцовым мостом мы выпили по последнему глотку вина, поцеловались и выбросили бокалы в воду, на счастье. Влад прошептал: «Останься со мной…» Я не устояла, осталась. А вечером мы снова встретились, и я оказалась предметом пристального внимания его друзей-футболистов. Мне показалось, друзья Влада с Татьяной близко не общаются. На вечеринки зенитовцев Влад часто ходил без жены. Однажды мы с подругой случайно забрели в ресторан, где супруги обедали вместе. Выглядели они, как уставшие друг от друга люди. Татьяна молча ела суп, Влад смотрел в окно. Вместе они вообще отдыхают редко: у каждого свои интересы и свой круг общения. Из ресторана тогда мы ретировались, я не хотела неловких сцен.
 
— Это чувство неловкости вас не преследовало? Все же Влад — чужой муж…
— Когда я встретила Радимова, была абсолютно свободной девушкой. Как уже говорила, никаких планов в связи с ним не строила. Мне просто нравилось, что при всех его достижениях Влад оставался хорошим и интересным человеком. Он не зазнавался. С ним было легко и весело, наши отношения текли без всякого напряга. Уже в самом начале наших встреч Влад сразу стал говорить о том, что разведется. Я реагировала скептически: «Не надо обещаний». В ответ прозвучало: «Хочу все по-настоящему!» Через какое-то время утром мы поехали к его маме Светлане Алексеевне. Она была ошарашена появлением в доме незнакомки и, кажется, подумала, что я «ночная бабочка». Мама вскоре нашла мои координаты, позвонила и спросила: «Ирина, расскажите о себе и ваших отношениях с Владом». Мы встретились рядом с ее работой, поговорили. Поняв, что я не дама легкого поведения, Светлана Алексеевна успокоилась. 
 
Я приезжала с Владом к его маме и отчиму в гости, на дачу, мы отмечали вместе праздники. А потом он встретился с моей мамой. Они быстро нашли общий язык, обсуждая свою любимую Испанию. Наш роман развивался бурно, и постепенно я познакомилась со всеми его близкими, даже со старшей дочкой Сашей, которой тогда было 11 лет. Она приехала погостить в Петербург, остановилась у Светланы Алексеевны, мы с подругой организовали девочке культурную программу. Возили в Юсуповский дворец, потом вместе гуляли по городу. Саша даже приходила ко мне на работу в спортзал. Я знаю бабушку Влада, отчима, друзей. Когда он не мог отвезти куда-то домашних, это делала я. Все эти люди стали частью моей жизни, я с теплотой вспоминаю о них и очень благодарна за общение. Мне их, конечно, не хватает.
 
Как Буланова все узнала
 
— Почему не хватает? Вы перестали общаться?
— После передачи на ТВ, где я призналась, что у нас роман, Влад промолчал. И сделал вид, что не знает, кто такая Ира Яковлева. Меня это обидело. Мог бы просто сказать Татьяне: да, было, но прошло, давай не развивать тему дальше. А говорить, что романа не было вообще, по-моему, подло. Подлила масла в огонь и Татьяна: в каком-то интервью на ТВ она сказала, что я «невменяемая фанатка». И Влад опять ничего не возразил. Я считаю, что такие слова были некрасивыми, ведь я вела себя корректно и ничем ее не оскорбляла. 
 
Выходит, все наши отношения ложь, и все его красивые слова ничего не стоили. Мама Влада сначала уверяла, что скажет прессе правду. Но, когда увидела передачу, наше общение с ней резко прекратилось. Она испугалась, что навредит сыну, и перестала разговаривать со мной. Но я до сих пор считаю родителей Влада прекрасными людьми. И где-то в глубине души всегда думала: они — моя вторая семья.
 
— Как вы думаете, а Татьяна знала про ваши отношения? 
— Думаю, догадывалась. Жена одного из футболистов однажды сообщила ей, что Влад постоянно появляется на тусовках с какой-то девушкой. Мы были вместе и на вечеринках по поводу побед «Зенита», супруги футболистов меня видели. Думаю, Татьяна поняла что-то из наших сообщений. Влад случайно оставил открытым на айпаде всплывающее окно из переписки. Там высветилась страница «Ирэн-фитнесс-тренер» — это мой ник в Сети. 
 
Был еще один острый момент. Как-то Влад несколько часов не отвечал на звонки своей мамы, Светлана Алексеевна заволновалась, позвонила мне, и я сразу приехала. Влад нам тогда не открыл дверь квартиры, но вскоре перезвонил с другого номера. Оказалось, у него разрядился телефон. Но на записи камеры наружного наблюдения Татьяна наверняка меня видела. Кстати, в тот злополучный день мы встретили у квартиры старшего сына Булановой Сашу. Очевидно, он рассказал об этом своей маме.
 
Радимов — лирическая натура
 
— Влад дарил вам подарки?
— Я никогда ничего у него не просила. Подарки Влад дарил редко, но мог снять деньги с кредитки и дать их мне. Цветы вообще не его стиль. Купить букет для мамы — это святое, а прийти на встречу с розой в руке — нет. Мы часто переписывались, и в какой-то момент Радимов стал присылать ссылки на милые ролики с лирическими песнями, а однажды прислал стихи Анны Астаховой. 
 
Но его первый подарок был потрясающим. Модельные дорогие туфли. Предварительно он узнал размер моей ноги и попросил к вечеру надеть нарядное платье, сделать прическу. Влад приехал за мной на работу, когда я села в машину, он достал коробку: «Открой и посмотри! Нравится?» Туфли были очень экстравагантные, на высоком каблуке, мне чуть-чуть не подошел подъем, но я их все равно обула и не смогла признаться Владу в своем дискомфорте. Мы поехали на ужин в ресторан, позднее к нам присоединилась моя подруга Ира. Я сразу похвасталась презентом. Сидели допоздна, и когда гостей в ресторане стало немного, я даже позволяла себе на несколько секунд класть ноги на край стола, демонстрируя обновочку. Были и другие приятные мелочи, знаки внимания. Однажды я не смогла взять билет на «Сапсан», чтобы поехать к любимому в Москву. Влад поговорил с начальником поезда — попросил меня посадить, объяснив, как для него это важно, и проблема решилась.
 
— А у вас есть совместные с Владом снимки?
— Мне нечего вам предъявить. В праздники, в доме у родителей Влада нас фотографировала его мама. Эти снимки есть у нее, но их нет у меня. Да и не особо много «щелкала» тогда камера, все были заняты общением. О каких-то селфи не думала, я их вообще не люблю и считаю, что все должно оставаться в сердце, а не на показных снимках. Влад же фотографироваться просто ненавидит, он часто даже журналам в этом отказывает. Да мне и не приходило в голову делать фото для каких-то там доказательств, хотя иногда очень хотелось иметь совместный снимок. Но только для себя лично, я не собиралась ничего обнародовать. К тому же у меня тогда был телефон без камеры, хоть и дорогой. (Кстати, его мне подарил Влад.) Зато у меня есть видео- и фотопослания от Владислава личного характера, есть и несколько фото с его дочкой.
 
«Приезжай, мне плохо»
 
— Не закрадывалась в голову мысль, что вы обманываете себя? А на самом деле этот роман для Влада мало значит?
— В какой-то момент я поняла, что влюбилась. А совладать с чувствами сложно. Я не требовала развода, чувствовала, что Влад на него не решится. Конечно, хотелось, чтобы мы проводили вместе больше времени. Но это было за гранью возможного. И я, приказав сердцу молчать, однажды сказала, что наше общение — «просто так». В этом «просто так» прошло семь лет.
 
За эти годы случалось всякое. Иногда он не появлялся неделями, а иногда просил, чтобы я приехала попрощаться в аэропорт. Он не прятал меня от друзей и, хотя общался с другими девушками, всегда возвращался. Я не ревновала — фанатки часть его профессии. Часто наши встречи были спонтанными, когда у Радимова появлялось время, он заезжал за мной в спортивный клуб. Мне это даже нравилось — чувства всегда оставались свежими.
 
Но я видела, как любимый меняется, и думала, что это добрый знак. Мы стали чаще оставаться вдвоем у него в квартире — смотрели телевизор, сидели на ковре или на балконе, что-то обсуждали. (Несмотря на то, что Влад жил с Татьяной, собственное, отдельное жилье у него имелось.) Мы разговаривали часами. Влад научил меня делать ставки в спортивных состязаниях. Конечно, понимала, что вечно так продолжаться не может, мне надо строить свою жизнь. Годы-то идут… Однажды даже предложила Владу расстаться. Но хватило нас ненадолго, потом созвонились, и все закрутилось снова. Мы ходили вместе на командные мероприятия, и я этим гордилась. Когда «Зенит» выиграл чемпионат России и Суперкубок, я была на грандиозном празднике в Ледовом дворце, сидела в ложе почетных гостей. Спокойно знакомила с Владом своих подруг. 
 
— Какие еще моменты сильно запали в память?
— Я поддерживала Влада в сложные периоды. Помните техническое поражение «Зенита» в 2011 году? Его тогда сняли с должности начальника команды. Влад ушел в себя, даже мама не могла до него достучаться. По вечерам лежал на диване перед телевизором и молчал, погрузившись в переживания. А Татьяна в это время была в Москве на проекте «Танцы со звездами». Однажды Влад написал эсэмэску: «Мне плохо». Я очень расстроилась и поехала к нему. Разговаривала, утешала, объясняла, что все наладится. Потом, когда Влад стал вторым тренером, расстраивался, что ему не дают раскрыться. Я старалась убедить, что это временные трудности, мы все время переписывались. После игр он часто спрашивал: «Ну как?» В меру своих знаний я давала оценку матчу. Однажды разговор зашел об общем ребенке. Но, если честно, я пока не хочу рожать детей. Как ответственный человек, понимаю, что быть мамой еще не готова. Не могу дать ребенку столько любви и внимания, сколько требуется. А сделать свое чадо «брошенкой» не хочу.
 
— После всего, что было, вы хотите вернуть любимого?
— Я ни о чем не жалею. Может, и хорошо, что все произошло именно так. Что правда открылась. У меня разбились розовые очки. На телепрограмме в порыве чувств сказала, что буду его любить и ждать. Теперь так не думаю. Увидела, что Радимов испугался, и даже не понимаю из-за чего. А мне нужен другой, смелый и сильный Влад. Тот, каким он показался в самом начале знакомства. После программы Влад сказал, что не хочет, чтобы я лезла в его жизнь. Но семь лет этой жизни были и моими тоже. Ведь он сам впустил меня в свое пространство, а я открыла ему душу. И значит, он должен хотя бы объясниться со мной. А не отмалчиваться и делать вид, что ничего не происходит. Мы в ответе за тех, кого приручили.                  

Николай ПОЛЯНСКИЙ











Lentainform