16+

«РПЦ сделала катастрофический ход: отказалась завоевывать сердца думающей части населения»

31/08/2015

АНТОН МУХИН

Первые, на кого пало подозрение в уничтожении Мефистофеля на Лахтинской, – прихожане строящегося напротив храма Ксении Блаженной. Хотя никаких доказательств этому нет. Справедливо ли разбрасываться такими обвинениями?


          Однажды в двух домах от церкви открыли бордель. Это анекдот явно не про нас, а из жизни бездуховного Запада, где такое возможно. Тем не менее. Местные священники возмущались, призывали проклятья на голову содержателя борделя и обещали молить Бога, чтобы избавиться от этого возмутительного соседства. Буквально через неделю в бордель ударила молния, и он сгорел. Содержатель борделя подал на епархию в суд. В суде епископ, естественно, все отрицал и говорил, что никаких доказательств причастности служителей церкви к попаданию молнии нет.

– Правильно ли я понимаю, – уточнил судья, – что содержатель борделя верит в силу молитв, а епископ – нет?

Это эпиграф к нашей истории.

Если сравнивать две формально не противоречащие друг другу, но явно разнонаправленные позиции по поводу повреждения памятника, – московской патриархии в лице зампреда Синодального отдела по взаимодействию церкви и общества Романа Багдасарова и официальный комментарий петербургской епархии, то нельзя не признать, что первая – честнее.

Представитель патриархии считает, что уничтожение Мефистофеля – преступление, но просит проявить к преступнику, буде его поймают, снисхождение. Потому что мотивы-то его были правильными: борьба со злом. Наша петербургская епархия просто осуждает вандализм и называет «недружественным провокационным информационным вбросом» предположения о своей к нему причастности.

Но причастность-то бывает не только физическая. Если вы молитесь – будьте добры верить в силу своих молитв. Разве можно, вчера одобряя действия погромщика Цорионова-Энтео, сегодня осуждать вандалов, разбивших демона с крыльями летучей мыши? Уж если на то пошло, демон-то гораздо более мерзок перед лицом Бога, чем какая-то выставка.

Некоторое количество времени назад РПЦ сделала  тактически правильный, но со стратегической точки зрения катастрофический ход. Полностью отказавшись от попыток завоевать сердца думающей части населения (в которой доля верующих не меньше, чем в недумающей), она переориентировалась исключительно на плебс. Это кажется разумным: за 14 процентами погонишься – 86 потеряешь. Тем более что и сам Верховный главнокомандующий избрал себе этот путь. Но он-то мыслит перспективой десятка-другого лет, у него, может, и получится. А горизонты планирования церкви должны быть гораздо дальше.

И вот, с одной стороны, есть погромы, гомофобия, Артюх с Цорионовым, стяжательство, попытки законодательного доминирования, а с другой – ничего. И раньше-то было немного – считай, один только диакон Кураев. Но сейчас и его отовсюду повыгоняли.

Так если вы сами делаете все, чтобы быть похожими на ИГИЛ, что же обижаться, когда вас с ним сравнивают?           

ранее:

«Не дороговато ли обошлась городу «Спортивная»-2...»
Почему Макаревич на лекции в Петербурге не говорил о наболевшем, а только о красоте
Почему они так стыдливо прячут свои памятники?
Почему Смольный не захотел провести самые честные выборы в истории Петербурга
«Как только граффити становится официальным, оно превращается из искусства в элемент благоустройства»











Lentainform