16+

Приговор 20 лет тюрьмы для режиссера Олега Сенцова расколол фейсбучную интеллигенцию

02/09/2015

ОЛЬГА СЕРЕБРЯНАЯ

На минувшей неделе суд в Ростове-на-Дону приговорил украинского режиссера Олега Сенцова и украинского же анархиста Александра Кольченко, задержанных в мае 2014 года в Крыму, к 20 и 10 годам заключения соответственно.


          Фейсбучную интеллигенцию охватил массовый стыд. А поскольку стыдно ей уже раз в сотый, то одновременно с массовым покаянием по поводу приговора ростовского суда появились и аргументированные реплики, почему стыдно быть не должно. Главной стала колонка Олега Кашина.

Кашин призвал отвыкнуть от того, чтобы называть РФ, «враждебную любому русскому человеку», своей родиной. Вот его аргументы против стыда: ««Мне стыдно», – пусть это говорит российский полицейский или фээсбэшник. «Мне стыдно», — пусть это говорит российский судья. «Мне стыдно», – пусть это говорит депутат Государственной думы или сотрудник администрации президента. Но не гражданин. Стыд – это форма солидарности. Вы уверены, что российское государство заслуживает вашей солидарности с ним? Пусть за Российскую Федерацию будет стыдно Российской Федерации – она не мы, она не имеет к нам отношения». Нынешнего российского государства, по мнению Кашина, следует бояться – и если смотреть на вещи прагматически, трудно с Кашиным не согласиться.

Тем не менее несогласные нашлись – вот как высказался Руслан Левиев: «Сначала в школе на уроках обществознания, истории, затем на юрфаке на лекция по теории государства и права мне привили понимание, что государства формируются обществом в результате общественного договора о правилах совместного проживания, по которому люди часть своих прав, присущих им от рождения, передают государству как органу, представляющему их общие интересы, а государство, в свою очередь, обязуется обеспечить права человека. Именно общество, народ является источником власти. Для меня депутаты, Президент, чиновники – это наши наемные менеджеры, которым мы платим зарплату. Если эти наемные менеджеры, которых мы выбрали (в том числе путем молчаливого согласия), совершили что-то ужасное, то, конечно, мы несем за них ответственность, за их поступки».

Аргумент Левиева верный, но верный именно что теоретически – на это ему сразу же указал Антон Размахнин: «Ответственности без рычагов контроля не бывает». Рычаги эти, очевидно, не работают. Однако чтобы восстановить их действенность, надо понимать природу тех, на кого эти рычаги должны давить, и природу тех, кому  следует давать им ход. То есть природу власти и народа.

Кирилл Кобрин, размышляя о приговоре Сенцову и Кольченко, обнаружил, что эти две единицы обществоведческого анализа в нынешней России, в общем, изоморфны.

Он пишет: «Особенность нынешнего момента в РФ заключается в том, что немалая часть населения представляет собой aliens [т.е. другие, чужие, пришельцы из космоса, нечеловеки]. Они – цельные натуры, высеченные из одного куска. Их принцип – поддержание собственного существования, задача чисто техническая... Минимум затрат, максимум мощного инерционного продвижения по жизненному кругу».

Этой формулой в общем-то исчерпывающе описываются как действия руководящих страной, так и (без)действие граждан, которым – Сенцов не Сенцов – надо же как-то жить. Образ действий этот сложился не вчера, а лет двадцать с лишним назад, и тем, кому хочется его изменить, следовало бы прислушаться к реплике Сергея Смирнова: «Должно ли быть мне стыдно? Мне лично за приговор по Сенцову не стыдно. Я, конечно, извиняюсь, но не стыдно. Мне за другое стыдно. Что нет никакой альтернативы вот этой «РФ». Никакой солидарности. Если вы хотите противостоять, проявляйте ее. За это стыдно. Больше солидарности – меньше шансов на 20 лет Сенцову».             

ранее:

«Мемы Якунина заиграли новыми красками и смыслами...»
«Директора госкорпораций под санкциями сходят с ума: им нечего больше хотеть»
«Еще год назад идея сжигать еду, показалась бы паранойей...»
Каким узлом лучше связывать Астахова
«Почему нашим патриотам так важно защищать "основы государственного строя США"»











Lentainform