16+

Можно ли было не допустить девальвации рубля

07/09/2015

Можно ли было не допустить девальвации рубля

Почему же рубль так стремительно и так болезненно дешевеет? И можно ли было не допустить такой девальвации? Или может такая девальвация является благом для российских производителей и российской экономики?


          Миф 1. Главный — Импортозамещение

Мы имеем «удовольствие» уже девятый месяц наблюдать падение экономики и главное промышленного производства, которому девальвация рубля не помогла и уже не поможет. Можно назвать этот как угодно — Россия «давно легла под Запад» или Россия «прекрасно интегрировалась в мировую экономику» — вопрос вкуса, но смысл в том, что в структуре себестоимости предприятий России валютная составляющая настолько высока, что получить за счёт девальвации конкурентные преимущества по цене не удается. Точнее — в большинстве случаев не удается (понятно, что отдельные бенефициары у такого курса есть)

Миф 2. Популистский — Мы больше получаем рублей за нашу нефть.

Это правда. Но тот, кто это говорит вероятно забывает, что рубли печатаем мы сами и теоретически мы можем получить за нашу нефть (и газ и все остальное) сколько угодно рублей, вопрос, что мы делаем с ними дальше.

Миф 3. Самый болезненный — Борьба с инфляцией.

Это был бы самый смешной миф, если бы его грусть не ощущал на своей шкуре каждый россиянин. ЦБ по закону отвечает за стабильность рубля. Ни много ни мало Конституция России в 75 статье гласит «Защита и обеспечение устойчивости рубля — основная функция Центрального банка Российской Федерации, которую он осуществляет независимо от других органов государственной власти», но поскольку в установленной политике экономии резервов сделать этого в принципе не может, то пытается аргументировать, что имеется ввиду устойчивость цен в рублях. То есть типа рубль девальвируется относительно иностранных валют, но ведь уровень инфляции не так высок и к тому же снижается, а значит требование закона выполнено — рубль устойчив в ценах. Каждый кто ходит в магазин знает, насколько официально презентуемая руководителям страны статистика далека от их реального собственного ощущения роста цен.

Миф 4. Отмазочный — Борьба со спекулянтами.

ЦБ поднимает и опускает курс для того, чтобы отбить охоту у спекулянтов покупать валюту. Непредсказуемость ЦБ не дает им заработать. Возможно это и так. Но если одни (единицы) не могут заработать, то все остальные постоянно теряют. Не все сразу бегут покупать валюту, но если она каждый день стабильно растет неделями, то не выдерживают и самые терпеливые. У каждого, уверен, был такой опыт — надежда, что вот-вот тренд развернется и наконец «сиди-не сиди, а валюту покупать надо» терпение лопается и человек идет покупать валюту. В жизни основная масса и самые бедные как раз покупают на хаях, когда опытные спекулянты уже продают. К сожалению, в дураках остается тот, кто менее образован, то есть простой народ.

Миф 5. Сложный — Инвестиционная привлекательность.

Действительно потенциально себестоимость будущего товара может быть ниже и это теоретически создает предпосылки для инвестиций в производство конкурентных по цене товаров и услуг. Это необходимо, но недостаточно. Требуется пресловутый «инвестиционный климат», а проще говоря — наличие работающих общественных институтов, отсутствие коррупции, прозрачная и предсказуемая политика. А с этим проблема. Да и девальвация тут как помогает, так и мешает. Валютная и импортная составляющая высоки, а сроки возврата инвестиций всегда длинные — какой курс рубля можно спрогнозировать на 5, а лучше 10 лет? Никакой, он не поддается никакой разумной оценке и прогнозированию. Писаные правила игры не исполняются, а не писаные — не оглашаются.

Миф 6. Самый ошибочный — наполнение доходов бюджета.

Все научились делить стоимость нефти, заложенную в российский бюджет на её биржевую стоимость и получать курс рубля к доллару США. Все привыкли уже и смирились с тем, что куда нефть, туда и рубль. Несмотря на то, что доходы от нефтяного сектора это почти 50% бюджета, это всё же несколько оскорбительно по отношению к остальной экономике. Но эмоциями не развенчивают мифы. Да, таким методом достигается формальное наполнение бюджета и исполнение формальных номинальных обязательств государства. Примитивно и иллюстративно говоря, рубль девальвируют, чтобы вовремя и в полном объеме выплатить зарплаты. И выполняют эти обязательства. Но какой реальной покупательной способностью обладают эти рубли?! По сути дела, исполнение социальных и иных обязательств российского бюджета происходит за счёт снижения покупательной способности российского рубля и населения России, обнищания простых людей. Иными словами, девальвация это просто скрытый налог на всех граждан, которым выплатили причитающиеся рубли, но на которые можно в реальности купить почти в 2 раза меньше…

Так почему же Центральный банк не тратит резервы на поддержание курса?
Может быть нам не хватает на импортные товары или мы боимся, что нам нечем будет заплатить за продовольствие? Никак нет — наш платежный баланс остается положительным, несмотря на отток капитала из страны в примерно 100 миллиардов долларов в год. То есть мы все еще получаем больше за свое сырье, продаваемое за рубеж, чем платим за приобретаемые из-за рубежа продукты и товары — хватает и на бешеный отток капитала и даже еще остается. Да, во многом потому, что россияне стали покупать меньше импортных товаров (и вообще меньше покупать), но всё же страна имеет положительное торговое сальдо. Да и свободное движение капитала, за которое почему-то так долго держится Правительство и ЦБ, это удовольствие для 2-3% самых обеспеченных, а платит за это через девальвацию всё население. В любом случае, нам не нужна валюта для финансирования импорта — нам хватает и вероятно хватит текущих доходов и будущих доходов от экспорта. Внешний долг государства крайне низок, а еврооблигации российских компаний и банков в большинстве своем уже выкуплены российскими банками, хотя формально по ним государство не отвечает и брать в учет не должно.

Однако, мы продолжаем считать золотовалютные резервы неприкосновенной коровой. Можно предположить, что мы ожидаем ухудшения геополитической обстановки и боимся, что в результате политической и экономической изоляции России больше никто не даст в долг и мы не сможем покрыть дефицит бюджета. Но мы сами можем себе дать! Кто мешает Центральному банку напечатать некоторое количество рублей и прокредитовать бюджет? Да, да, мне сейчас начнут говорить, что от этого будет сразу инфляция. Но, во-первых, это всего лишь монетаристская теория уже почти как 25 лет назад завезенная на нашу почву, во-вторых сегодняшние условия существенно отличаются от времен гиперинфляции 90-х, когда такие теории и прогнозы были применимы, в третьих если и будет инфляция вообще, то точно не сразу, не очень сильная, а излишнюю денежную массу сегодняшнему ЦБ стерилизовать нет никакой проблемы — все инструменты в руках. Ну и главное — в результате девальвации рост цен тот же самый, только он неизбежней, резче и болезненней!

Миф 7 — Губительный.

Мы также можем предположить, что в результате некой изоляции нам потребуются внешние ресурсы — на войну или оборону, кто знает. Но может кто-то знает, что наступит такой день, когда придется распечатать священную кубышку. Поэтому если завтра война — у нас есть 350 миллиардов. Только долларов и евро. И если уж «изоляционный» или «военный» сценарии рассматривать всерьез, то надо четко понимать, что все долларовые или евровые активы заканчиваются в итоге коррсчетом в американском или европейском банке, либо обязательством эмитированным одной из этих стран. Но если завтра нас ждет масштабный конфликт, то от потенциальных санкций эти средства не спасет даже китайский депозитарий — все как миленькие исполняют решения стран эмитентов соответствующих валют, ибо не готовы рисковать остановкой своей внешней торговли с крупнейшими торговыми партнерами (США и ЕС). Вон сколько по миру лежит замороженного иранского кэша! Куда только не бились иранские деньги в попытках прорваться на международные рынки. Иллюзия считать, что нам как-то смогут пригодиться золотовалютные резервы в случае жесткого сценария развития событий. В таком случае либо найдутся легитимные механизмы, либо если не найдутся, то не надо питать иллюзий — эти средства заморозят и/или изымут нашими же способами — по беспределу.

Нельзя не сделать вывод, что поставленные цели, ради которых такой ценой сохраняются золотовалютные резервы, в большинстве своем иллюзорны, а многие откровенно недостижимы. Но что самое опасное — вокруг этой жизненно важной, крайне критичной составляющей для российской экономики не ведется совершенно никакой дискуссии. Не высказывается альтернативных точек зрения, не анализируются последствия. Все слились в компромиссном экстазе следования курса рубля за стоимостью нефти и совершенно игнорировали интересы всей остальной экономики, а главное 146 миллионов жителей страны….

К сожалению, наша курсовая политика не только не стабильна, но и самое важное — непрозрачна. Дело даже не в том, что непрозрачность политики на миллиардных объемах оставляет колоссальное поле для злоупотреблений. Я абсолютно далек от мысли, что кто-то это делает специально ради корыстных целей (хотя как практикующий банкир могу уверенно утверждать, что контролировать в такой волатильности, непрозрачности и непредсказуемости дилеров и их левые операции совершенное невозможно). Важнее другое — ни население, ни другие активные экономические субъекты не имеют возможности планировать свои финансы не только в долгосрочной, но и даже в краткосрочной перспективе! Это создает колоссальный системный риск, выступающий тяжелым бременем для всех хозяйствующих субъектов страны.

Парадокс, но нестабильность курса становится собственно единственным стабильным экономическим фактором в России. Только непонятно ради чего.                  

Григорий Гусельников, председатель совета директоров Norvik bank, echo.msk.ru, фото newsler.ru











Lentainform