16+

«Наших танков будет больше в Сирии, но наших солдат бегущих в атаку - точно нет»

07/09/2015

«Наших танков будет больше в Сирии, но наших солдат бегущих в атаку - точно нет»

Владимир Путин признал, что Россия оказывает Сирии поддержку техникой и подготовкой военнослужащих, добавив, что Москва имеет целью «создание международной коалиции против терроризма и экстремизма». Тем не менее, споры о степени участия наших военных в вооруженном конфликте на Ближнем востоке, не утихают.


           Президент института Ближнего Востока Евгений Сатановский уверен, что войск наших там нет.

- Путин — человек деловой и считать умеет. Амбиции для него не главное, а историю он знает хорошо, в том числе и недавнюю, – напоминает в интервью bfm.ru эксперт.

И то, что мы за последние 100 лет два раза теряли страну из-за глупых амбиций руководства, ему хорошо известно. То, что там наверняка присутствуют представители разведки, военной разведки и люди, обслуживающие военную технику, — естественно, присутствуют. Точно так же, как на стороне исламистов, которые воюют против Асада, действуют и английские специалисты, и французские, и американские.

Они тренируют боевиков, они их вооружают. Они проверяют, как там они работают. Тоже мне, опять-таки проблема. Воюют там представители Корпуса стражей исламской революции Ирана, «Хезболла» из Ливана, некоторые подразделения армии Махди из Ирака, Муктада Ас-Садр, и иранцами переброшенные в Сирию хазарийцы — шииты из Афганистана.

Кроме того, там построены аэродромы и инфраструктура для принятия в случае необходимости кадровых подразделений КСИР из Ирана. В период, когда были серьезные наступления на Пальмиру и в Ираке на Рамади, иранцы подготовили такого рода инфраструктуру, если понадобится напрямую вводить серьезный воинский контингент в Сирию. Но пока они не задействованы. Российским войскам там и вовсе нечего делать.

Главный научный сотрудник Института мировой экономики и международных отношений РАН Георгий Мирский в свою очередь опровергает версию о "договоренностях" Обамы и Путина относительно участия России в борьбе с ИГИЛ. Якобы мы сухопутными силами бьемся с террористами, а американский президент закрывает глаза на украинские события.  

– Но это вовсе не означает, что мы не будем давать в Сирию больше танков, самолетов, ракет, что мы не будем давать больше зенитных комплексов, соответственно, больше наших советников, техников, инструкторов. Это все будет. Чего не будет? Не будет атаки российских танков на полях Сирии и Ирака, и не будет бойцов Кантемировской дивизии, бегущих в атаку с криками «ура!». Вот этого не будет, – считает Мирский.

Журналист Евгений Киселев задается вопросом: "С кем будет воевать Путин в Сирии — с ИГИЛом или все-таки с сирийской оппозицией?"

- Зачем Путину еще одна «гибридная» война? Кто-то уверен, что Путин пытается обострением ситуации на Ближнем Востоке удержать цены на нефть от дальнейшего падения и даже вызвать их рост, – рассуждает Киселев на echo.msk.ru.

Кто-то предсказывает, что Путин хочет — чуть ли не в предстоящем выступлении на юбилейной сессии Генассамблеи ООН в Нью-Йорке — предложить Западу свои услуги в борьбе против исламского государства, а взамен получить снятие или ослабление санкций плюс — начало переговоров о статусе Крыма (тема некоей сделки по Крыму, на мой взгляд, весьма далекая от реальности, активно муссируется на Западе всевозможными прокремлевскими лоббистами).

Однако, судя по реакции Керри, США и их союзники по антиИГИЛовской коалиции не в восторге от непрошенной помощи Кремля. Они явно не готовы ставить знак равенства между сирийской оппозицией, пятый год воюющей против режима Асада, и боевиков «халифата».           











Lentainform