16+

Как в Петербурге готовятся к ЕГЭ по китайскому языку

09/09/2015

Как в Петербурге готовятся к ЕГЭ по китайскому языку

Среднюю школу вновь лихорадит. На этот раз причиной волнений стал второй иностранный язык. Планируется, что в течение ближайших пяти лет его начнут преподавать во всех учебных заведениях. Какой именно, решат родители и педагоги. Не исключено, что им станет китайский. Первый шаг к этому уже сделан: с 2018 года питерские школьники в тестовом режиме начнут сдавать ЕГЭ по китайскому языку.


           На ежегодном городском педсовете, который прошел на днях в Петербурге, первый замминистра Минобрнауки Наталья Третьяк и вовсе предложила как можно больше изучать китайский, как очень перспективный. «МК» в Питере» выяснил, могут ли петербургские школы научить своих подопечных языку Конфуция.

Первые из могикан

Помимо Петербурга, первыми сдавать ЕГЭ по китайскому станут школьники Москвы и Дальнего Востока. Считается, что в этих регионах изучение языка Поднебесной наиболее распространено. На самом деле Петербург в этот список можно внести с большой натяжкой. В пятимиллионном городе китайский сейчас преподают лишь в гимназии № 652 (как основной язык его изучают 680 человек) и в школе № 32 (как второй язык — 96 человек).

— У нас китайский введен еще с 1957 года, — рассказывает директор гимназии № 652 Екатерина Телятникова. — И вот с тех пор и по настоящее время он обязателен для всех учеников. Сейчас они начинают изучать его уже со второго класса. Могу сказать, что интерес к китайскому в нашем городе никогда не пропадал, но в последнее время он стал еще больше. И связано это в том числе с развитием бизнеса между Россией и КНР. Многие родители прекрасно понимают это и хотят, чтобы их дети во взрослой жизни были востребованы на рынке труда.

В гимназии № 652 радостно восприняли и предложение замминистра Минобрнауки Натальи Третьяк больше изучать китайский, и новость о введении ЕГЭ по этому языку.

— Мы давно и с нетерпением ждали этого решения, и вот, слава богу, оно принято, — говорит Екатерина Телятникова. — Раньше нашим выпускникам, чтобы поступить в вуз, приходилось сдавать ЕГЭ по английскому. А ведь это у нас не основной язык. Знания же китайского наши ребята никак не могли использовать. Теперь все изменится. Я думаю, что и в других школах сейчас станет вполне реально ввести этот язык. Главное, чтобы государство поставило такую задачу.

Язык Конфуция вместо биологии и химии

Но не все так просто. Самое главное — в Петербурге явно недостаточно преподавателей этого языка. На две школы их худо-бедно хватает, а вот на остальные уже нет. Конечно, китаистов в городе готовят. Этим занимаются Восточный факультет СПбГУ, Высшая школа экономики в Петербурге, политехнический и экономический (бывший ФИНЭК) университеты, институт культуры, Педагогический университет им. Герцена, Северо-Западный институт управления РАНХиГС и еще пара коммерческих вузов. Правда, диплом учителя, который дает право преподавать китайский в школе, получат лишь выпускники университета им. Герцена (но и там, поскольку специальность новая, пока еще ни одного выпуска не было). Остальным китаистам, чтобы попасть к школьникам, придется проходить курсы усовершенствования в Академии постдипломного педобразования. Захотят ли они это делать, чтобы потом за небольшие деньги учить школяров, большой вопрос.

— Проблемы с кадрами, конечно, возникнут, — считает доцент кафедры китайской филологии Восточного факультета СПбГУ, заместитель директора Института Конфуция (обучает всех желающих китайскому) Дмитрий Маяцкий. — Но сравнительно небольшое количество людей привлечь в школы будет все-таки можно. К нам в Институт Конфуция каждый год обращается примерно пять человек в поисках работы. И я делаю вывод, что далеко не все китаисты трудоустраиваются в коммерческие структуры. Кто-то из них ищет работу и в сфере образования.

— Думаю, чтобы привлечь грамотных китаистов в школу, нужна довольно большая зарплата: 120–150 тысяч рублей, — говорит ведущий специалист России по Поднебесной, автор книги «Шокирующий Китай», синхронный переводчик Виктор Ульяненко. — Конечно, найдутся люди, которые готовы работать и за 40–50 тысяч рублей. Но это либо специалисты, которые чувствуют, что школа — это их призвание, либо их уровень владения языком не слишком высокий.

Без учителей и преподавания китайского языка хотя бы в 10–15 школах города введение ЕГЭ по этому предмету превратится в фикцию. Выхлопа мало (ну, будут сдавать экзамен, допустим, 300–400 человек в год), а забот много (подготовить классы, технику для аудирования, выделить на проведение экзамена учителей).

Но есть и еще одна проблема. Далеко не все эксперты уверены, что в школе вообще можно изучать не самый простой китайский язык.

— Наверно, эффективность от занятий китайским в среднем учебном заведении может быть не очень высокой, — считает Дмитрий Маяцкий. — У нас есть опыт гимназии № 652. Выпускники этого учебного заведения знают китайский, на мой взгляд, все-таки хуже, чем их сверстники английский или немецкий. Хотя обучались они примерно одинаковое количество лет. Я не знаю, в чем проблема. Возможно, для китайского надо вводить больше часов. Сколько? Думаю, не менее 6 уроков в неделю. Иначе школьники будут просто забывать уже изученный материал.
Смогут ли общеобразовательные школы выделить шесть часов в неделю на обучение китайскому — большой вопрос. Разве что за счет сокращения преподавания других предметов…

Восточный бум

А тем временем интерес к китайскому языку проявляют не только школьники и их родители, но и обычные петербуржцы. Количество желающих его изучать растет в последние год-два в геометрической прогрессии. Тягу к китайской грамоте у петербуржцев пытаются удовлетворить немногочисленные частные курсы (всего их в городе около 10).

— В этом году мы набрали 80 человек за два дня, — признается Дмитрий Маяцкий. — Для сравнения: года четыре назад на это требовалась одна-две недели. Если бы нам позволяло помещение, мы бы могли набрать хоть 200 человек. Потому что люди по-прежнему нам звонят и хотят записаться.

Примерно половина желающих — студенты. Чаще всего учить китайский их отправляют дальновидные родители. Но есть молодые люди, которые хотят продолжить обучение в Китае, а потом там же трудоустроиться.

— Китайский не настолько сложен в плане обучения, как принято считать, — говорит Виктор Ульяненко. — Например, в этом языке очень простая грамматика. Время там контекстное: сегодня я иду, вчера я иду, завтра я иду. Но изучающие китайский сталкиваются с двумя психологическими барьерами. Во-первых, это тональный язык. Когда я поступал на восточный факультет, кто-то из приемной комиссии меня даже спросил: «Вы на гитаре играете?» — «Нет», — «Ну ничего, либо заиграете, и ваш музыкальный слух проявится, либо уйдете, потому что только люди с музыкальными способностями могут выучить китайский язык». Ничего подобного! С хорошим учителем запомнить, постичь тона не так и сложно. И второй барьер — иероглифическая письменность, которую многие очень боятся. А зря — она очень логична.             

Екатерина Дементьева, фото Антольчик.рф








Lentainform