16+

Моя борьба с «Петроэлектросбытом» из-за счетчиков продолжается...

11/09/2015

Моя борьба с «Петроэлектросбытом» из-за счетчиков продолжается...

Напомню, что 11 июня вышла моя статья «Что делать, если «Петроэлектросбыт» требует замены «неправильного» электросчетчика». Смысл ее был простым.


          Смысл ее был простым. Сейчас ЗАО «Петроэлектросбыт» (ПЭС) безоговорочно предлагает гражданам за свой счет поменять старые приборы учета электроэнергии (электросчетчики), установленные в квартирах, на новые с классом точности 2,0 или выше, ссылаясь на ст. 138 «Основных положений функционирования розничных рынков электрической энергии», которые были введены постановлением правительства РФ от 4 мая 2012 г. № 442. А я написал – со ссылкой на юридические документы, – что в большинстве случаев это не так. 

Изучение вопроса показало, что замена должна производиться собственником счетчика. Вопрос в том – кто же собственник? Раньше счетчики устанавливал сам «Петроэлектросбыт», поэтому, сделал вывод я, он и является их собственником. Значит, и оплачивать демонтаж старого, новый электросчетчик и его установку должен сам ПЭС, поскольку, согласно ст. 145, абзац 3 «Основных положений функционирования розничных рынков электрической энергии», «обязанность по «обеспечению эксплуатации установленного и допущенного в эксплуатацию прибора учета, <…> своевременной замене возлагается на собственника такого прибора учета».

А обязанность гражданина как собственника квартиры описана в ст. 81 «Правил предоставления коммунальных услуг собственникам и пользователям помещений в многоквартирных домах и жилых домов», которые были утверждены постановлением правительства № 354 от 6 мая 2011 г. «О предоставлении коммунальных услуг собственникам и пользователям помещений в многоквартирных домах и жилых домов»:

«Оснащение жилого или нежилого помещения приборами учета, ввод установленных приборов учета в эксплуатацию, их надлежащая техническая эксплуатация, сохранность и своевременная замена должны быть обеспечены собственником жилого или нежилого помещения».

«Обеспечить» – значит подать исполнителю – ЗАО «Петроэлектросбыт» – заявку, согласовать дату и время установки и прочее, что описано в той же ст. 81. А платит за все собственник, причем не помещения, а прибора учета, – уже согласно ст. 145 «Основных положений функционирования розничных рынков электрической энергии», где эта норма прописана абсолютно однозначно. 

И 8 июня 2015 года я обратился в «Петроэлектросбыт»  с предложением незамедлительно выполнить требования ст. 138 и 145 «Основных положений функционирования розничных рынков электрической энергии», которые были введены постановлением правительства РФ от 4 мая 2012 г. № 442. То есть установить за счет ПЭС новый прибор учета в моей квартире.

И получил ответ, датированный 17 июля 2015 г. № 723/17193. Подписан он был начальником службы правового обеспечения ПЭС Е.С. Голубевой, а непосредственно составлен исполнителем Федоровым Игорем Кирилловичем, которому я потом и позвонил по телефону. Потому что в конце письма  было написано, что «в настоящее время рассматривается возможность направления в адрес редакции журнала требования о публикации ответа-опровержения». Может быть, они думали таким образом меня испугать, психологически надавить – не знаю, но зачем тогда сообщать мне, что они «рассматривают возможность»? Ну хотите прислать опровержение – так и присылайте.

Сначала о содержании ответа. Естественно, общий смысл такой, что заплатить за новый счетчик должен я, т.е. собственник квартиры. Никакого иного ответа я от ПЭС и не ждал. Слава богу, не с Луны упал. Меня интересовала аргументация.

А вот ее-то в ответе и не оказалось. Понятно, что на ст. 145, абзац 3 «Основных положений функционирования розничных рынков электрической энергии» ПЭС внимания не обращает, потому что там обязанность замены возложена на собственника счетчика, а пишет только про ст. 81 постановления правительства № 354 от 6 мая 2011 г., при этом интерпретируя слово «обеспечить» как «оплатить».

Для важности Федоров сослался в своем ответе на ст. 146 «Основных положений функционирования розничных рынков электрической энергии». А там сказано, что установка, замена и эксплуатация приборов учета, используемых гражданами, осуществляется в соответствии с настоящим документом, если жилищным законодательством РФ, в том числе «Правилами предоставления коммунальных услуг собственникам и пользователям помещений в многоквартирных домах и жилых домов», не установлено иное. Иными словами, речь идет о приоритете «Правил». Но в «Правилах» как раз и говорится об «обеспечении», а не о замене собственником квартиры за свой счет. А платить за новый прибор учета должен собственник старого.

В общем, аргументов в ответе из ПЭС не было. Стало ясно, что крыть мои козыри им нечем. Хотя я готов согласиться, что вопрос спорный и с ним надо выходить в суд, к правоприменителю, другого выхода просто нет. Трактовками нормативных актов занимается суд, а ПЭС, я или любой другой человек или другая организация могут предлагать свои интерпретации, но это будут частные мнения, не более того.

Тем более что и в письме ПЭС юрист Федоров написал, что мне «необходимо произвести замену используемого прибора учета», а «в случае неисполнения… в разумный срок требований законодательства по организации надлежащего учета электрической энергии ЗАО «ПЭС» будет рассмотрена возможность обращения в суд».

Опять это «рассмотрение возможности»! Да еще некий «разумный срок», дающий ПЭСу путь отступления. Но в целом наши желания совпадают, я бы тоже не возражал выяснить всё в суде – каковы роли собственника помещения и собственника прибора учета. И есть ли между ними разница.

И я позвонил Федорову и говорю: во-первых, скорее присылайте в редакцию опровержение (но они его так и не прислали), во-вторых, подавайте на меня в суд – я вас там разорву, как Тузик грелку, и подам встречный иск о том, что как раз ПЭС не организовало надлежащий учет электрической энергии в моей квартире, хотя я, согласно ст. 81, изо всех сил пытаюсь это обеспечить, заставляя ПЭС выполнить свои обязанности как собственника электросчетчика. И уже имею подтверждающие документы: свое письмо с законным, как я считаю, требованием, ответ ПЭС… В общем, вызвал Игоря Кирилловича Федорова на разговор, чтобы кое-что выяснить.

Во-первых, оказалось, что судиться они не хотят, это мне Федоров сказал прямо. И я понимаю, почему: боятся, что их иск не будет удовлетворен, понимают, что силы слишком уж не равны. Во-вторых, на самом деле беспокоит ПЭС не мой счетчик, на него им плевать, а взволновала их моя статья в журнале «Город 812» за 8 июня. Между прочим, в письме в ПЭС я о статье в журнале не упоминал, но они ее увидели и прочитали, и вот она-то их и обеспокоила. А вдруг теперь люди не будут бездумно выполнять требования ПЭС и, более того, начнут с ПЭС требовать установки новых счетчиков на основании постановления от 4 мая 2012 г. № 442? Вот о чем их туга-печаль!  Вот это на самом деле для них страшно – просвещение населения. Я-то как раз и написал: люди, ПЭС требует от вас купить новые счетчики и оплатить установку, а на самом-то деле ПЭС сам, за свой счет обязан это сделать.

Поэтому мой совет гражданам, читающим эту статью: не торопитесь приобретать новый электросчетчик, если собственником старого является ПЭС. Если ПЭС от вас требует или предлагает купить новый счетчик и оплатить установку, письменно предложите или потребуйте сделать это ПЭСу. Недаром же они боятся таких предложений, как боятся и тысяч судебных разбирательств. Если бы граждане больше думали о защите своих прав, мало бы этому ПЭСу не показалось.

Почему они делают одни и те же ошибки?


Поскольку «Петроэлектросбыт» не смог ответить мне в течение 30 дней (мое обращение в ПЭС там было получено 11 июня, ответ датирован 17 июля, ко мне пришел 23 июля), 21 июля я обратился в прокуратуру Калининского района в связи с нарушением закона «О порядке рассмотрения обращений граждан» (срок для ответа 30 дней) и просил наказать ПЭС в соответствии с КоАП.

И вот что мне ответила прокуратура (подпись зам. прокурора района Н.В. Исаченко) по поводу нарушения срока для ответа. Согласно ст. 2 закона «О порядке рассмотрения обращений граждан РФ», «граждане имеют право обращаться <…> в государственные органы <…> в государственные и муниципальные учреждения и иные организации, на которые возложено осуществление публично значимых функций, и их должностным лицам».

Понимая, что тут возникнет закавыка, я предварительно получил консультацию у дежурного прокурора прокуратуры Санкт-Петербурга и получил устное разъяснение, что ЗАО «Петроэлектросбыт», т.е. организация, созданная для сбора платы за электроэнергию и пр., является организацией, на которую «возложено осуществление публично значимых функций».

Однако прокуратура Калининского района заявила в своем ответе, что ЗАО «ПЭС» публично значимыми функциями не наделена, поскольку организация с публично значимыми функциями – это организация, «созданная публичным образованием в целях реализации части полномочий органов государственной или муниципальной власти». При этом в ответе была дана ссылка на постановление Конституционного суда РФ от 18.07.2012 № 19-П, хотя в этом документе я ничего подобного найти не смог. Но прокуратура Калининского района, мужественно обороняя от меня ПЭС, решила, что такой вывод якобы «следует из смысла постановления» (не текста, заметьте, а смысла, который мне, простому смертному без прокурорских погон, видимо, не постичь). И потому наказание ПЭС по КоАП невозможно.

Забавно, что эта прокуратура в лице заместителя районного прокурора почти дословно повторила соответствующий абзац из письма «Петроэлектросбыта» ко мне. Те не признают за собой публично значимые функции, и прокуратура тоже не признает их за ПЭС. Причем в обоих ответах допущена одна и та же грамматическая ошибка (это всегда верный симптом). В законе от 02.05.2006 № 59-ФЗ «О порядке рассмотрения обращений граждан» выражение «публично значимые» написано без дефиса. А вот в ответах из ПЭС и из прокуратуры – с дефисом («публично-значимые»). Если бы прокуратура списывала непосредственно с текста закона, как это сделал я, то дефиса не появилось бы. Но он есть, и понятно, что это означает. А может быть, в ПЭС и в прокуратуре Калининского района один и тот же человек пишет ответы, благо организации располагаются недалеко друг от друга – по разные стороны от площади Ленина? 

Что же касается содержания постановления Конституционного суда, то приведенной в ответе из прокуратуры трактовки понятия организации, на которую возложено осуществление публично значимых функций, я не обнаружил. Откуда эта трактовка вообще взялась, мне неизвестно. Как раз всё наоборот: в постановлении  признано (см. ст. 7), что нужно принять в будущем дополнительный закон, точно определяющий, какие «иные организации» обязаны отвечать гражданам на их письма, но пока распространить действие существующего закона на организации, не являющиеся государственными и муниципальными, однако выполняющие публично значимые функции:

Иными словами, ПЭС, функции которого и сегодня являются публично значимыми, обязан был ответить мне, субъекту обращения, в срок 30 дней. Прокуратура же обязана была в задержке ответа увидеть – на основании этого постановления КС – состав административного правонарушения и наказать правонарушителя. Но не увидела и не наказала. 

Если «дело Е. Васильевой» показало, что в современной России суд сословный (по мнению некоторых, она двоюродная сестра жены премьер-министра), то реакции прокуратур (и не только в данном случае) демонстрируют, что номенклатура по-прежнему существует, ощущает свою «отдельность» от прочего народа и защищает свои социально-групповые интересы.                

Михаил ЗОЛОТОНОСОВ











Lentainform