16+

Cотрудница благотворительного фонда – о том, боятся ли в Германии сирийских беженцев

14/09/2015

Cотрудница благотворительного фонда – о том, боятся ли в Германии сирийских беженцев

С начала 2015 года на территорию Евросоюза прибыло порядка 350 тысяч беженцев из Сирии.


          Проблема с беженцами не вчерашняя, они переходят границу ЕС давно, но пока они перебирались в Европу небольшими группами, это не вызывало такой бурной реакции. Однако с конца августа перемещения беженцев стали носить массовый характер.

Мигранты прибывают в Италию и Грецию, но затем  стараются через балканские страны и Венгрию попасть в Германию. О том, как встречают беженцев в Германии и как к этому относятся немцы, «Городу 812» рассказала сотрудница благотворительного фонда «Доброе дело» Нора ВАЙМАР.

– Почему именно сейчас беженцев стало так много?
– Это следствие войны в Сирии. Предыдущая волна была как раз в то время, когда шли боевые действия в Ливане.

– И сколько же сирийских беженцев сейчас в Германии?
– На данный момент – 45 тысяч человек, а будет порядка 800 тысяч, такой прогноз дал министр внутренних дел Германии Томас де Мезьер.

– И всех страна готова принять?
– По предварительным прикидкам, места на 700 тысяч имеются. Преимущественно беженцев расселяют в казармах и прочих армейских структурах. Где-то оборудуют специальные контейнерные домики. Кормят, но денег, пока не определен статус вновь прибывших, не дают.

– Почему не дают?
– Чтобы у людей крыша не поехала: по закону за месяц им надо выплатить столько, сколько они получили бы где-нибудь в Албании за два года.

– Насколько сложно получить статус беженца в Германии?
– Прием беженцев и получение политического убежища в Германии регулируются отдельным законом. Там формально прописан и круг лиц, которые могу получить статус беженца. Он содержит примерно такую формулировку: «Иностранец считается беженцем… если он находится за границей своей страны… из-за обоснованных опасений перед преследованиями по расовым, религиозным, национальным признакам, политическим убеждениям или принадлежности к определенной социальной группе, не имея возможности получить защиту у себя в стране или не желая ее получать по причине преследований».

– Звучит это так, будто получить убежище в Германии может чуть ли не любой иностранец...
– Практика показывает, что на самом деле всё гораздо сложнее. Если изучить статистику ведомства по делам миграции, то выяснится, что из порядка 70 000 запросов за первое полугодие прошлого года на 33% дел последовал отказ, а еще 40% даже не стали рассматривать.

– Куда надо обращаться, чтобы подать запрос?
– Принять заявление на получение статуса беженца могут в любом официальном органе немецкой власти, даже в отделении полиции. Никакой специальной формы не существует. Достаточно просто об этом заявить – хоть письменно, хоть устно, – после чего вас передадут в ведомство по делам мигрантов и беженцев (BAMF).  Данные соискателя статуса, включая отпечатки пальцев, вносят в общую базу данных, и в первую очередь  идет проверка, не пробовал ли потенциальный беженец получить убежище в другой стране ЕС. Если попытка имела место, его сразу же депортируют: обращение возможно только один раз в пределах всего Евросоюза. Кроме того, Германия обрабатывает только те запросы, которые поступили от соискателей в пределах страны.

– Именно поэтому беженцы и стремятся пересечь границу Германии?
– Да, нельзя подойти к границе и просить убежища – вас просто отправят обратно. Нельзя и прилететь на самолете без визы и попросить убежища при проверке документов – не примут. Сначала нужно как-то пересечь границу, а потом уже заявлять о своем желании стать беженцем. Всех обратившихся за убежищем расселяют в лагеря, которых в Германии около двадцати, сейчас, конечно. Независимо от того, хотите вы этого или нет, все обратившиеся в BAMF должны находиться в этих лагерях.

– Что они собой представляют?
– Это местность, обнесенная забором, где имеются минимальные условия для проживания: спальные бараки, столовые, медицинский персонал, полиция. В какой именно лагерь вы попадете, заранее сказать нельзя, все зависит от наличия мест. Специальным законом прописано, какая из пятнадцати земель сколько беженцев должна принять. Больше всего, 22%, отводится на Северный Рейн – Вестфалию.

– А как же богатая Бавария?
– Она на втором месте с 15%, здесь учитываются и географические особенности, инфраструктура, а не только материальная сторона.

– Земли Восточной Германии тоже будут принимать беженцев?
– Конечно, но в минимальных пропорциях – от 2 до 5 процентов. На Востоке всегда был маленький процент беженцев, там их практически не видно, и именно поэтому люди там в большей степени настроены против переселенцев. Отсюда и недавние волнения, даже демонстрации в  Дрездене, когда выяснилось, что в Саксонии готовят лагеря для беженцев.

– В этих лагерях с беженцами проводят какую-то работу?
– Работа идет в основном с их документами – точнее, проверкой поданных беженцем данных. После чего вас ждет собеседование.

На нем вам следует заставить чиновников поверить в то, что предоставление статуса беженца является единственным решением, позволяющим вам избежать опасности в своей стране. Собеседование проводится в присутствии работника BAMF и переводчика, причем на том языке, что выбрал подающий запрос. Как правило, это его родной язык. Разрешается присутствие других персон – например, адвоката. Все происходит в строго официальной форме, сказанное протоколируется, и соискателям надо продумывать каждое слово. Работники BAMF очень опытные психологи – врать или недоговаривать бессмысленно.

Или если в конце собеседования, когда вам предложат перечитать протокол, что-то при желании добавить и поставить подпись, вы просто поставите ее, толком не изучив бумагу, из этого могут сделать вывод, что у вас все не так серьезно, как представляется.

– Что в вашем представлении серьезно?
–  Причина, вынудившая вас искать убежища, не должна быть в далеком прошлом, необходимо наличие четкой связи между преследованиями и побегом за границу. Если, например, вам что-то угрожало год назад, а вы сегодня пришли с обращением, вам, скорее всего, откажут. Страх перед преследованиями не является причиной получения статуса беженца. Даже если кого-то бомбят, то это же еще не значит, что бомбят конкретно его: может, это правительство так реализует свое право на насилие. Логика тут крайне извращенная, в ней куда больше политических моментов, чем желания помочь. Скажем, если в случае возвращения потенциального беженца в свою страну преследования возобновятся, то отказа быть не должно. Если же этот момент не до конца ясен, то вам, скорее всего, откажут.

– В Сирии как раз идет самая настоящая война – значит, этих беженцев примут.
– Вот только в каком качестве? Есть разные формы. Могут предоставить политическое убежище или признать беженцем, что дает право на пребывание в Германии в течение трех лет как минимум и социальную защиту, то есть, жилье, деньги на еду, одежду и так далее. Есть право на работу, на обучение и так далее. Это самый благоприятный исход. Или статус «взятого под защиту» – в принципе, то же самое, только визу дают на год. А могут не дать никакого статуса, но разрешить пребывание в Германии ввиду тяжелой ситуации в стране, откуда мигрант родом. В этом случае также дают визу на год и помогают социально, но никаких прав на дальнейшую интеграцию у человека с таким видом на жительство нет. Еще одна возможность остаться в Германии, не получив статуса беженца, называется дульдунг.

– От немецкого слова «терпимость»?
– Именно. Данную форму применяют, когда нет оснований на нахождение иностранца в стране, но не существует гуманного варианта его депортации или не ясно, куда он должен быть депортирован. Это позволяет жить в Германии легально и получить самую минимально необходимую помощь от государства: кров, одежду, еду. Данный статус по идее должен завершаться выездом из страны, когда причины, по которым он выдан, преодолены тем или иным способом.

– А если я за это время успею в Германии жениться или вдруг  заболел?
– Если женились, то бороться за гражданство придется уже другими путями, а во втором случае – если вы, например, заболели или начали здесь учебу, – вам позволят завершить лечение или получить образование, но находиться в стране вы будете уже в ином статусе. Если не брать нынешнюю ситуацию, то получить статус беженца в Германии крайне сложно, и пытаться делать это надо только в том случае, если иначе никак нельзя.

– Есть мнение, что мигранты, которые сейчас рвутся в Европу, на самом деле никакие не беженцы, поскольку их переселение не является вынужденным. При желании они могли бы оставаться в Венгрии и Греции, а не рваться в Германию, где их привлекает немецкий уровень жизни, а не страх за свою безопасность. Немцы так не считают?
– Они абсолютно согласны с такой постановкой вопроса. И не только они. Не случайно власти Дании на днях приостановили железнодорожное сообщение с Германией из-за наплыва беженцев, перекрыта полицией автомагистраль, ведущая в Данию. Все потому, что мигранты пытаются через эту страну перебраться в Швецию, где правила приема беженцев еще более мягкие. И Дания на всякий случай ужесточила законодательство, касающееся беженцев, урезав, в частности, социальные пособия для них вдвое.

– Почему же тогда немцы принимают беженцев с готовностью?
– У немцев комплекс вины с 1945 года. Всем рады сегодня только левые, они видят Германию как один большой социальный лагерь. В Германии сегодня при 81 млн жителей – 6,8 иностранцев, не имеющих статус резидента.

– Откуда они в большинстве своем?
– В лидерах бывшие граждане Сирии, Косово, Албании, Афганистана. В середине 90-х было много переселенцев из Чечни. За последнее время порядка двухсот человек из Украины находятся в статусе беженцев. Но они его могут потерять, если изменится ситуация в стране.

Нынешняя  волна мигрантов по первым прикидкам обойдется стране в 150 млрд евро, а это половина бюджета всей страны. Так что народ насторожился, и телевидение,  чтобы не дестабилизировать ситуацию, по крайней мере на государственных каналах ARD и ZDF показывает преимущественно тех., кто приветствует беженцев, подкармливает их, приносит им одежду.

– Как внешне выглядят беженцы – бедно, жалко?
– Да нет, они не в обносках ходят и с голода не мрут. Красный Крест, служба, аналогичная российскому МЧС, делают свое дело. Тем временем поджогов (а они случались периодически всегда) в тех местах, де расселяют мигрантов, стало в три раза больше, чем обычно. Никто, к счастью, не погиб.

– Насколько широко распространено в Германии общественное движение по добровольному размещению беженцев в своих домах?
– Это единичные случаи. Никто у себя переселенцев селить не будет, тем более из Сирии.  Они же мусульмане, что с учетом национальных обычаев заметно осложнит быт самих немцев. Взволнованы и беженцы из других стран, люди других религий и конфессий, столкновения будут неизбежны, хоть их и стараются рассекать.

Справка


По данным ООН, половина населения Сирии сейчас беженцы. 6,5 миллионов сирийцев – внутренние беженцы и почти 4 миллиона сирийцев находится за пределами Сирии. В Турции – 1,7 миллиона, в Ливане – 1,2 миллиона (население Ливана 4,5 миллиона), в Иордании – 0,6 миллиона, в Ираке и Египте – по 200 тысяч. В большинстве случаев беженцам из Сирии в этих странах запрещено легально работать.

Контрабандисты за деньги переправляют сирийских беженцев в Европу. Часто в Европу отправляется сначала один  член семьи в надежде, что потом поможет перебраться в Европу всю семью.

С начала 2015 года на территорию Евросоюза прибыли 350 тысяч мигрантов. Обычно беженцы нелегально прибывают  в Италию и Грецию. Если Италия ими занимается, то Греция просто отправляет их дальше, и беженцы через балканские страны оказываются в Венгрии. А оттуда направляются в Австрию и Германию.

Премьер Венгрии Виктор Орбан считает, что мигранты, пересекающие Венгрию, чтобы проникнуть в Западную Европу, не могут считаться беженцами, поскольку их переселение не является вынужденным. Если бы сирийцы просто хотели спасти свои жизни, они могли бы оставаться в Венгрии и Греции, а не рваться в Германию и другие комфортные страны. «Они стараются уехать из Венгрии не потому, что они в опасности, а потому что они хотят чего-то большего. Их привлекает Германия и немецкий уровень жизни, а не страх за свою безопасность». И если все оставить как есть, говорит Орбан, это будет сигналом к мигрантам со стороны ЕС: «Пожалуйста, приезжайте».

Пока в ЕС принято решение распределить беженцев по разным странам. В результате нагрузка на Грецию, Италию и Венгрию будет уменьшена. Те страны, которые откажутся принимать беженцев, должны перечислить средства в специальный фонд поддержки беженцев.

Премьер Чехии и глава Шотландии заявили, что к проблеме сирийских беженцев надо подключить Иран и Россию.

Статистика


33,4% беженцев, прибывающих в Германию, женщины, 66,6% – мужчины. 31,8% – дети до 18 лет. 23,3% беженцев в возрасте от 18 до 25 лет.                  

Сергей ЛОПАТЕНОК











Lentainform