16+

Куда из мирового тенниса пропали российские теннисистки

15/09/2015

Куда из мирового тенниса пропали российские теннисистки

Отказ Марии Шараповой от участия в Открытом чемпионате США лишь подчеркнул кризис, в который угодил российский теннис. Кроме Шараповой более-менее стабильно выступает только Екатерина Макарова (13 место в мире), а из мужчин никто не входит даже в первую полусотню. И это после яркого созвездия 2000-х годов, когда половину женской элиты составляли наши соотечественницы, да и мужчины регулярно сражались за Кубок Дэвиса.


           Между тем все происходящее логично. Одна из причин спада лежит в области политики. В 1990-е годы теннис имел статус президентского вида спорта – благодаря Шамилю Тарпищеву, сумевшему увлечь им Бориса Ельцина. Но дело не только в одном Ельцине, но и в имидже тенниса в целом – одном из спортивных символов западного мира. Самое то для страны, сделавшей резкий поворот от социализма к капитализму.

Но сменился президент, изменилось и время. Пока Ельцин был жив, поддержка еще сохранялась, но после его смерти теннис начал постепенно уходить из сетки телеканалов, хотя результаты российских игроков еще были высокими. Настроения в России тоже изменились, и западный вид теннисисток в коротких юбочках уже не соответствовал государственным интересам. Вместо тенниса при Путине на первый план вышло силовое дзюдо, а не буржуйские горные лыжи, когда-то тоже бывшие в фаворе.

Второй причиной нынешнего спада российского тенниса можно назвать как раз былую популярность. Изобилие талантливых игроков привело к тому, что новых восходящих звездочек перестали ценить. На них не хватало денег, да и сборной на Кубок Дэвиса или Кубок федерации уже никто не был нужен. В итоге многие россияне начали выступать за другие страны: Казахстан, Узбекистан и Австралию. Звезд первой величины среди них нет, но кто знает – быть может, при более внимательном отношении на родине кто-то из них и мог бы добиться большего.

Былая популярность тенниса имела еще один скрытый эффект: цена кортов резко выросла, и очень многим занятия оказались не по карману. Талантливых мальчишек и девчонок вытеснили солидные господа средних лет. Впрочем, корты и раньше были дорогими и еще в 1990-е годы многие уезжали тренироваться в Испанию, где занятия теннисом обходились втрое дешевле.

Впрочем, недостаток молодых теннисистов наблюдается не только в России, но и по всему миру. После россыпи звезд прошлого десятилетия (Роджер Федерер, Рафаэль Надаль, Новак Джокович, сестры Уильямс, Жюстин Энен, Ким Клийстерс) налицо провал. Что в мужской, что в женской элите за последние пять лет не появилось ни одной полноценной звезды.

– Меня удивляет то, что нет нового поколения девочек, которые были бы готовы сказать: «Так, бабули, давайте-ка, пришло наше время». Для развития спорта очень важно, чтобы два, три, четыре игрока всерьез дышали Серене Уильямс в затылок и доставляли бы ей больше проблем, – говорит Жюстин Энен. – Есть много девочек, которые могут хорошо играть, но им всем не хватает стабильности и веры в себя. Когда я играла, то было ощущение, что любая участница третьего-четвертого круга может выиграть турнир. То было отличное поколение. Винус и Серена многим своим примером помогли выйти на новый уровень. Было здорово быть частью того периода – мы все друг друга стимулировали, и развивалась игра. Ким, Дэвенпорт, Каприати, Хингис, сестры Уильямс, русские девочки подходили, Шарапова, Моресмо. Была отличная эра.

Честь США до сих пор поддерживает, по сути, лишь 33-летняя Серена Уильямс. Быть может, не так ощущался бы кризис и в России, если бы такое же спортивное долголетие продемонстрировали Марат Сафин, Николай Давыденко, Елена Дементьева и Анастасия Мыскина. Не говоря уж о бывшей первой ракетке мира Динаре Сафиной, завершившей карьеру в 23 года. Где-то просто не сошлось: например, Анастасия Павлюченкова отлично выступала в юниорском возрасте, но при переходе во взрослый что-то помешало ей вырасти в полноценную звезду.

В целом теннис вообще сильно постарел, а разрыв между юниорскими и взрослыми соревнованиями превратился в пропасть. Еще не так давно случались прорывы: Борис Беккер выигрывал Уимблдон в 16 лет, Майкл Чанг побеждал на «Ролан Гаррос» в 17, Андре Агасси в 18 был третьей ракеткой мира. У девушек возрастная граница была еще ниже – Мартина Хингис в 16 лет уже была первой ракеткой мира!

Теперь подобное представить себе невозможно – атлетизм резко вырос, и даже самым талантливым юниорам не хватает физических возможностей для борьбы со взрослыми игроками. Особенно заметна разница в женском теннисе, где Дженнифер Каприати, Анна Курникова, Мартина Хингис, сестры Уильямс и Мария Шарапова становились звездами в 16, Штеффи Граф в 19 лет уже выиграла Большой шлем (все четыре главных титула за один сезон), а теперь и к двадцати годам мало кому удается показать хоть что-то существенное.

Параллельно идет и другой процесс – верхняя граница активного теннисного возраста сильно раздвинулась. Отдельные ветеранские успехи случались и раньше – Мартина Навратилова и Джимми Коннорс играли до 40, Андре Агасси закончил в 36. Но это  были исключения из правил, причем у Навратиловой и Коннорса расцвет пришелся на стандартные 23–26 лет. Почти у всех мужчин где-то после 28 наблюдался заметный спад, а в тридцать с небольшим многие уже вешали ракетку на гвоздь, у девушек это происходило еще раньше.

Теперь тридцать лет в мужском теннисе – совсем не приговор, и порой именно в этом возрасте приходят лучшие результаты. Роджер Федерер в 34 остается второй ракеткой мира, Давид Феррер в 33 – седьмой, Иво Карлович находится на 21 месте уже в 36 – кстати, выше он никогда не был и в лучшие годы. 30-летний Стэн Вавринка вышел на максимальные обороты лишь в прошлом сезоне. Наши Евгений Кафельников и Марат Сафин в этом возрасте заканчивали играть, а Вавринка выиграл свой первый турнир Большого шлема!

– Вообще-то я считаю себя нынешнего лучшим игроком, чем в 2005 году. С тех пор прошло десять лет тренировок, и опыта у меня тоже увеличилось на десять лет, – говорит 34-летний Федерер. – Сейчас и подаю лучше, и играю и слева и с лета. С тех пор мне пришлось адаптироваться к новому поколению игроков. Мое поколение теннисистов очень сильное. Я до сих пор помню свои юниорские годы. Мой год рождения и соседние были очень хорошие уже тогда, и многие из нас впоследствии сформировали тур. Во-вторых, следующее поколение, которое, по идее, должно было нас вытеснить, оказалось не таким сильным. Я имею в виду игроков, которым сейчас лет 25. И то же самое с поколением нынешних 20-летних. Так и получилось, что мы до сих пор в игре.

И все-таки у такого долголетия есть и более фундаментальные причины. Например,  более серьезное отношение к своему здоровью самих игроков, а также резко выросшее качество медицины. Почему россиян этот процесс не коснулся, понять несложно. Точно так же продолжительность жизни в целом на Западе растет, а у нас – нет.
Между тем у добившихся звездного статуса игроков есть еще один козырь – финансовый. Они могут себе позволить и лучшую медицину, и полноценные тренерские бригады. Юниорам и здесь тяжело, заработанных денег не хватает на расходы, а со спонсорами везет не всем.

Теннис вообще не самый выгодный вид для большинства игроков – призовые растут медленнее, чем зарплаты в футболе и баскетболе. А ведь там игроки живут на всем готовом, теннисисты же тратятся на все: инвентарь, корты, тренеров. Все сливки в теннисе снимают лишь несколько звезд, остальным приходится непросто. Может быть, такая перспектива родителей перспективных детей удерживает от того, чтобы сделать ставку на теннис.

Острый недостаток юных талантов еще больше усугубляет проблему. Стоит появиться новой хоть сколько-нибудь заметной звезде, как на нее обрушивается внимание прессы, болельщиков, спонсорские контракты, рекламные съемки. И сразу становится не до тенниса. Последние примеры – канадка Эжени Бушар и австралиец Ник Киргиос, влетевшие в элиту в прошлом сезоне и стремительно регрессирующие в этом. Эжени увлеклась рекламными съемками, а Ник – веселой жизнью.

Но вот как раз в этом плане российским юниорам нынешняя низкая популярность тенниса в стране может и помочь – излишнее внимание их точно не погубит. Они имеют все возможности сосредоточиться на работе над игрой, не отвлекаясь на ерунду. Лишь бы таланта хватило.

Нынешний Открытый чемпионат США выглядит важной вехой для России. Именно здесь впервые в основной сетке турнира Большого шлема сыграли наши главные юные надежды – чемпионы юниорского «Ролан Гаррос–2014» 17-летний Андрей Рублев и 18-летняя Дарья Касаткина. Дебют Касаткиной и вовсе выглядит символично: именно она заменила в основной сетке Марию Шарапову, а затем одержала две победы кряду над крепкими соперницами.

С эпохой им повезло: как бы долго ни играли ветераны, а рано или поздно уходить им все-таки придется. И провалы других юных талантов последних лет нашим юным талантам на руку – дорога свободна.              

Леонид РОМАНОВИЧ











Lentainform