16+

«Нет в России хуже фразы, чем "решит только суд"...»

22/09/2015

ОЛЬГА СЕРЕБРЯНАЯ

Делом Кашина Сеть живет как минимум с 7 сентября, когда сам журналист обнародовал у себя на сайте выводы следствия по своему делу. Если верить Кашину (а не верить ему нет никаких оснований), исполнители нападения на него идентифицированы и двое из троих задержаны.


         Все трое в 2010 году работали в охранных структурах, подчиненных Александру Горбунову, который, в свою очередь, управлял активами петербургских предприятий, принадлежащих семье Турчаков.

Одного из них, младшего, Кашин в запале политологической дискуссии охарактеризовал известным прилагательным. Все то, что летом прошлого года, после сенсационной публикации «Фонтанки» о похищении Горбунова, который сознался (под давлением) якобы в организации нападения на Кашина, казалось невозможной дикостью, будто бы подтвердилось. Ты пишешь в Фейсбуке известное прилагательное, даже не адресуясь к человеку, к которому это прилагательное прилагается, а через некоторое время получаешь отрыв верхней челюсти, как зафиксировано в медкарте Олега Кашина.

Осознать это крайне трудно, но на минувшей неделе читающей интеллигенции в этом помогло интервью жены одного из обвиняемых, Елены Веселовой, опубликованное в «Коммерсанте». Она утверждает, что у нее имеется запись разговора между ее мужем, который поначалу думал, что Кашина надо облить краской, чтоб не вякал, и псковским губернатором, который прямо в московском кафе скорректировал задачу: надо избить так, «чтоб писать потом не мог». Турчак, надо напомнить, в материалах дела об избиении Кашина вообще не упоминается.

В этом месте ожидалась, конечно, реакция псковского губернатора. И она была: твиттер@news_aturchak бодро рапортовал о том, как оный Турчак объезжал стройки социально значимых объектов Псковской области, изрекая нечто наставительное по поводу важности возведения пристройки Центра лечебной педагогики и строительства детсада в деревне Новый Изборск. К вечеру 16 сентября пиарщики Турчака поняли некоторую неуместность этих невинных сообщений на фоне бушующего негодованием Твиттера и подчистили аккаунт аж до самого 2013 года. Непонятно, почему не до 2010-го?

Настоящая реакция пришла от Дмитрия Пескова. «Вопрос о виновности тех или иных лиц по делу о нападении на журналиста Олега Кашина может решить только суд», – сказал он ТАССу. «А суд уехал в ООН», – с грустью прокомментировал этот комментарий Кашин.

О том, что судьба Турчака – в руках Путина, Кашин говорил и раньше, и о том, что нет в России хуже фразы, чем «решит только суд», знают все. Это ситуация, повлиять на которую обычный гражданин не может. Но влиять как-то надо. Навальный призвал журналистов провести по этому поводу забастовку – без особой, впрочем, надежды, что его призыву кто-то последует. И правильно: надеяться на солидарность российской интеллигенции бессмысленно – это совершенно неожиданно подтвердила мегадискуссия, разгоревшаяся в литературной среде.

Оказалось, что Андрей Турчак – помимо прочих своих компетенций – еще и возглавляет оргкомитет Довлатовского фестиваля, открывшегося в Псковской области в минувший четверг. Времени принять решение о бойкоте события было достаточно, и некоторые из заявленных участников его приняли – например, Сергей Гандлевский и Полина Барскова.

У тех, кто бойкот не принял, нашлись серьезные основания – решившихся на участие интервьюировала газета «Псковская губерния».

«Мне кажется, что писатель Довлатов ужасный страдалец, – поделился мнением еще один участник фестиваля, кинорежиссер Алексей Герман-младший. – Мне кажется, что главное – это отдать долг памяти, поэтому я на фестиваль приеду. Ситуацию я считаю ужасной, неправильной, но ехать надо». Надо признать, что Герману-младшему формулы русской жизни удаются не хуже, чем Довлатову.

Чтобы окончательно закруглить новый компромисс, Кирилл Мартынов предложил провести среди российской творческой интеллигенции опрос: «Сколько журналистов в год может убивать губернатор?» Самый популярный прогноз о результатах гласил: «Не больше пяти. Ну не звери же все-таки россияне-то».                 

ранее:


«Проблемы с адекватностью наблюдаются не лично у Бастрыкина, а у государства»
«Нам самим хотелось бы в Европу, а тут эти из Сирии понаехали...»
Приговор 20 лет тюрьмы для режиссера Олега Сенцова расколол фейсбучную интеллигенцию
«Мемы Якунина заиграли новыми красками и смыслами...»
«Директора госкорпораций под санкциями сходят с ума: им нечего больше хотеть»








Lentainform