16+

«Импортозамещение возможно, если мы будем строить государство по типу Северной Кореи»

22/09/2015

«Импортозамещение возможно, если мы будем строить государство по типу Северной Кореи»

В Петербурге открыли Центр импортозамещения. На его стендах комитеты Смольного рапортуют, что в их сфере ответственности (строительство, энергетика, дороги) импортных товаров и услуг уже осталось на 5–7 процентов. Мы спросили экспертов, верят ли они в импортозамещение – нынешнее и будущее?


            Андрей Заостровцев, профессор НИУ ВШЭ:
– Импортозамещение невозможно сейчас в принципе. Только если построить государство по типу Северной Кореи, где население в нищете, ВПК таскает военные секреты, а элита поедает импортные продукты, но прячется в подземелья. Есть такое понятие – глобальные цепочки добавленной стоимости. Ни одна страна в одиночку сложные продукты не производит. Поэтому реально, то есть формально, продукт может производится в России, но куча компонентов делается в других странах. И отказаться от этого можно, но это глупо, потому что такой путь страшно дорог и порождает миллиардные издержки.

Ликвидировать издержки придется, экономя на человеке, на его основных потребностях. Трудности с лекарствами и медтехникой мы ощущаем уже сейчас. Но для пропаганды это работает. Собственно, основная цель этой кампании по импортозамещению – готовить победные пропагандистские реляции.

Поэтому в Смольном могут сколько угодно утверждать, что основные направления – транспорт, строительство – обеспечены отечественной техникой и материалами, но экономисты понимают цену этим заявлениям. Как и обещанию, что через пять лет импорта не будет вовсе. Если наши чиновники хотели бы всерьез проводить кампанию по изгнанию импорта, они начали бы с замены своих Volvo на отечественные машины. Или поставили б на компьютер не Windows, а какую-то отечественную систему.

Полвека назад мы все это уже проходили в рамках борьбы с космополитизмом. Тогда дети учили в школах, что паровоз изобрели браться Черепановы, а самолет – Можайский. Чем-то мне та компания напоминает нынешнюю.

Покупка импортных комплектующих после ослабления рубля – тоже, конечно, разорительна. Да, наш президент утверждал, что падение рубля только увеличивает рублевые доходы: мол, за один баррель нам теперь будут давать больше рублей, но он умолчал, что на эти рубли мы теперь сможем купить нужных товаров в два раза меньше, чем раньше. Наш рубль – это как разбавленное молоко, в котором с каждым годом становится все меньше молока и все больше воды.

Николай Межевич, профессор факультета международных отношений СПбГУ:
– Понятно, что импортозамещение не делается за неделю, за год, даже за два года. Потребуется больше времени. Я оперирую некоторыми данными по Северо-Западному региону. Сегодня наши фермеры и производители просят только об одном – сохранить продуктовое эмбарго, нынешнюю экономическую модель и рентабельность. Они обещают, что скоро смогут выйти на региональное обеспечение, как в советское время. Ведь тогда Ленинград полностью обеспечивал себя мясом, молоком, овощами. К этому можно вернуться, нужно лишь создавать определенные условия.

Европейские товары дотируются, и в этом  видна вся логика развития ЕС. В отдельные годы до 45% средств бюджета ЕС шло на агродотации. Отсюда урожай, эффективность, технологии и т.д. Если бы мы в наши российские поля вложили хотя бы десятую часть той суммы, которую потратили европейцы на развитие сельского хозяйства, то сегодня так же обладали бы высокоэффективным хозяйством современного уровня.

Санкции, безусловно, дали свой результат. Однако, меня, например, очень интересует вопрос: почему под санкции не попали европейские напитки, а только еда? Ведь это миллиардные убытки для многочисленных европейских компаний, производящих брендовые и небрендовые напитки.

Михаил Делягин, директор Института проблем глобализации:
– Чтобы заместить импорт своим производством, его нужно развивать. Чтобы его развивать, нужны свободные производственные мощности – их нет. Получить землю под сельхозпроизводство тоже очень проблематично. Если нет мощностей, нужен дешевый кредит, дабы начать и построить это производство. Но стоимость кредита очень высока. Пока мы не видим никакой государственной политики.

Говорить, что была «программа импортозамещения», значит делать совершенно неоправданный комплимент господину Медведеву. Чиновники просто сидели и ждали: вот мы закроем экспорт, а потом устроим девальвацию, и все само случится. Но этого не случилось. Даже в 1998 году неоднократно раскритикованное за медлительность правительство Примакова приложило больше усилий, дабы наладить производство.

Кстати

Буквально в пятницу Владимир Путин заявил, что импортозамещение не является для России каким-то фетишем, речь идет только о наиболее важных технологиях, которые в любом случае необходимо было развивать в стране.             

Нина АСТАФЬЕВА, Александра РЫБАКОВА











Lentainform