16+

Lentainform

Споры о современном искусстве: «Я не хочу запускать голову в вагину макета коровы...»

24/09/2015

Споры о современном искусстве: «Я не хочу запускать голову в вагину макета коровы...»

В Русском музее прошла конференция «Что такое искусство: современный взгляд». За 4 часа работы ученая публика даже не приблизилась к ответу на этот вопрос. И не могла его найти, потому что встретились люди, говорящие хотя и по-русски, но на разных языках. Вывод, впрочем, известен: Минкульт современное искусство не приветствует.


          Источники расходятся во мнениях о происхождении конференции. Одни говорят о том, что это была личная инициатива первого заместителя министра культуры Владимира Аристархова, который честно отсидел в президиуме от звонка до звонка.

В пользу этой версии говорит его вступительное слово. Оно было кратким: после того как в декабре 2014 года утверждены Основы культурной политики, с понятием «культура» разобрались, теперь надо выяснить, что у нас с искусством. Поэтому Минкульт инициировал эту конференцию.

Сторонники второй версии предполагают, что первоначально идея конференции была заброшена в министерство директором ГРМ Владимиром Гусевым, чтобы получить повод показать учредителю: музей работает с современным искусством серьезно и спокойно. Поэтому на конференцию в полном составе пришел Отдел новейших течений ГРМ.

Сразу удивил полный список участников конференции. В нем не было ни одного сотрудника Эрмитажа, ни одного художника или театрального режиссера (о театральном искусстве тоже шла речь). Из персонажей, известных за пределами узкого круга интересантов, был заявлен только Зураб Церетели, но и он не приехал.

Модерировать единолично всю конференцию была назначена Капитолина Кокшенева, руководитель Центра культурной политики «Института наследия». Она известна как ортодоксальный  литературный и театральный критик, лютый враг любого современного искусства.
По разговорам в кулуарах, ее выбрали только по той причине, что она строго следит за регламентом. Действительно, тайминг был выдержан безупречно.

Все выступления Кокшенева сопровождала комментариями в духе триады «креационизм, государственность, традиционность».  С каждой ее репликой лица участников становились все  грустнее.

Приведем одну. «Олег Кулик в объекте «Вглубь России»» (1997-й. – В.Ш.) покушается на мое личное пространство. Не хочу я запускать голову в вагину макета коровы. Вот Церетели засунул, и его фотография обошла весь мир».

Осталось непонятным, почему художник покушается на личное пространство Кокшеневой, словно он насильно поместил свой объект в ее квартире. Это она сама пришла на выставку Кулика, прекрасно зная, что там могут быть провокативные произведения.

За Русский музей отдувался Александр Боровский, заведующий Отделом новейших течений. В защиту Кулика он повторил не раз сказанное. Акция Кулика, который кусал респектабельную западную публику, – это был серьезный протест художника против коммерциализации искусства. Когда хорошо только то, что дорого стоит.

По Боровскому, ошибочно представление людей, «принимающих решения», о том, что современное искусство – это только грязное, страшное, шокирующее, вызвано влиянием масс-медиа. Они только такое и показывают. На самом деле «совриск» – это много чего еще, не попадающее на телеэкраны. Дальше следовали пояснения из учебников для первых курсов гуманитарных вузов.

Доселе молчавшая Ирина Антонова, президент ГМИИ им. Пушкина, призвала «открыть в себе способность воспринимать». Ее реплику встретили аплодисментами.

Но под занавес Дмитрий Спивак, директор Центра фундаментальных социокультурных и культурно-психологических исследований Института им. Лихачева, заявил: мы живем в новой реальности. Государство будет финансировать из бюджета только традиционное искусство. Современное будет жить на гранты, которые еще надо получить.

Кто бы мог подумать, что это говорит человек, организовавший в 2006 году первую Петербургскую биеннале современного искусства.            

Вадим ШУВАЛОВ, фото olegkulik