16+

«Мэра Таллина обвиняют в многократном получении взяток. И каких-то убогих взяток...»

30/09/2015

ГЛЕБ СТАШКОВ

Разговор о коррупции начну с того, что я не ем лук. Но кидаю целую луковицу в рыбный суп. Для запаха. А потом выкидываю.


        Таким образом, время от времени я покупаю в овощном ларьке одну луковицу.

– Луковицу. Одну, – говорю я продавщице.
– Одну? – брезгливо переспрашивает она.

И смотрит на меня с кривой усмешкой. И в ее взгляде читается презрение.
«Небось, месяц копил на луковицу, – смеется она в душе. – Небось, водку купил, а закусить нечем. Вот и побежал за луковицей».

Если бы я купил 10 кг лука, она посмотрела бы на меня с уважением. Мы любим масштабы.

Пока я покупал луковицу, в Таллине арестовали мэра. За коррупцию.
Приятно. Причем приятно вдвойне.

Во-первых, коррупция есть не только у нас. Эстонцы хвалятся: они, мол, Европа. А на самом деле – ничуть не лучше нас.

Более того – хуже. Это – во-вторых.

Мэра Таллина обвиняют в многократном получении взяток. И каких-то убогих взяток. «Как в виде материальных благ, так и льгот». Как для себя лично, так и в «пользу третьих лиц».

Итак, он многократно получал взятки. И благами, и ценностями. И себе брал, и третьих лиц не обижал. И все это вместе – на общую сумму в несколько сотен тысяч евро. В переводе на рубли – 20–30 миллионов.

Это же смешно. Это же как одну луковицу купить. Даже не купить – украсть. Да еще поделиться с третьими лицами.

То ли дело у нас. У нас арестовали губернатора Коми. И еще кучу важных должностных лиц этой славной республики.
– Даже предварительно можно смело говорить о миллиардах рублей, – утверждают в Следственном комитете.

Чувствуется масштаб. Чувствуется мощь.

Население Таллина – 430 тысяч человек. А в республике Коми – 865 тысяч.

Да, в Коми в два раза больше. Но в Таллине – жалкие миллионы, а в Коми – миллиарды рублей.

Или возьмем Сахалин. У сахалинского губернатора Хорошавина изъяли миллиард рублей наличными.

Миллиард – только наличными.

Губернатор Хорошавин – доктор экономических наук. Значит, он, видимо, имеет представление о существовании кредитных организаций. И, видимо, имел банковские вклады. А миллиард наличными – это так. На черный день. На карманные расходы.

А еще в ходе обысков у губернатора Хорошавина было изъято 800 ювелирных изделий. Да столько у Фаберже не было! Я в Дании видел сокровищницу датских королей – там меньше.  

У нас даже поговорка имеется: «Коль любить – так королеву, воровать – так миллион». Поговорка явно устарела. Воровать – так миллиард.

Не знаю, есть ли у других народов такие поговорки. И дело не в том, что мы склонны к воровству. Мы склонны к масштабному воровству.

Больше всего мы ненавидим мелочность. На людей, которые в магазине подходят к контрольным весам, мы смотрим с отвращением. Людей, которые спорят с обсчитавшей их кассиршей, мы называем скандалистами.

Соседи по даче – местные жители – смеялись над моей мамой, когда она ходила в лес по грибы.
– Грибы и купить можно, – усмехались соседи.

Сами соседи были должны денег во всех поселковых магазинах.

Зато в начале 90-х они украли детский садик. Разобрали по бревнышку огромный дом. И беседки. И качели перенесли к себе на участок.

Они ленились нагнуться за грибом. Растащить целый детский сад – совсем другое дело.
– Это ерунда, – вздыхал сосед. – Говорят, неподалеку умные люди железнодорожную ветку сперли. Разобрали и сперли.
– И что они с ней сделали? – удивлялся я.
– Какая разница? – в свою очередь удивлялся сосед.

И я его понимаю. Какая разница? Важен масштаб. Чтобы за державу обидно не было.          

ранее:

Про Якунина, Виллаш-Боаша, цветную капусту и то, почему обижаться вредно для здоровья
«Выпить, что ли, с горя?»
«Гостил я как-то в Финляндии. С дружеским политическим визитом...»
Почему абсурда в России становится все больше
«От чего надо отказаться настоящим патриотам...»









Lentainform