16+

«Парикмахерские для собак — это насилие над личностью!»

02/10/2015

«Парикмахерские для собак — это насилие над личностью!»

Необычайно познавательный цикл лекций начинается в Петербурге. Горожанам расскажут о правах, свободах и эмоциональной жизни животных. Первую лекцию посвятили биоэтике. О том, что это такое и какие права есть у собак, бактерий, грибов и мух, «Городу 812» рассказал доктор биологических наук, профессор Алексей САЗАНОВ.


          – Биоэтика – это наука?
– Это часть философии. Область знания относительно моральных аспектов, связанных с живыми объектами: человеком, животными, растениями, бактериями, грибами.

– Какая же этика может быть по отношению к бактериям и грибам?
– Биоэтика, существующая в наше время, имеет отношение прежде всего к человеку и к животным, поскольку нам они наиболее близки. Любой человек обладает естественными правами: правом на жизнь, правом не испытывать страданий, правом не быть чьей-то собственностью. Естественные права определяются наличием сознания. И поскольку у животных – по крайней мере, у некоторых из них – есть сознание, следовательно, они тоже обладают естественными правами. В радикальном варианте если вы купили  щенка, то со временем он становится членом семьи и в силу своих естественных прав уже не может быть чьей-то собственностью или предметом  купли-продажи.

На мой взгляд, биоэтика сегодня должна охватывать всю живую природу вообще, включая растения. Ведь, возможно, они тоже могут чувствовать боль. По отношению к микроорганизмам, например, нельзя выпускать на волю генно-модифицированные организмы, нельзя нарушать балансы существующих биоценозов. Например, если вы принимаете антибиотики, то нарушаете микрофлору, и потом ее приходится долго восстанавливать.

– Принимая антибиотики, я нарушаю права бактерий?
– Я этого не говорил. Я говорил, что естественные права относятся только к человеку и к животным. Сохранять и спасать леса, поддерживать видовой состав растений на планете – это тоже биоэтика.  И к бактериям тоже необходимо бережное отношение.

– Как понять, обладает ли животное сознанием и, соответственно, какие у него есть права?
– Наличие сознания выражается в социальном поведении. Вот, например, слоны.  Если слоненка в детстве укусит оса или пчела, то он всю жизнь будет их остерегаться. Слоны умеют скорбеть, чувствуют боль утраты. Когда один из членов группы умирает, то другие  с ним прощаются и совершают некоторые ритуалы. Гладят его хоботом, ходят вокруг, проявляют к нему уважение. Возможно, у слонов даже есть зачатки религии. То есть многое указывает на то, что у слонов есть сознание.

– Уважение – это же наша человеческая интерпретация поведения слонов!
– Почему человеческая? У каждого животного уважение проявляется по-своему. Например, собака облизывает человеку лицо, если хочет выразить уважение. А при знакомстве собаки нюхают друг друга под хвостом. Изучением поведения животных занимается этология.

– Все животные умеют испытывать эмоции?
– Боль, например, чувствуют все.    

– Мухе тоже больно?
– По крайней мере, она сопротивляется.

– А обиду животные чувствуют?
– Моя собака на меня иногда обижается.

– Как вы относитесь к появлению парикмахерских для собак, специализированных кафе для кошек?
– Ну как можно относиться к глупостям? Это выражение антропоцентризма: человек очеловечивает животных. То есть не дает им право быть такими, какие они есть, а хочет их сделать такими, как он. Это насилие над личностью. Зоопарки, цирки и прочие зверинцы – это угождение похоти человека. Вообще, общение с животными – нормальная здоровая  потребность. Она удовлетворяется естественным образом, когда человек защищает животных, изучает их. А в зоопарках, особенно контактных, происходит удовлетворение этой потребности в извращенной форме.

– Заводить дома животных – это нарушение их прав?
– Если это собаки или кошки, то наоборот – реализация их прав. Потому что домашние животные всегда существуют рядом с человеком.  А для диких животных нахождение в квартире противоестественно. Многие из них вообще могут думать, что их разводят для того, чтобы съесть.

– А они умеют думать?
– Ну попробуйте поймать лягушку. Она же будет убегать, потому что думает, что вы – такая большая – хотите ее съесть.

– Но может быть, убегать – это инстинкт, а не результат работы мысли лягушки?
– Под инстинктом вы понимаете совокупность рефлексов? Если взять десять лягушек и посадить, допустим, на нагретую поверхность, то одна будет отпрыгивать, другая – сжиматься и так далее. То есть они будут вести себя по-разному. Если у них есть не инвариантное поведение, значит, они могут дифференцированно использовать свои инстинкты. Как вы это назовете: они думают или не думают?

– Вы занимаетесь молекулярной генетикой. Что сейчас в тренде? Над какими задачами работают генетики?
– В генетике сейчас началась постгеномная эра. Это случилось после публикации в 2001 году первого релиза о расшифровке генома человека. С тех пор все больше и больше геномов расшифровываются. Сравнительная геномика имеет большое значение, в том числе для осознания роли человека в этом мире. Например, недавно стало известно, что геном шимпанзе на 98,7% идентичен геному человека. По сути, мы – обезьяны. Тело и душа у нас – как у животных.  И только два признака отличают нас от них. Во-первых, человек свободен,  не детерминирован внешними обстоятельствами. Например,  если молодой самец шимпанзе видит молодую самку, он не может не вступить с ней в близкие отношения. Он детерминирован. А человек может рассудить: «У меня есть любимая жена, дети», и не делать этого. Второе отличие – чувство справедливости. У животных понятие справедливости отсутствует.

– Нужно ли, на ваш взгляд, менять законы по отношению к животным?
– Зоозащитное движение является неотъемлемой частью гражданского общества. Но все должно быть последовательно. Я считаю, наше общество сначала должно созреть для этого.

Справка

Курс бесплатных лекций «Эмоциональная жизнь животных» организован совместно центром защиты прав животных «Вита» и  приютом «Пойдем домой». Следующая лекция состоится 12 ноября в пространстве Welcome. О проекте по исследованию разумности касаток  расскажет биолог, участница дальневосточного проекта FEROP, сотрудник СПбГУ Татьяна Ивкович.

Центр «Вита» защищает права животных более 20 лет. В 2001 году им удалось добиться запрета корриды в России. В 2008-м – запрета на промысел бельков в Белом море. Сейчас зоозащитники хотят, чтобы ученые отказались от опытов на животных. Уже 11 российских вузов сделали это.          

Елена РОТКЕВИЧ, фото doggy-puppy.ru

Проект реализован на средства граната Санкт-Петербурга











Lentainform