16+

Альпинист рассказал правду о трагедии, ставшей сюжетом для голливудского блокбастера «Эверест»

07/10/2015

Альпинист рассказал правду о трагедии, ставшей сюжетом для голливудского блокбастера «Эверест»

В питерских кинотеатрах показали американский фильм «Эверест», основанный на трагических событиях 1996 года. Тогда при восхождении на высочайшую точку земли погибли несколько коммерческих туристов вместе с руководителями экспедиции Робом Холлом и Скоттом Фишером.


         Один из редких случаев в американском кино — в качестве положительного героя фигурирует русский. Это высотный гид Анатолий Букреев, который, рискуя жизнью, спас троих альпинистов. Но в фильме есть немало спорных моментов. «МК» в Питере» выяснил у одного из самых заслуженных альпинистов России Николая Тотмянина, где правда, а где вымысел.
 
56-летний петербуржец дважды поднимался на Эверест, и оба раза без кислорода. На его счету все высочайшие вершины СССР, 45 восхождений на семитысячники, а также бескислородный подъем на гору К-2, в альпинистской среде считающуюся гораздо более опасным «зверем», чем Эверест. Тотмянин лично знал Букреева, который погиб всего спустя год после описываемых в фильме событий.
 
Ручной зверь
 
— Николай, вы, как и Букреев, работали высотным гидом на Эвересте. Что движет приезжающими туда людьми, в особенности если они не профессиональные спортсмены?
— Гордыня, тщеславие… Бывает, на спор хотят подняться, а сами не готовы. Человек приехал, у него новая горная обувь по каталогу куплена, и он ее ни разу не надевал! «Кошки» еще с бирочкой! А если ноги сотрет, как идти будет? Такого нужно сразу домой отправлять, но ведь он клиент, заплативший 60 тысяч долларов. Поэтому, чтобы деньги не возвращать, его тянут до тех пор, пока сам не сдастся.
 
— Создатели фильма уверяют, что Эверест — «дикий зверь». Чем же притягательна эта гора, что желающие ее покорить не иссякают?
— Своей высотой. Для многих побывать на высочайшей вершине — это как галочку поставить. Но маршрут, по которому идут туристы, — самый простой, там сейчас веревка снизу доверху висит. По другим редко ходят. Например, советский маршрут 82-го года до сих пор никем не повторен.
 
— Что вы думаете о вышедшем фильме? Он достоверен?
— Профессионалам не стоит смотреть кино об их профессии. Я все время видел ошибки. То молнии среди туч сверкают, хотя наверху грозы не бывает, максимум — на 5 тысячах метров, то есть ниже базового лагеря. Туалет, стоящий на бугре, — нонсенс. Его просто сдует. А если на дневной жаре снег начнет таять, весь этот бугор под палатки потечет. Туалет на отшибе делают, над трещиной. Или другой ляп: зачем они вдвоем на лежащую над пропастью лестницу забрались?! Клиент же пристегнут, его можно веревкой выдернуть. А двоих лестница в самом деле может не выдержать. И еще Букреев у них на гармошке играет. Ну, это просто, чтобы русского показать. На самом деле Анатолий на гитаре играл. 
 
— Букреев похож на себя? В фильме его изображает плечистый гигант, исландец Ингвар Сигурдссон.
— Ну да, медведь с гармошкой! Толя действительно высокий был, но сухой, худощавый. Спокойный, скромный, не очень разговорчивый. 
 
В Петербурге — лучший кислород
 
— Букреев предпочитал подниматься на высочайшие вершины без кислорода. И вы тоже. Почему?
— Чем меньше звеньев в цепи, тем надежнее. Если что-то случится с твоим оборудованием, окажешься в безвыходном положении. А так вместо баллонов с кислородом можно взять больше газа для готовки или более надежную палатку, запасную веревку, запас еды. Вдруг застрянешь на горе на 1–2 лишних дня? Потребуется больше еды. Еда греет организм не хуже кислорода. Способность обходиться без него — индивидуальна, но ее можно натренировать.
 
— Зачем тогда вообще нужен кислород?
— С ним проще, теплее. Зато, если он заканчивается, ощущение такое, будто с тебя сняли обувь и одежду. В среднем кислород повышает высоту, которую может осилить альпинист, на 2,5 километра. Мы же говорим о покорении высот в 8 тысяч метров — это уже почти стратосфера, там обычный человек может находиться не дольше трех часов. Кислородные маски у альпинистов на Эвересте — как у пилотов истребителей. А кислород производит фирма «Поиск» из Петербурга. Он лучший в мире, а баллоны легкие, из нержавеющей стали, обмотаны кевларовой лентой. Ими пользуются все коммерческие компании, поднимающие туристов на вершину. 
 
— То есть все, кто поднимается на Эверест, дышат петербургским кислородом?
— Да. Эти баллоны используют с 1982 года и до сих пор. В фильме прозвучало, что у баллона редуктор замерз, но такое невозможно! В этом кислороде нет примесей, чтобы он мог замерзнуть. Другое дело, что на большой высоте, на ветру, в толстой рукавице подключить новый баллон не так просто. К тому же человек, когда заканчивается кислород, становится неадекватным. Это у всех по-разному проявляется: начинают раздеваться, срывают с себя маску, некоторые даже не помнят потом, были они на вершине или нет.
 
— Но Роб Холл не был новичком! И осталось непонятно, куда делись запасные баллоны с кислородом?
— У баллонов есть регулятор: можно поставить большее потребление, а можно экономить. Кто-то свой кислород выпил раньше, потом взял чужой баллон. В то время на горе находилось одновременно 20 экспедиций, могли быть случаи воровства. На Южном Седле все клиенты спят с кислородом, поэтому баллоны часто неполные. Роб Холл, наверное, отдал свой баллон клиенту, а у самого сил не хватило.
 
Живая очередь на вершину
 
— Можно ли было избежать трагедии?
— Трагедия случилась из-за того, что куча «чайников» пошла с руководителями, которые поступали непрофессионально. У Роба в предыдущем сезоне ни один из клиентов не попал на вершину, и он непременно хотел довести их, даже ценой потерянного времени. Скотт Фишер перед восхождением простудился и не имел права идти наверх. Он мог отменить выход или отправить других гидов, но пожалел денег, самоуверенно решил, что справится. 
 
— Жуткая история случилась с Беком, который чуть не ослеп, вдобавок потерял пальцы на обеих руках. Сколько времени можно провести на высоте без рукавиц, пока руки не замерзнут?
— Я могу обходиться без рукавиц 15 минут. Но потом полчаса отмахиваться придется, руки сразу белеют. Рукавицы обязательно привязаны должны быть, иначе ветром унесет. Если уж улетела, можно на руку запасной носок надеть. Вроде просто, но многие даже не догадываются об этом. Если дует холодный ветер, то температура в районе вершины опускается до минус 30–40. Ветер бывает ураганный: до 50 метров в секунду. Иностранцы часто предпочитают ходить в перчатках, но это неправильно. На высоте нужно работать в рукавицах, когда пальцы друг друга греют. И снимать их надолго нельзя, даже если тепло. У меня были клиенты, которые руки себе сжигали на солнце, если те не были смазаны кремом. Очень жесткое излучение. Даже кожу внутри уха и нос изнутри можно обжечь! Глаза — тем более. 5 минут без очков — и несколько дней ничего не видишь! Ощущение, будто иголок в глаза насыпали. Теперь хоть лекарства есть, а раньше чаем промывали.
 
— Почему руководители экспедиций в фильме спорили, кто пойдет 10 мая, и никто не хотел уступать?
— Все бились за 10-е число, чтобы быть первыми в наступающем сезоне. Для коммерческих экспедиций это рекламный ход. Хотя в любом случае первые — непальцы, в апреле и начале мая шерпы веревки вывешивают, лестницы кладут через трещины. Сейчас на горе стало гораздо теснее, чем в 90-х. Появились десятки компаний, как у Роба Холла. Каждый год на Эверест отправляется 50–60 экспедиций, и люди стоят в живой очереди на вершину.
 
Деньги спасают и убивают
 
— Почему участвовавший в экспедиции журналист Кракауэр в своей книге обвинил Букреева, что тот, дескать, был легко одет, не имел кислорода и слишком рано вернулся в лагерь?
— Когда идешь быстро, теплая одежда не нужна. Букреев вернулся в лагерь по договоренности со своим руководителем Скоттом Фишером, чтобы встретить спускающихся, приготовить горячий чай. Кстати, все туристы группы Фишера, за которых отвечал Анатолий, спустились благополучно. Вообще-то Кракауэр — сильный альпинист. Но описанные им впечатления — субъективные. Он ведь не пошел спасать остальных, остался в палатке! А Букреев пошел.
 
— Вам самим приходилось участвовать в спасении людей?
— Каждый год приходится кого-то спасать. В этом году у туриста из Чехии случился отек легких. Пришлось засунуть его в спальник и волоком тянуть вниз.
 
— Почему бывают случаи, когда альпинисты не помогают друг другу?
— На большой высоте, даже если готов помочь, порой физически не можешь этого сделать. Чтобы спустить беспомощного человека, нужно 12 свежих альпинистов. К тому же у некоторых такой подход: я крутой, меня спасать не надо, и я никого не буду. У японцев такое часто: сам вляпался, сам спасайся. Отказываются от помощи наотрез. Бывает, поляки так поступают, если знают, что у них страховки нет и за вертолет и медицинскую помощь им будет не расплатиться. У нас в советское время было не так. Если в группе произошел несчастный случай, то участников группы лишали альпинистских званий. Бросать товарищей было не принято.
 
— Правда, что тела погибших лежат на Эвересте годами и их никто не спускает?
— Плати деньги — и спустят. Но бывает, что тела не найти. Или они лежат в таких местах, откуда их достать слишком сложно.
 
— Как случилось, что Букреев, опытнейший профессионал, погиб в Непале?
— Это была попытка зимнего восхождения. Он, видеооператор Дмитрий Соболев и итальянский альпинист Симоне Моро попытались пройти на пик Аннапурны по новому маршруту. Шел снегопад, и на склоне скопилось слишком много снега. Нужно было сидеть и ждать, пока лавина сойдет. Они прождали 5 дней, а потом решили, что проскочат. Сезон заканчивался, времени оставалось мало. Не знаю, какие у них были спонсорские договоренности. Возможно, существовали какие-то условия, что нужно непременно подняться на вершину. Пытались из экспедиции выжать все по максимуму. Когда сошла лавина, спрятаться было негде — ни укрытий, ни скальных выступов. Симоне немного отстал, поэтому лавина его зацепила лишь краем — он выжил, а Анатолий и Дмитрий погибли.             
 
Григорий КУБАТЬЯН, фото: youtube.com










Lentainform