16+

«Нобель наш! Но при чем здесь мы?»

12/10/2015

ОЛЬГА СЕРЕБРЯНАЯ

Ватники с окончанием активных военных действий в Донбассе стали стремительно выходить из моды. Кончились дискуссии о русском мире, священной Корсуни и братских народах, один из которых обязательно должен устроить другому смертоубийство.


         Русский мир как будто весь уехал в Сирию, а там и без ватников жарко. Не было худа без добра. Но тут случилась Нобелевская премия по литературе.

И русский мир снова заиграл всеми оттенками серого. Начали причем отнюдь не ватники. Олег Кашин загодя написал колонку для «Слона», в которой назвал Светлану Алексиевич «лидером настоящего русского мира» и как бы убеждал Нобелевский комитет такими вот словами: «Нам сейчас катастрофически не хватает национального духовного лидера, способного противостоять Путину, но это полбеды – вторая половина состоит в том, что нам не хватает духовного лидера со справкой, которая бы позволяла ему игнорировать неизбежную ревность и недовольство остальных претендентов, и Нобелевская премия в российской традиции – единственная справка такого рода, которая действительно работает». О чудо! Нобелевский комитет прислушался к Кашину – и понеслось.

Евгения Альбац: «Как здорово! И не только потому, что Алексиевич, и не только потому, что пишет по-русски, и не потому, что знакомы. Алексиевич – человек наших представлений о добре и зле, «наших" в смысле тех, кто жил в перестройку и искренне грезил свободой».

Марат Гельман: «Алексиевич – это и есть Русский Мир. Белорусская писательница, родившаяся на Украине и пишущая на русском языке. И то, что она среди нас, а не среди «борцов за русский мир», подтверждает то, что они самозванцы, а никакие не патриоты».

Анна Матвеева: «25 лет прошло с момента развала Союза. Все друг другу давно отдельные независимые государства. Но вот Нобелевку заслуженно дают беларуске, и российский фейсбук только что не выскакивает на улицу обниматься с прохожими, "Нобель наш!" Я, кстати, тоже только что не выскакиваю, и ужасно рада. Остаемся мы, остаемся братьями, и по родине, и по такой-то матери». Братству (говорить о котором еще вчера приличествовало исключительно ватникам) действительно конца не было. Вероника Долина: «Поздравим друг друга, братцы!! Уж поколения выросли, а такого не было. Это колоссальное событие!»

Чего такого не было, понятно не очень – Нобелевскую премию по литературе дают каждый год и даже время от времени очень хорошим писателям. Речь идет, очевидно, о том, что премию в этом году получил русский человек, но тут-то и предъявили свои законные аргументы вчерашние ватники: Светлана Алексиевич – гражданка Белоруссии, которая давно живет в Европе. При чем здесь «мы»? Главный публицист прошлогодней «русской весны» Егор Холмогоров даже убедительно объяснил Нобелевскому комитету всю тщетность его политически мотивированного решения: «Все случаи литературных нобелевок русским писателям имели отчетливый политический контекст. Премии Бунину, Пастернаку, Солженицыну были антисоветской пропагандой, премия Шолохову – умиротворением левых в Европе, премия Бродскому – своеобразной зарисовкой в «цивилизованный мир» эпохи перестройки. Но в длительной перспективе те, кто давал эти премии, должны были пожалеть. Достаточно вспомнить метаморфозу Солженицына, который именно после Нобеля перестал скрывать свое славянофильство, и сегодня его поздние идеи лежат одним из краеугольных камней в фундаменте путинизма. Или Бродский, чье убийственное стихотворение «На независимость Украины» проштамповано «лауреат Нобелевской премии по литературе»».

На фоне многократных «ура» братьев-либералов и вялых «ну-ну» со стороны утративших энтузиазм патриотов редко-редко, но вспоминалось о литературе.

Социолог Александр Филиппов был одним из немногих, кто печально качал головой: «Строго говоря, это праздник советской литературы, пронизанной гуманистическим пафосом борьбы за мир».

С тем, что Светлана Алексиевич – соцреалист, был согласен и фб-юзер А.С.: «Возможно, она единственный большой соцреалист, получивший признание на международной сцене. И да, Алексиевич не кажется "умной", когда говорит о гуманизме и душе, но в конце концов когда от сочинителя требовался ум?»

От сочинителя-то ум, может, и не требуется, но почему бы им не обладать Нобелевскому лауреату?  

ранее:

«Борьба с террористами – дело благородное, если бы была уверенность, что Россия воюет в Сирии именно с ИГИЛ»
Надо ли считать бедой нашей школы то, что написано в учебнике 8 класса про людей с психическими заболеваниями
«Нет в России хуже фразы, чем "решит только суд"...»
«Проблемы с адекватностью наблюдаются не лично у Бастрыкина, а у государства»
«Нам самим хотелось бы в Европу, а тут эти из Сирии понаехали...»











Lentainform